Градозащита как социалистическая практика - РСД - Архив

Градозащита как социалистическая практика

Градозащита как социалистическая практика Социалистические идеи принято ассоциировать с трудовой сферой. Но противоречия капитализма проявляются и в форме конфликтов, ставящих проблемы досуга и качества жизни горожан.

Оборона парка Гези в Стамбуле в 2013 году или борьба за Химкинский лес, ставшая индикатором нарастающего противостояния общества и власти накануне протестов 2011-2012 годов, показывают мощный потенциал, кроющийся в таких движениях. Способны ли социалисты представить собственную аргументацию и политическую стратегию, отличную от сентиментальной, а подчас и консервативной риторики, доминирующей в градо- и экозащитной среде?

Чтобы выработать последовательную позицию по отношению к градозащитным протестам, мы должны вникнуть в суть этих социальных конфликтов и порождающих их политических и экономических отношений, понять, что представляет собою парк или исторический центр города с точки зрения их общественной функции, как капитализм влияет на городское пространство и качество жизни рядовых горожан.

градозащита

Фото Марии Рахманиновой

Левые активисты участвуют в локальных градозащитных кампаниях, но это участие носит не до конца отрефлексированный характер. Например, поддерживая местных жителей в борьбе против строительства церквей, левые обычно делают акцент на антиклерикальной составляющей этих конфликтов. Но с точки зрения жителей не так уж важно, что будет построено на месте их парка: храм или торговый центр. Перенос полемики в религиозную плоскость выгоден, скорее, церковникам и ультраправым фундаменталистам, стремящимся затушевать социальный характер происходящей борьбы.

Еще менее ясной оказывается позиция левых, когда речь идет о защите архитектурных памятников. В качестве аргументов тут нередко выступают субъективные эстетические пристрастия и сентиментальные представления о прошлом. В результате левые могут защищать здание Блокадной подстанции в Петербурге, построенное в стиле конструктивизм и ассоциирующееся с Великой Отечественной, и оставлять без внимания другие «горячие точки», не несущие подобного символизма.

Между тем, нет ничего трудного или искусственного в том, чтобы связать градозащитную и антикапиталистическую проблематику. Парк или сквер – это не просто территория, засаженная деревьями. Это важный объект социальной инфраструктуры, такой же, как библиотека, школа, дом культуры или поликлиника. Парк удовлетворяет важные и разнообразные потребности людей и при этом, что принципиально, является общедоступным пространством. В каком-то смысле общественный парк является утопическим проектом, выражающим равенство жителей городской общины, независимо от сословных и классовых различий, а также – что было характерно для советско-просветительской традиции – соединяющим отдых и культурное воспитание масс.

Открытый доступ к паркам, некогда бывшим достоянием аристократической элиты, но не рабочему классу, можно считать одним из существенных завоеваний советской власти. В этом смысле парк – явление того же порядка, что музей, санаторий или дом культуры, часто располагавшиеся в национализированных дворцах и дворянских усадьбах.

Приватизация городского пространства (как, впрочем, и пригородных лесов и водоемов) противостоит концепции города как коммуны, сообщества жителей. Капитализм стремится превратить его в конгломерат частных, утилитарных и контролируемых пространств, служащих для извлечения прибыли, и таким образом убивает город.

Несколько более сложным кажется вопрос о сохранении архитектурных памятников. Социалистическому осмыслению этой проблематики мешает, с одной стороны, известный консерватизм градозащитного дискурса, а с другой – наследие прямолинейного советского модернизма 1920-30-х годов с его пафосом разрушения «старья» во имя радикального переустройства городской среды. Однако в левой традиции есть идеи и концепции, соответствующие духу градозащитного активизма, например утопический социализм Уильяма Морриса. Необходимо помнить и о том, что научная реставрация и государственная охрана памятников являются сугубо светскими и советскими идеями, в отличие от утилитарного, варварского подхода к культурному наследию, реализуемого церковниками и бизнесменами. Само представление о памятнике, т.е. объекте, существующем в контексте истории и несущем помимо своего прямого назначения еще и воспитательную, просветительскую функцию, является глубоко антибуржуазным.

градозащита

Исторический центр города является пространством, формирующим идентичность горожанина. Именно поэтому агрессивное коммерческое вмешательство в этот ландшафт вызывает столь болезненную реакцию. Говоря о ценности того или иного объекта, часто упускают из виду этот, социально-психологический, аспект проблемы. Человек, живущий в спальном районе большого города, помещен в предельно обезличенное пространство, вызывающее аномию, отчуждение от сообщества. Напротив, исторический центр ощущается как общее достояние, выражение коллективной личности, причастность к которой переживает индивид, даже если он не является коренным жителем. Насилие над исторической застройкой становится насилием над людьми, составляющими город, и это насилие носит политический характер, поскольку оно наглядно демонстрирует превосходство частных интересов отдельных бизнесменов и чиновников над волей городского сообщества.

Вот почему градозащитные проблемы прямо ставят перед нами вопрос о выборе между моделью города как самоуправляющейся коммуны жителей и неолиберальной концепцией, отрицающей общество во имя рыночной конкуренции атомизированных индивидов.  


09 сентября 2015 — Иван Овсянников
социализм, градозащита, парк, охрана памятников, экология, защита города, Уильям Моррис, РСД, Российское социалистическое движение, левые, урбанистика


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA