Ювенальная юстиция vs частная собственность на людей - РСД - Архив

Ювенальная юстиция vs частная собственность на людей

Ювенальная юстиция vs частная собственность на людей Демография уже не в первый раз становится объектом неумелой государственной заботы. В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий штрафы за прерывание беременности при возрасте плода более трех месяцев...

Авторами законопроекта выступили первый вице-спикер Александр Жуков, председатель комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина, и ее заместитель Ольга Баталина. 

Оно и неудивительно. Старение населения – одно из серьезнейших препятствий для какого бы то ни было развития страны. Даже по нынешнему направлению.

А ведь российская элита, как коммерческая, так и бюрократическая, действительно хочет своеобразной модернизации. Без нее невозможно сохранить за Россией роль сборочного цеха и сырьевого хранилища для мировых экономических центров. Конкуренция за это место высока – список подобных периферийных держав, возглавляемых Китаем, довольно обширен. Впрочем, это другая история.

Для того чтобы служить развивающейся западной промышленности необходимо несколько соответствовать ее уровню. А значит прогрессировать в известных, очень ограниченных, пределах должно и общество. Эта необходимость противоречит тем методам моральной консервации которые российская элита применяет для удержания власти.

 Правящая группировка считает традиции -  наполовину выдуманные заново и обращенные к неосвещенным уголкам людского сознания - единственным способом сплотить население вокруг себя. Поэтому мракобесие и дремучий консерватизм объявлены национальной идеей.

Глядя через кривую оптику собственной пропаганды на демографический вопрос, власть и общественные организации правого толка видят лишь один ответ – наскоро сбивать расползающийся институт семьи законодательными гвоздями. Это имеет еще один смысл: чем большее место занимает семья, тем разобщеннее общество в целом. Распределенное по своим крохотным миркам население страны забывает о коллективной солидарности.

 В попытке немытыми руками поправить что-то в интимных делах своих подданных, государство придумывает одну вредную глупость за другой. Неизбежный итог законодательных конвульсий в семейной сфере – окончательное разрушение семьи в ее официальном статусе. Наказания за развод или создание алиментных фондов заставит мужчин в страхе перед кабалой за версту обходить ЗАГС. Гигантские штрафы за незаконные аборты приведут к тому, что вязальные спицы снова, как полвека назад, станут хирургическим инструментом. Налог на бездетность в наших условиях может создать образ семьи как паразитической единицы и еще более разделить общество. Уверен, скоро всплывает идея введения государственных акцизов на презервативы, впрочем, по новым торговым нормам уже сейчас они могут исчезнуть из ассортимента аптек.

При этом единственный действенный на сегодня способ повышения рождаемости – возложение львиной доли заботы о детях на общество, а значит освобождение граждан от семейной рутины -  встречает резкое неприятие власти, ибо подрывает пресловутые «духовные ценности». Неслучайно общественное воспитание сегодня разрушено либо формально и неформально отдано в коммерческую сферу – не секрет, что бесплатно отдать ребенка в детсад почти невозможно. 

В этом смысле показательно внедрение в России ювенальной юстиции. Законодательная база позволяющая, помимо прочего, по судебному решению вмешиваться в семейное воспитание, курсу власти глубоко чужда. Неслучайно «ювеналку» осудили и Владимир Путин, и патриарх Кирилл и многие провластные общественники. В церквях по всей стране собирались подписи против нового законодательства.

 Замечу, что по своей задумке ювенальная юстиция кардинальным образом отличается от государственного регулирования деторождения. Первая направлена на защиту растущей личности, второе выражает циничное отношение власти к народу как к стаду, чье поголовье нужно увеличивать любой ценой. В том числе ценой урезания прав. Первая вмешивается в семью ради уже существующего человека, второе означает навязывание интересов государства взрослым людям, которые ничего никому не должны.

Введение «ювеналки» - требование Европейской социальной хартии и Конвенции о правах ребенка. Консервативные противники «западного веяния» ссылаются на довольно редкие случаи отъема детей за рубежом, причем как правило проскакивая  обстоятельства толкнувшие социальные органы к таким мерам. Поговаривают в России и о возможности использования ювенальной юстиции как оружия политической репрессии, путем лишения детей «неблагонадежных» граждан. Забывая о том, что последний термин – скорее из лексикона «семьянинов-традиционалистов».

 Кстати, если уж на то пошло, прототип ювенальной юстиции был введен советским правительством в 1918 году (при царизме возраст уголовной ответственности начинался с семи, затем с десяти лет), а ведь решение проблем детства в России после Гражданской войны – один из лучших примеров мировой практики. Правда в 1935 году сталинское руководство эти нормы отменило, заодно распространив на детей и высшую меру наказания.

Но главное в другом. Мы можем критиковать эксцессы ювенальной юстиции. В недемократическом обществе они приобретают особую опасность, как очередное законодательной оружие вложенное в руки безответственных перед нами власть имущих. Противники же  «ювеналки», выступающие против общественной ответственности за рост и воспитание ребенка исходят из позиции, которую доведя до некоторой логической полноты можно назвать «принципом частной собственности на детей». Это, не спорю, вполне соотносится с традиционалистскими отношениями государственного пастуха и народного стада, которые нам навязывает клан Путина и поддерживающие его бизнес-группы.

Источник: http://echo.msk.ru

 


24 июля 2013 — Сергей Вилков, РСД
ювенальная юстиция, Мизульна, аборты, феминизм, РСД


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA