Михаил Ходорковский. Кто был за "железной маской"? - РСД - Архив

Михаил Ходорковский. Кто был за "железной маской"?

Михаил Ходорковский. Кто был за Михаил Ходорковский, типичный представитель поколения комсомольских вожаков, сколотивших состояния в период приватизации, соратник Ельцина и спонсор оппозиции, включая КПРФ, икона либералов и «левый» критик либерализма, миллиардер, ставший политзаключенным. Кто он на самом деле?

Впрочем, термин «политзаключенный» по отношению к Ходорковскому применим лишь с большими оговорками. Когда мы слышим, что имярек – политзаключенный, мы представляем себе человека, арестованного за убеждения, которые он отстаивал публично. Царедворец, пострадавший в результате дворцовых интриг – это образ совсем иного порядка, чем всходящий на плаху революционер.

Политические взгляды Михаила Ходорковского стали известны широкой публике лишь после того, как его посадили. Взгляды эти, ставшие неприятным сюрпризом для многих его правых почитателей, оказались леволиберальными (См. Кризис либерализма (2004), Левый поворот 1 (2005), Левый поворот 2 (2006). Но они ли сделали Ходорковского «Железной маской» путинского двора? В этом есть все основания сомневаться. 

  Мне понятно, почему был арестован Удальцов или узники 6 мая, понятно, каковы могли бы быть причины посадки Навального (и почему она до сих пор не состоялась), что же касается МБХ, то тут все тонет в густом тумане. Оно и не удивительно: в отличие от Удальцова и даже Навального, чье видение политики, отнюдь не отрицая закулисных сделок и беспринципных соглашений, все же включает в себя массовое участие, Ходорковский и ему подобные стали творцами того типа буржуазной политики, которая как черт ладана боится народа. В чем пафос «левых» выступлений МБХ? Да просто в том, что нужно легитимировать результаты приватизации 90-х гг. при помощи социальных подачек населению, предотвратив таким образом передел собственности снизу, т.е. революцию.

«Нельзя сказать, что приватизация 90-х годов была абсолютно неэффективна экономически. Да, многие крупнейшие предприятия России были проданы за символическую стоимость. Но не надо забывать, что главной целью той приватизации было вовсе не немедленное пополнение бюджета… а создание института эффективного собственника… Тем не менее приватизация была неэффективной политически и социально. Потому что более 90% российского народа не считают ее справедливой… Я предлагаю… воспользоваться весьма успешной схемой легитимации приватизации, которую в конце 90-х годов использовали британские лейбористы — кабинет Тони Блэра — в отношении инфраструктурных компаний… Каждый, кто хочет снять с повестки дня вопрос о легитимности (справедливости) своей крупной промышленной собственности, должен заплатить в федеральный бюджет России… налог в размере оборота компании в год ее приватизации. С момента выплаты собственник получает от государства и общества бессрочную "охранную грамоту" — его собственность считается законной и честной» (М. Ходорковский, Левый поворот).

  Лоббизм, интриги, подкуп оппозиционных политиков, журналистов и деятелей культуры (См., например, статью Алексея Цветкова на www.openleft.ru), тайные переговоры с представителями региональных элит – в этом, собственно, и состояло преступление Ходорковского. Это был неподконтрольный Кремлю мешок денег. Мешок денег, который решил сыграть в собственную политическую игру, вместо того, чтобы, подобно другим денежным мешкам, покорно лечь в основание путинской вертикали власти. В наказание за измену и в назидание другим этот денежный мешок был жестоко выпотрошен и выброшен на свалку.

  Местные и иностранные либералы, рассматривающие демократию как политическую конкуренцию капиталов, естественно, провозгласили Ходорковского узником совести и сделали его своей иконой. Однако этот культ так и остался чем-то глубоко фальшивым для подавляющего большинства населения, что делает маловероятным приход Ходорковского в российскую публичную политику. В стране, где 700 тысяч заключенных, многие из которых сидят за смехотворные «преступления» (как сочинский эколог Витишко, посаженный на 3 года за то, что расписал граффити забор губернаторской дачи), можно ли кого-то разжалобить злоключениями опального олигарха, чья судьба находилась под неусыпным контролем всевозможных правозащитников, СМИ и правительственных кругов Запада?

О мотивах и возможных последствиях освобождения Ходорковского читайте также на openleft.ru


21 декабря 2013 — Иван Овсянников, РСД
МБХ, Ходорковский, амнистия, репрессии, Путин, левые, Левый поворот, Кризис либерализма, РСД


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA