Нерожденные ползать - РСД - Архив

Нерожденные ползать

Нерожденные ползать Как «русский народный собор» запретил считать себя русскими трем четвертям российских граждан и предоставил гражданские права эмбрионам.

  На минувшей неделе в храме Христа-Спасителя прошёл так называемый Всемирный русский народный собор, на котором было принято несколько неожиданных и смелых постановлений. Во-первых, была провозглашена «декларация русской идентичности». Согласно этому документу, гордое наименование «русский» вправе носить лишь православный христианин, чувствующий глубокую, прямо-таки нестерпимую эмоциональную связь с Крещением Руси, Куликовской битвой и победой над Гитлером.

  Что касается последнего, то, судя по логической канве «собора», победой над ним следует гордиться отнюдь не потому, что в его лице был побеждён фашизм, но потому, что он посмел напасть на русских, а не тут-то было. Именно с этой идеей надлежит отожествиться новому поколению патриотов, ищущих смысла бытия и чувства собственной идентичности, медитируя над портретом Дмитрия Донского. Все прочие граждане могут смело отправляться с вещами на выход. И не важно, что их наберётся чуть более трёх четвертей населения России. Кому они нужны – без экстатической православной связи с эпохой одоления Смуты?

  Однако это не единственное смелое решение, принятое в ХХС. Вторым и, пожалуй, куда менее забавным, оказалась инициатива о внесении в Конституцию поправок, устанавливающих запрет на аборт. Свежесть этой идеи заключается в том, что, по мнению «соборян», человеческая жизнь начинается с момента зачатия, а поскольку человек для нашего государства – святое (разве может кто-то в этом усомниться?), жизнь малыша должна охраняться с момента оплодотворения яйцеклетки.

  Примерно так считали в Средние века (не зная, разумеется, о сперматозоидах, яйцеклетках и фазах эмбрионального развития). Достижения научного знания, доказывающего абсурдность этого взгляда – по-видимому, не то, что может поколебать картину мира «настоящего русского человека». Впрочем, наделять пребывающую в утробе «личность» юридическими правами, разумеется, никто не собирался, что лишь подчёркивает лицемерность ситуации. Не нужно быть большим знатоком российского общества, чтобы понять, что тем более никому не нужной эта личность станет после рождения, когда выяснится, что в детский сад - огромная очередь и стоит он астрономически дорого; когда образование окончательно станет платным, равно как и медицинское обслуживание, и когда все прочие антисоциальные реформы, проводимые на сегодняшний день, расцветут в полной мере. Вот тогда-то уволенная с работы за беременность мама, наконец, сможет сказать благодетелям из ХХС «спасибо» и окончательно осознать масштаб их благодеяний, оставшись с голодным и больным ребёнком на руках. Так что претенциозный пафос громких слов о готовности считать эмбрион человеком и уважать в нём личность - выглядит немного преждевременным. Куда своевременнее было бы господам из «собора» гарантировать жизнь, неприкосновенность, достаток, уважение, медицинское обслуживание, образование и безопасность для начала хотя бы тем, кто уже родился и живёт в этом прекрасном и справедливом обществе.

  Между тем, господа из ХХС сетуют на то, что на аборты из бюджета ежегодно выделяется целых 6 млрд. рублей. В этом обстоятельстве странно не только то, почему они не сетуют заодно и на прочие траты на естественные нужды столь обременительного для них населения, но, прежде всего, то, почему их не так расстраивают возрастающие расходы на нужды чиновников, не говоря уже о прошедшем два чтения так называемом законе Ротенберга. Последний, напомним, предполагал компенсацию олигархам личного материального убытка от проблем с частной собственностью за рубежом - из государственной казны.

  Такая экономность сильно напоминает подход правительства к потреблению населением электроэнергии: экономить должны люди, а отнюдь не крупный бизнес и корпорации, тратящие на подсветку своей рекламы в сотни раз больше электричества, чем любая среднестатистическая семья из нескольких человек. Та же ситуация с абортами: лучше сэкономить на здоровье и благополучии женщин, чем поступиться личным благополучием сильных мира сего, для многих из которых 6 млрд. – сумма, в общем-то, житейская.

  Особого внимания заслуживает требование этими «христианами» уголовного наказания, как для врача, так и для женщины, делающей аборт, и для её советчиков. Что-то подобное мы уже проходили при товарище Сталине. Последствия таких новаторских решений известны: колоссальный рост женской смертности от подпольных абортов. Так, в 1939 году 84% из произведённых абортов, были сделаны вне медицинских учреждений, а значит, вне надлежащих гигиенических условий, что уже само по себе представляет риск для жизни женщины. Однако господам из ХХС, очевидно, гораздо важнее собственный имидж поборников прав эмбриона, чем действительные жизнь и здоровье граждан, которым не на что кормить 1-го, 2-го или 3-го ребёнка - в обществе с разрушенной системой социальной защиты. Не говоря уже о том, что эти самые господа не только содействуют окончательному разрушению условий, необходимых для рождения и воспитания детей, но и препятствуют сексуальному просвещению, предлагая вместо него просвещение духовно-религиозное. Как будто оно может объяснить подростку, что такое тело и сексуальность, каким образом они устроены, что значит быть мальчиком и девочкой, какие проблемы и опасности ждут их на пути становления взрослыми. Как если бы жёсткой регламентацией сексуальной жизни и её подавлением хоть однажды в истории человечества удавалось добиться сокращения числа нежелательных беременностей и сексуальных контактов!

  В таких условиях требования уголовных преследований выглядят как-то совсем подло и лицемерно. Оставляя за собой право на абсолютную сексуальную свободу, закрывая глаза на беспрецедентный рост проституции и не брезгуя пользоваться её радостями, господа из ХХС, очевидно, решили поиграть в строгих отцов и блюстителей нравственности своих непослушных детей – нерадивых граждан. Подобный патернализм уже вполне явно отдаёт душком самых нелицеприятных режимов в истории. Однако господа забывают, что граждане любого государства, пусть даже российского – не безропотные крепостные. Согласно опросам Левада-центра, 79% опрошенных обнаруживают разную степень толерантности к абортам. Лишь 4% граждан высказались за полный запрет. Удастся ли правящим элитам пренебречь этим обстоятельством? Это будет зависеть не в последнюю очередь от нашей готовности отстоять своё право на человеческое достоинство.


19 ноября 2014 — Марта Архипова, РСД
аборты, русский народный собор, РПЦ, русская идентичность, пролайф


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA