Дмитрий Виленский: "Главная задача - формирование нового человека" - РСД - Архив

Дмитрий Виленский: "Главная задача - формирование нового человека"

Дмитрий Виленский: Превращение фабричных корпусов в "арт-пространства" привычно. А вот открытие ДК - событие уникальное. Особенно если под его крышей собирается не только творческая богема, но и профсоюзники, активисты и даже артель революционных швей. О том, что такое ДК Розы мы говорим с Дмитрием Виленским.

Иван Овсянников: Почему ДК, а не, скажем, «арт-пространство» или культурный центр? 

Дмитрий Виленский: Как и написано в нашем программном тексте, для нас важно, что «проект опирается на историю Домов Культуры в социалистических странах, текущий опыт развития социальных центров в Европе и Латинской Америки и тенденции прогрессивных арт-институций, ориентированных на развитие альтернативных аудиторий современного искусства». Это значит, что мы хотим как раз экспериментировать в этом формате, так как идея ДК задает совершенно иной контекст для реализации художественных проектов и, что еще важно подчеркнуть, ДК это место образования и творчества – что-то промежуточное между школой и мастерской.   

Важно отметить, что в современной российской реальности модель Дома Культуры может существовать только как создание контр-публичной среды. «Подобные проекты могут существовать только как пространства исхода и перегруппировки, как пространства для образовательной и агитационной деятельности, ориентированной на дальнейший выход (различных маргинализированных групп) на широкую публику». Именно такое пространство должно способствовать распространению альтернативных форм знания, которые развивают эти группы, и провоцировать их взаимодействие друг с другом.

роза

- А второй вопрос, разумеется, почему ДК Розы? Потому что Роза Люксембург нравится всем левым, и марксистам, и анархистам?

Отчасти ты угадал, и нам нравится идея продолжать традицию наименований домов культуры в честь каких-то знаменитых деятелей революции. Но сегодня стоит делать это в более неожиданной форме – поэтому не ДК имени Розы Люксембург, а ДК РОЗЫ, что оставляет гораздо больше места для интерпретаций. Роза очень красивый и хрупкий цветок, но с очень колючими шипами.  

- ДК Розы – это проект, тесно связанный с творческой платформой «Что делать», существующей в Питере с незапамятных времен. Само название отсылает к Чернышевскому и Ленину, и как бы обязывает к тому, чтобы иметь некую миссию, программу действий. А, собственно, что делать? И что вы делаете? Стремитесь политизировать богему?

- Ну, понятно, что тут о политизации эстетики по Беньямину, скорее, идет речь. Да, действительно, наш творческий коллектив занимается именно этим уже и вправду с незапамятных времен. И как-то хочется верить, что это что-то меняет и тут на месте, и вообще, как говорится, «на местах». Политизировать богему очень важно и отчасти это получается. Также удается показать, что возможно создавать сегодня социалистическое искусство, противостоящее интересам рынка и консьюмеризма, и при этом быть интересным широким кругам публики. То есть быть левым и не быть маргинальным, точнее занимать контр-публичную позицию. Собственно, именно это и удалось Чернышевскому с его романом, ну а получится ли у нас, покажет время. Может быть, понадобится еще одно десятилетие реакции, чтобы что-то реально начать менять.

- Вокруг (а точнее, внутри ДК Розы) собираются всевозможные кружки по интересам и творческие инициативы. Это и Школа вовлеченного искусства, и швейный кооператив «Швемы», и еще много всего. Но, честно говоря, со стороны не очень понятно, чем вы там занимаетесь. То ли это искусство, то ли активизм, то ли досуг. Чем же все-таки?

- Я думаю, что если говорить о ДК, то он занимается тем, чем должен заниматься ДК – образовательными практиками: кружками, мастерскими, лекциями, кинопоказами, дискуссиями, праздниками. В нем есть место и для очень амбициозных артистических проектов, и для активистских практик и, конечно, творческого досуга, но совсем не в хипстерском изводе, а как попытка найти иные формы социализации, противостоящие бессмысленности индустрии развлечений и приятной движухи.

- Недавно ДК Розы не совсем добровольно переехал из арт-пространства на Васильевском острове в бывшие железнодорожные склады Московского вокзала. Почему, как вы считаете, владельцы «Арт-музы» решили расторгнуть с вами договор? Это случайность, перестраховка, или часть тех попыток стигматизировать современное искусство, которые мы сегодня наблюдаем на примере фестиваля «Медиа-удар»?

- Мы писали об этом в официальном комментарии – нас выселили по сигналу из ФСБ, похоже, после того, как телеканалы показали встречу в нашем ДК медиков Василеостровского района, готовивших забастовку. Мне кажется, что сейчас повсеместно происходят похожие истории, и они имеют опосредованное отношение к современному искусству – то есть деятельность пресекается путем криминализации экономических отношений, а не путем прямой цензуры. Территория современного искусства (и театра) сегодня, пожалуй, наиболее открыто политизированное публичное пространство. Даже опыт последний официальной московской Биеннале показал, что место искусства включает в себя и доклад Яниса Варуфакиса (левый экономист, бывший министр финансов Греции – ред.) или же различные критические действия в публичном пространстве, и власть не очень понимает, как на это реагировать.

И она запустила очень простую схему вытеснения всех очагов инакомыслия простым способом разрыва арендных отношений. Это произошло с театром Док, с галерей Гельмана и т.д. Понятно, что институции гражданские в форме НКО душатся еще проще (как иностранные агенты, проверками и, опять же, через выброс из помещений). И с этим очень сложно бороться – очевидно, что многие вводят самоцензуру, ясно понимая, что реализация тех или иных событий может иметь неприятные последствия. Дилемма очень плохая – либо ты закрываешься, либо жертвуешь своей миссией.

Думаю, что лучше «обороняться» до конца и закрываться. А дальше уже смотреть, что возможно дальше – существовать в квартирном режиме, или переходить на pop-up проекты (проекты, происходящие на разных площадках, но под одним именем), как существовало «Что делать» в Питере до ДК РОЗЫ. Надеюсь, что эксперимент с ДК будет во многом показательным – так как он реально тестирует границы возможного. По любому, я уверен, что если мы не научимся создавать и поддерживать свои пространства, находить для этого автономное финансирование, то тогда уже будет совсем нечего обсуждать. Роман Чернышевского «Что делать» был как раз написан и про это, и про формирование нового человека, что собственно и является главной задачей. 

Дмитрий Виленский (род. 1964) живет в Петербурге, художник и активист, инициатор рабочей группы«Что делать?». Редактор с 2003 года одноименной газеты (www.chtodelat.org). Работает в рамках интердисциплинарных коллективных проектов в различных медиа таких как видео, фотография, текст, инсталляции и интервенции в публичное пространство. Участник множества выставок, как в России, так и зарубежом. В последние годы работает приглашенным лектором в ведущих западных академиях искусств и арт программах — таких как Goldsmith, London; Staedel Schuele, Frankfurt am Main, Critical Studies Program, Malmo; Tranzit School, Budapest; Copenhagen Royal Art Academy и других.

 

 


09 декабря 2015 — Текст: Иван Овсянников
Дмитрий Виленский, ДК Розы, группа "Что делать", левая культура, РСД, левые


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA