О патриархальной семейной политике, детдомах и воспитании - РСД - Архив

О патриархальной семейной политике, детдомах и воспитании

О патриархальной семейной политике, детдомах и воспитании Психолог Полина Васильева - о том, являются ли приемные семьи и семейные детские дома альтернативой государственной системе воспитания сирот, и о том, что является "центральной проблемой детства в России".

На нижегородском фестивале Fem Frontier (прошел 19-21 июня - ред.) мне запомнилось выступление многодетной матери. Оно вызвало во мне смешанные чувства. С одной стороны, речь идёт об огромном человеческом подвиге, об опыте, аналогичного которому не было ни у кого из присутствующих. С другой стороны, это рассказ о методах и способах воспитания детей. Я попробовала провести анализ тех частей, где речь уже не идёт о подвиге (он вне области критики), но о фактах, о подходах и о предлагаемой альтернативе существующей воспитательной модели.

С чего начать разговор о приёмных семьях? Первое, с чем сталкивается человек, который изучает эту проблему в России, это ряд трагических и вопиющих реальных историй детей-сирот и детей из неблагополучных семей. Резюмировать этот опыт можно, сказав, что сегодня вырасти в детском доме означает не получить достойного образования и достаточных знаний о мире, но взамен - в большинстве случаев - получить опыт систематического унижения и насилия. В качестве иллюстрации можно привести истории с проституцией в детских домах, ситуации, когда сотрудники не могут по тем или иным причинам оказать необходимую медицинскую или юридическую помощь детям, случаи, когда дети, не имеющие значимых отклонений в интеллектуальном развитии, оказываются в интернатах для умственно отсталых и прочее.

Важно иметь в виду, что большинство воспитанников и воспитанниц детских домов попадают туда из неблагополучных семей. Иногда это отказники, которых родители оставляют еще в родильном доме по причинам бедности или нежелания брать на себя ответственность за жизнь и здоровье ребёнка (особенно, когда ребёнок рождается с тем или иным заболеванием). Есть дети, родители которых умерли или сидят в тюрьмах, или были лишены родительских прав, или отказались от ребенка, уже прожив с ним/ней ряд лет.

В большинстве случаев опыт ребёнка, оказавшего в детском доме – это опыт прохождения травмы. Не буду наполнять текст триггерами. Напомню только, что здесь стоит учитывать статистику бедности, домашнего насилия, алкоголизма и употребления психотропных веществ.

дети

Существует ли альтернатива детским домам?

Мы наблюдаем, как год от года социальная сфера постепенно коммерционализуется, закрываются больницы, ВУЗы, школы, детские сады. То же самое, как ни странно, происходит и с детскими домами. В качестве альтернативы классическим детским домам рассматривают детские дома семейного типа и приёмные семьи.

В прошлом году я побывала в двух деревнях для приёмных родителей, построенных на деньги фонда олигарха Тимченко. Схема проста: родители получают жильё (довольно далеко от города, в деревне, специально построенной для приёмных семей), получают пособия, а также небольшую помощь фонда. В каждой семье в среднем по десять детей, чаще больше. Нужно сказать, что бытовые условия в таких поселениях лучше, чем в классических детских домах. В воспитании участвует мать (отец чаще всего работает), а также уже взрослые дети (если они есть).

То есть мы видим, что даже проект, призванный за довольно приличные деньги продемонстрировать все прелести поддержки приёмных семей, не может полностью обеспечить наличие более одного освобождённого работника. Поскольку в этих деревнях у семей статус приёмных, а не детских домов семейного типа, то наличие работающего психолога, водителя, повара, врача и т.д. там не предполагается. Все семьи отбираются по конкурсу. До заселения с ними работают психологи, задачей которых становится проверка родителей на готовность к тому, чтобы стать многодетной приёмной семьёй.

Даже у такого образцово-показательного проекта при беглом обзоре можно найти ряд трещин. Оставим в стороне, что речь в любом случае будет идти только о "традиционных" патриархальных семьях, где отец работает, а мать следит за огромным количеством детей. Но эти поселения находятся далеко от города, так что доступ к культуре и образованию детям практически закрыт. В деревне под Ростовом мне, например, рассказали дети, что их возят только в местную церковь. Зато регулярно.

Вся забота о лечении и реабилитации детей перекладывается на плечи родителей. Ежемесячные выплаты на ребёнка даже не покрывают эти расходы. Напомню, что речь очень часто идёт о детях с глубокой травмой, с которыми мало работали, мало занимались, которые не получили в своё время должной заботы. Многие из них - жертвы насилия со стороны взрослых и/или сверстников.

Поборники идеи создания детских домов семейного типа и расширения количества приёмных семей вполне правы, когда говорят, что детям нужны любящие взрослые. Они же довольно правдиво рисуют те ужасы, которыми наполнены современные детские дома. В своё время я работала с женщиной, которая несколько лет потратила на увольнение заведующей детским домом, закрывавшей глаза на проституирование своих подопечных. Это далеко не единственный и, вполне возможно, даже не самый страшный пример того, что может происходить в детском доме. Но я предлагаю задуматься, в чём кроется причина такого положения вещей? Кроется ли она в природе детского дома как института или вытекает из внешних причин?

Если мы зададимся этим вопросом, то поймём, что и детские дома, и семьи бывают разные. При условии достаточного финансирования, постоянного контроля за деятельностью персонала, подготовленности этих кадров, а также наличия помогающих служб (например, психологической), при условии, что дети будут осведомлены о своих правах и получат возможность их отстаивать, жаловаться в случае их нарушения, многих бед можно избежать.

Говоря же о детских домах семейного типа (притом что я не выступаю категорически против таких учреждений) мы сталкиваемся с некоторым каламбуром. Проблемы детей-сирот принято объяснять плохой ситуацией в родительской семье. И в качестве альтернативы предлагается – семья. То есть существуют семьи плохие, они производят сирот, и есть семьи хорошие, они сирот спасают. Пока всё верно, но есть одно "но". Как понять, какая семья является реально хорошей? Я говорю о том, что согласие на усыновление некоторого количества детей вовсе не гарантирует ни личностной зрелости, ни профессиональной готовности, ни просвещенности и адекватного подхода.

Семья решает, что читать, слушать, смотреть, носить и есть ребёнку. В условиях отсутствия стандарта (я бы и при его наличии усомнилась в верности выбранных параметров) не совсем понятно, как же отличить зёрна от плевел. То есть социальные службы, которые не смогли справиться с проблемами в детских домах и обычных семьях, с чего-то вдруг станут эффективно решать эти проблемы в приёмных? Верится в это с трудом. Скорее, возможность наблюдения и контроля (пока мало кому интересная) над жизнью и взрослением семей-сирот становится туманной и иллюзорной.

дети

О воспитании

Нам говорят, что ребёнок в приёмной семье (или детском доме семейного типа) счастлив, когда у неё/него есть крыша над головой и родители, «вытерт нос», с ним/ней делают уроки и дети посещают кружки. Само по себе всё вышеперечисленное неплохо, если только принять во внимание, что далеко не все дети счастливы с родителями и далеко не все дети в таких семьях посещают кружки. Более того, один человек в течение недели, скорее всего, окажется неспособен развезти 12 детей в ряд коммерческих кружков по интересам. То есть даже такой вариант оказывается слабо реализуемым.

На самом же деле детям-сиротам чаще всего необходима квалифицированная помощь педагогов и психологов, наличие возможностей для выбора профессии и хобби, нежность и забота воспитателей (приёмные ли это родители или сотрудники детского учреждения). Этим детям необходимо просвещение, то есть знания об окружаем мире (чаще всего именно с этим связано множество трагедий воспитанников детских домов), сексуальное просвещение (дети зачастую уже в детских домах занимаются сексом, не имея знаний и доступа к контрацепции).

Большинство воспитанников детских домов не имеют банального представления даже о товарно-денежных отношениях, зато вполне осведомлены о популярной музыке и сериалах. В условиях города они сталкиваются с массой проблем, одна из которых – нехватка работы и возможности строить карьеру, вторая - появление нежелательных детей. В детских домах встречаются целые поколения отказников (например, когда и мать, и дочь были отказниками).

Задаваясь всеми этими вопросами, мы упираемся в центральную проблему, характерную для детства в России. Ребёнок понимается как объект, все права владения которым принадлежат взрослому посреднику, ресурсы на которого в идеале должна добывать только семья. Идеальный ребенок хорошо поёт гимн перед уроками, молчит и слушается. С таким педагогическим подходом взрослой полноценной личностью стать очень сложно.

Альтернативный подход говорит о праве выбора ребёнком, где и с кем жить, об уважении к интересам и особенностям детей, о внимании и чуткости к их увлечениям и потребностям. Важно, чтобы воспитание было светским и конфессиональный выбор не навязывался человеку, как и выбор его/ее будущего в целом.

Ребенку необходимы знания о мире (не только из школьного курса, но и знания о трудовых отношениях, о своих правах, о сексе, о насилии, о возможных поступках и их последствиях). С ребёнком необходимо играть, познавать окружающий мир (в узком пространстве огороженной казенной территории это не просто), разговаривать. Ребенку необходима нежность и поддержка, забота и уважение. Проявляться это должно не в нравственном наказании и привитии чувства долга, но в предоставлении возможностей и понимании.

Этот список можно долго продолжать. Разговор об альтернативных концепциях воспитаниях (например, об открытых городских пространствах для родителей и детей) заслуживает отдельной статьи. Я лишь коротко резюмирую, что нам вновь навязывают ложную дихотомию.  В тот момент, когда в реформировании нуждается старая прогнившая система, нам предлагают совершенно не работающую модель, которая уже много лет назад показала свою ограниченность. Но здесь мы вынуждены будем столкнуться с распространением не только простой патриархальной многодетной семьи, но с семьёй, которая зарабатывает на многодетности, и где проблемы детей сложнее, чем в среднем по выборке.

Безусловно, такая важная сфера как воспитание будущего поколения не является личным делом и индивидуальной проблемой. Это касается всех нас. Общество по необходимости должно контролировать процесс взросления, следя за тем, чтобы у детей были все возможные ресурсы, чтобы права ребёнка были защищены и не нарушались. Пока этого не происходит в классических детских домах, но вряд ли это произойдёт и в профессиональных приёмных семьях. Сегодня те, кто свершают подвиг многодетного материнства и помощи детям-сиротам (в том случае, если действуют они адекватно) нуждаются во всяческой помощи и поддержке. Но не стоит путать кислое с солёным. Нет причин полагать, что эта схема заработает на массовом уровне. Скорее на выходе мы получим только ослабление очагов общественного контроля.

В ответ на все вопросы о детских домах подвигом принято прикрывать творящийся произвол. Нам в приказном порядке заявляют: рожайте, воспитывайте, усыновляйте, забывая, что настоящая мудрость состоит в трезвой оценке своих возможностей. Далеко не каждая/ый взрослый может и хочет стать родителем. Далеко не каждый, уверенный в себе родитель, является хорошим воспитателем и знает своё дело. Человек должен иметь право рожать или не рожать, воспитывать или отказаться от этого. Родители и воспитатели должны иметь доступ к знаниям и проходить должную подготовку. Детский дом должен перестать напоминать кошмар из фильма ужасов, но стать местом, где свободно растёт и развивается человеческая личность. Любые альтернативные модели должны находиться под бдительным контролем общественных организаций. Строиться система воспитания детей должна на научной основе, а не на религиозной или патриархальной догме.

Видимо, должно измениться само наполнение понятия "детский дом". Сам институт опеки должен в корне измениться. Пока существует замкнутое пространство детского дома, никак не пересекающееся с внешним миром, будут происходить те вопиющие случаи нарушения детских прав, какие мы видим повсеместно, будь то госучреждения или многодетные патриархальные семьи. Дети, оставшиеся без родителей должны посещать те же школы и сады, гимназии и кружки, что и дети из различной формы сожительств.

Понятно, что такие изменения требуют серьёзного увеличения расходов на образование, транспорт и медицину, вложения в доступность для людей с ограничениями городской среды и общественного транспорта. Более того, такая реформа должна привести к изменению всех общественных институтов, связанных с детством.


27 июня 2015 — Полина Васильева
Полина Васильева, семейные детские дома, приемные семьи, семья, права детей, воспитание, образование, левые, РСД, феминизм


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA