Послание Путина: многоликий монолит с трясущимися поджилками - РСД - Архив

Послание Путина: многоликий монолит с трясущимися поджилками

Послание Путина: многоликий монолит с трясущимися поджилками Пока над Грозным, как и на заре «эпохи стабильности», пылало зарево пожарищ, гарант этой самой стабильности обратился к нации с неизбежным, как наступление очередного солярного (или лунарного, Дугин его разберет) цикла посланием. Как заведено, речь нацлидера стала предметом чуть ли не каббалистических толкований.

Ведь предполагается, что высказывание вождя имеет не только буквальное (адресованное профанам), но и скрытое толкование. Дешифровка не представляет особого труда. Нас ждет неуверенный в себе неолиберальный фашизм.

Что сказал Путин  

   Недавно кто-то из либеральных публицистов сетовал, что вместо президента-экономиста мы теперь имеем президента-историка, что, якобы, ведет к безнадежной утрате здравого смысла. Послание продемонстрировало обратное – большая его часть представляла собой давно знакомые вариации на тему заботы о бизнесе и инвестициях. Однако полное отсутствие исторического смысла, действительно, налицо.

  Мы столкнулись с поистине сенсационными открытиями. В частности, мы с удивлением узнали, что именно в Крыму «находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства». До эпохального путинского послания мы грешным делом полагали, что «матерью городов русских» считается Киев. С детства нас этому учили. Но, похоже, в последнее время Киев сделался настолько нечистым местом, что теперь должен уступить место Корсуни, то есть греческому Херсонесу. Ведь именно здесь крестился князь Владимир. То, что Владимир был киевским князем, а Херсонес – как до, так и после совершения обряда – византийским и генуэзским городом, пока не был превращен в развалины турками-сельджуками, монголами, татарами и литовцами – значения, разумеется, не имеет. Как и то, что к Российской империи Крым был присоединен лишь в 18-м веке, а массово заселен русскими - лишь в советское время. Факты, как говорил Фернан Бродель, это сор. Особенно когда речь идет об идеологическом обосновании текущей политики.

Но Путин – не только выдающийся экономист и историк, он еще и философ. И если его исторические открытия способны вызвать усмешку, то философия заставляет содрогнуться. Особенно, когда в одной фразе наш «главный националист» употребляет так хорошо знакомую понятийную пару, как «кровь и почва»: «Христианство явилось мощной духовной объединяющей силой, которая позволила включить в формирование единой русской нации и образование общей государственности самые разные по крови племена и племенные союзы всего обширного восточнославянского мира. И именно на этой духовной почве наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом».

  Маловероятно, что термины из нацистского словаря попали в путинскую речь случайно. Возможно, спичрайтеры «национального лидера» подают дружественный сигнал откровенно фашизоидной публике в России и за ее границами. Дескать, смотрите – я новая инкарнация Сами-знаете-кого! Особенно блестяще смотрится эта фраза на фоне боев в Грозном. Трудно предположить, какую цель преследуют кремлевские идеологи, поднимая сегодня на щит идеи этнического и религиозного национализма. Возможно, все дело в том, что никаких других инструментов народного сплочения у них просто не осталось. Советский проект они реставрировать неспособны и не желают, как и реализовать либерально-капиталистическую модель государства. Вот и остается цитировать фашистского философа Ильина и заимствовать мистическую риторику Третьего рейха.

  И дело тут вовсе не в том, что правящая элита боится, словно ежик в тумане, «потеряться и раствориться» в глобализированном мире, а в том, что она боится окончательно утратить легитимность, почву под ногами в собственной стране, боится пролития своей собственной крови. Боится революции.

  Путин настолько… осторожен, что как бы случайно переименовывает «русскую весну» в «крымскую весну». Ведь в противном случае пришлось бы признать ответственность не только за аннексию Крыма, но и за продолжающуюся войну на Юго-востоке Украины и за «народные республики».

  В какой-то момент растерянность Путина становится почти очевидной: «Мы сами никогда не пойдём по пути самоизоляции, ксенофобии, подозрительности, поиска врагов. Это всё проявления слабости, а мы сильны и уверены в себе». Это же настоящая мольба, адресованная Западу: «Не заставляйте нас делать то, что мы делаем! Не заставляйте идти по пути, который приведет нас к крушению! Поймите, это не в ваших интересах!».

   Вынужденный как-то отреагировать на некстати случившуюся вспышку войны в Чечне, Путин сам не замечает, насколько нелепы его обличения в адрес тех, кто «поддерживал у нас сепаратизм и даже прямой террор, называл убийц, у которых руки были по локоть в крови, не иначе как повстанцами, принимал их на самом высоком уровне». Тут Путин сбивается на одну из хорошо выученных им раньше ролей – «защитника территориальной целостности». Но что звучало убедительно в начале 2000-х или во время косовского конфликта, выглядит откровенным фарсом после того, как тот же Путин в марте объявил себя приверженцем «права наций на самоопределение» и поддержал (в том числе, военной силой) сепаратистов на Украине. Хорошо еще, что Путин не стал клеймить религиозный фундаментализм после того, как сам назвал христианство «объединяющей силой», создающей государство и нацию.

Чего не сказал Путин

Перейдем теперь к экономической части путинского послания. Я не сказал «социально-экономической», поскольку о социальной политике не было сказано ничего. Майские указы помянуты лишь вскользь, зато трогательной заботы о предпринимателях было хоть отбавляй. После наполненной мистицизмом крови и почвы первой части послания даже как-то странно видеть во второй прозаические неолиберальные фразы. Впрочем, ничего странного: «Добросовестный труд, частная собственность, свобода предпринимательства – это такие же базовые консервативные, подчеркну, ценности, как патриотизм, уважение к истории, традициям, культуре своей страны», - заявляет Путин. Большое огорчение для «красных путинистов».

  Что все это означает на практике, становится ясно уже из следующей фразы, построенной в лучших традициях путинской демагогии, обычно соединяющей взаимоисключающие тезисы, чтобы предоставить обывателю возможность услышать только хорошее. «Подавляющее, абсолютное большинство наших предпринимателей работают именно так: дорожат своей деловой и социальной репутацией; как настоящие патриоты, хотят приносить пользу России. На таких людей и нужно ориентироваться», - заявляет Путин. И, минуту спустя, продолжает: «Предлагаю провести полную амнистию капиталов, возвращающихся в Россию. Именно полную… Это значит, что если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твёрдые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе и правоохранительным, «трясти» его там и тут, не спросят об источниках и способах получения капиталов, что он не столкнётся с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов… Все мы понимаем, что происхождение денег разное, по-разному они заработаны и получены». Какая поразительная терпимость и либерализм! Но ведь речь идет не об экстремистах, не об узниках 6 мая и не о миллионах простых людей, сидящих за пустячные кражи…

  Не будем останавливаться подробно на всевозможных надзорных и налоговых каникулах, государственных субсидиях и амнистиях, которые в кризис сулит Путин российским и иностранным капиталистам. Отметим лишь то, что ни про индексацию зарплат, ни про гарантии занятости для трудящихся в послании нет ни слова! После массовых протестов московских медиков стоило ожидать от Путина каких-то умиротворяющих жестов в адрес бюджетников. Ничуть не бывало.

  «Нельзя имитировать преподавательскую деятельность, медицинскую, социальную помощь. Надо научиться уважать себя и вспомнить такое важное понятие, как репутация, что из репутации конкретных больниц, школ, университетов, социальных учреждений складывается общая репутация страны», - говорит Путин. Значит, «неэффективные» (не сумевшие привлечь платежеспособных клиентов) поликлиники, школы или вузы нужно сокращать, а врачей, учителей, преподавателей – увольнять как «имитирующих деятельность». Это ли не пощечина?

  «Гражданина не должно заботить, где он получает социальную услугу, – в государственной, муниципальной, частной организации. Его право – обратиться к тем, кто будет работать профессионально, с душой, с полной отдачей… Мы должны исключить дискриминацию негосударственного сектора в социальной сфере, убрать для него все барьеры… Конкуренция – это решающий фактор повышения качества услуг социальной сферы», - это ли не программа коммерциализации здравоохранения и образования, бьющая по тем, для кого вопрос: «бесплатно или за деньги», вопреки Путину, является решающим?

    Правда, Путин употребил термин «рабочий класс», но лишь в том смысле, что он должен быть «высокоподготовленным и квалифицированным условием развития экономики». То есть ресурсом, что очень хорошо вписывается в рамки провозглашенного Путиным консерватизма в духе Рейгана и Тэтчер.


05 декабря 2014 — Иван Овсянников, РСД
Послание Путина, левые, РСД, фашизм, неолиберализм, консерватизм, национализм


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA