Добро пожаловать, наши будущие товарищи! - РСД - Архив

Добро пожаловать, наши будущие товарищи!

Добро пожаловать, наши будущие товарищи! Мы публикуем статью активистов Новой антикапиталистической партии Франции (NPA) о том, как французский правящий класс, общество и радикальные левые реагируют на европейский кризис беженцев.

«Кризис беженцев», как теперь называют ускорившийся приток мигрантов с Ближнего Востока к границам Евросоюза, потряс французскую политическую рутину. Эта рутина кажется еще более мерзкой перед лицом иммигрантов, которых толкают в Европу нищета Африки, войны в Сирии и других местах.   

Июнь 2015: обычная подлость власть имущих

Морские бедствия, смерти на границах расцвечивали новости всех последних месяцев. Трагические события — это не новинка. Но внезапное появление на передовицах ежедневных газет и в выпусках новостей фотографии ребенка, выброшенного морем на турецкий берег, имело эффект электрошока. Или было использовано в качестве такового правительствами. Раньше они так не реагировали. Четыреста погибших у берегов Лампедузы в октябре 2013 года, восемьсот погибших 14 апреля этого года, все это в Средиземноморье, не говоря уже о прочих жертвах, погибших от удушья в грузовиках вдоль стен крепости-Европы, вырвали у наших правительств лишь лицемерные слезы и новые меры по укреплению системы контроля на границах и охоты на мигрантов.

refugees

Демонстрация в поддержку беженцев в Дрездене

Хотя во Франции всякая подпольная миграция на руку боссам, преимущественно в строительном бизнесе, которым она поставляет бесправную рабочую силу (во Франции это особенно малийская иммиграция), мы уже много лет слышим предвыборные обещания наследующих друг другу правительств на тему того, кому удастся зайти дальше в высылке мигрантов. Расистская демагогия Национального фронта давит на правых, правые давят на Социалистическую партию, причем, до такой степени, что премьер от социалистов, Мануэль Вальс, хвалится, что ему удалось выдворить больше подпольных мигрантов, чем Николя Саркози.

В минувшем июне правительство ударами дубинок и слезоточивым газом разгоняло лагерь беженцев (большей частью сирийских) у метро Ля Шапель возле Северного вокзала. Эта мера породила  движения протеста и солидарности с иммигрантами не только среди леворадикальных антифашистов и близких к ним активистов, но и среди части населения района Ля Шапель. И не только среди «иммигрантского» населения, ведь до сих пор это в значительной степени рабочий квартал.

В июле — полемика французских политиков с Дэвидом Кэмероном на тему лагерей беженцев в Кале. Кэмерон упрекал Францию за «тучи мигрантов» из Средиземноморья, скопившихся в Кале, чтобы достичь берегов Англии. Старый министр времен Саркози, депутат от региона, угрожал во имя спасения местных жителей облегчить мигрантам переход через Ла-Манш, ведь, по его словам и Италия сливает своих мигрантов во Францию. А французское правительство всех помирило, умножив полицейские рейды в Кале и ужесточив контроль на границе с Италией в Ментон-Вентимильи. Славное начало лета!

Интермедия Меркель

В конце августа заявление немецкого правительства о готовности принять большое количество стучащихся в двери Европы беженцев с Ближнего Востока, в основном из Сирии, конечно, нарушило это шовинистское гудение.

Хотя фактически доступ в Германию открылся для беженцев еще до того, как Меркель заявила об этом открыто. Выбор правительства Меркель не был более гуманным, чем блокады французского правительства. Уже давно немецкие боссы бьют тревогу по поводу «слабейшей демографии в Германии», лишающей их рабочей силы. «В силу особенностей нашего демографического развития мы подтверждаем зависимость роста благосостояния от иммиграции», утверждает с декабря 2014 года Ульрих Грилло, президент Федерального объединения немецкой промышленности (BDI). И совсем недавно, 6 сентября, в журнале Bild Дитер Цетше, председатель правления Daimler, указывает: «Большинство беженцев молоды, хорошо образованы и целеустремленны. Это как раз тот тип личности, который нам нужен».

Открытие немецкой границы и официальное заявление Меркель дали новый импульс попыткам пересечения границ. И Олланд во Франции был принужден последовать примеру. Робко и не слишком далеко!

refugees

Нужно было дождаться 7 сентября, когда фотография маленького Айлана взбудоражила общественное мнение, чтобы Олланд заявил на пресс-конференции, что Франция великодушно примет 24 тысячи сирийских беженцев. Но, внимание! 24 тысячи за 2 года — это в среднем 200 человек за неделю, когда они десятками тысяч прибывают на континент, и Германия говорила о готовности принять 800 тысяч за год. А так как в политике копейка рубль бережет, Олланд тогда же заявил о своем намерении нанести авиаудары по Сирии. Естественно, против ИГИЛ, во имя борьбы с терроризмом, ответственным за все наши беды.

Во французском общественном мнении переживания об участи мигрантов, бегущих от войны, подогреваемые крупными газетами и телевидением, дали глоток свежего воздуха, даже если мы и не увидели движений и демонстраций в поддержку беженцев, как в Германии и Австрии в то же время. Во Франции все ограничилось сборищами в несколько сотен человек в ряде провинциальных городов (Тулуза, Руан) и митингом в субботу 5 сентября на площади Республики в Париже, собравшем около 4-5 тысяч человек. Митинг носил скорее гуманистический характер, из политических организаций — только флаги Новой антикапиталистической партии (NPA) и несколько активистов «Вместе!» (одно из движений в составе Левого фронта), остальные пришли сами по себе или от организаций вроде Amnesty International.

Во вторник седьмого числа заявление Олланда о таком скромном числе принимаемых беженцев и столь откровенно воинственное было воспринято в политическом мире так, что никто (кроме Национального фронта) не подумал оспорить тот факт, что Франция играет свою значительную роль рядом с американскими охотниками, пусть даже придется взять на себя немного военных беженцев. И каждый поспешил отличиться изобретательностью, чтобы как можно меньше оттолкнуть от себя избирателей из ультраправых, чувствительных к паникерским аргументам. Старый премьер-министр Фийон посоветовал Олланду вступить в переговоры с Россией и Ираном, чтобы прийти к выгодному соглашению по Сирии. Бывший президент Саркози предложил ввести новую категорию иммигрантов. Помимо экономических иммигрантов, которых больше уже нельзя было принимать (по крайней мере, легально, но надо же оставить боссам их барыши), и политических беженцев, многим из которых предоставляется особый статус (с трудностями и неохотно), должен быть создан статус «военного беженца», который лишается силы, как только будет решено, что война закончилась.

Спустя несколько дней попытки Германии оказать давление на другие европейские страны, включая Францию, то есть, принятие самой большой квоты на беженцев, и решение Меркель вернуть контроль за своими границами (ее стесняли немецкие правые, в частности, баварский ХСС, и несколько более сильный поток иммигрантов, чем предвиделось), подтолкнули французских политиков как можно быстрее вернуться к основному вопросу, поскольку Франция не могла более терпеть.

С предложением специального временного и обнуляемого статуса беженца Саркози вернулся к вопросу о «Шенгене-2», который позволял бы правительствам государств шенгенской зоны закрывать свои границы, когда захочется. И премьер-министр «социалист», Мануэль Вальс заявил 16 сентября, что он готов возобновлять контроль за границами всякий раз, когда сочтет необходимым, как в июне на границе с Италией. В любом случае, пояснял он, шенгенское соглашение позволяет это сделать. Попробуйте понять разницу между Саркози и Вальсом.

Нужно сказать, что, учитывая будущие региональные выборы, где никто не хотел бы терять голоса в пользу более правых, чем он сам, или в пользу Национального фронта, в течение недели  некоторые мэры отказывались принимать беженцев в своих коммунах, некоторые, наиболее реакционные, предоставляли убежище только христианам и т.д. Не обошлось без ксенофобской пропаганды: «Сильный уровень безработицы», «Нет ли террористов среди этих сирийцев?».

Наши дискуссии

Эти события обозначили актуальность проблемы и стали поводом для нашего диалога с людьми, особенно с молодежью, с рабочей средой. Мы провели собрания в университетах. Многие молодые люди задают себе вопросы, великодушие заставляет их хотеть принять беженцев, но они воспроизводят то, что слышат вокруг себя или в СМИ, что-то вроде «мы не можем принять всю нищету мира»...

Именно на предприятиях, в народной, рабочей среде (включая иммигрантов по происхождению, более, чем в первом поколении) общая обстановка разговора оказалась самой сложной. Здесь были люди, на которых повлияли реакционные, ксенофобские и расистские аргументы классических правых и Национального фронта. Национальный фронт имеет избирателей среди народа и рабочих. Конечно, они не трубят об этом повсюду, но они существуют, это неоспоримо, хотя это вовсе не значит, что рабочий класс проголосовал бы за Ле Пен. Также мы видели среди рабочих и народа, в профсоюзных кругах, работников, нерешительных в вопросе о приеме в страну беженцев-мигрантов. Многие искренне ссылаются на безработицу (официально во Франции - 3,5 миллиона безработных, то есть около 10% активного населения) или на нехватку социального жилья (в самом деле, имеет место серьезный кризис жилых помещений). Другие боятся, что принимать беженцев - значит укрепить Национальный фронт, и мгновенно воспроизводят его же аргументы! С теми, кто принадлежит «нашему классу» и ведет борьбу, мы пытаемся спорить. Наши товарищи делают это лично на производстве и в кабинетах, на профсоюзных собраниях — но их мало в современной Франции, профсоюзное движение предельно бюрократизировано — и эти дискуссии далеко не так просты. Профсоюзные активисты сильно связаны с социалистами и коммунистической партией или с Левой партией Меланшона, бывшего социалиста, демагога и популиста, который сегодня защищает идею о невозможности принять во Франции такое количество беженцев. Фактическое пособничество всех основных профсоюзов правительству (и его иммиграционной политике), скорее всего, объясняет отсутствие во Франции крупного и заметного отклика солидарности по отношению к беженцам.

Мы предпринимали действия с помощью наших активистов, но так же и через листовки и каналы пропаганды. Лучше всего передать текст нашей последней листовки, где можно увидеть, каким образом мы пытались обратиться к народу на основании классовой солидарности, а не только на основании «гуманизма». Это не значит, что активисты NPA сейчас или когда-либо еще не помогали беженцам выжить во Франции.

Но все не так просто. Нужно обсуждать ситуацию без остановки до тех пор, пока общественное мнение не изменится.

Как мы обращались к рабочим в середине сентября:

«Добро пожаловать, наши будущие товарищи!

Многие десятки тысяч манифестантов прошли в эти выходные по улицам Лондона, Копенгагена, Мадрида, Стокгольма и других крупных городов Европы, чтобы выразить свою поддержку беженцам. «Refugees Welcome», «Откройте границы» - можно было прочитать на плакатах. Нужно было сильнее, чем когда бы то ни было выразить солидарность этим семьям и рабочим, которые рисковали своей жизнью, чтобы спастись от войны и нужды.

Наша солидарность, их лицемерие

Правительство Меркель, которое ставило свою щедрость в пример всей Европе, на этих выходных возобновит контроль на австрийской границе под предлогом того, что многие города окажутся переполнены. На самом деле это лишь жалкий политический жест перед правыми и корыстный торг вокруг размещения беженцев с прочими европейскими правительствами. Незамедлительно организовать прием сотен тысяч беженцев — это только вопрос средств. В другое время самые богатые государства Европы, как Германия во время воссоединения или Франция, принимавшая миллион репатриированных алжирцев французского происхождения, сумели очень быстро наладить такие организации приема и интеграции.

 Пальма лицемерия возвращается к Олланду. Что он предлагает? Принять во Франции... 24.000 беженцев за два года, планируя сбрасывать бомбы на Сирию! Этим летом вояка Олланд осмелился вернуться к религиозным интонациям Джорджа Буша, призывая к наступлению «Добра» на «Зло», к новому катастрофическому крестовому походу. Однако мы знаем, что авиаудары американских ВВС — первая причина роста Исламского государства в Ираке. Не говоря уже о тысячах жертв этих бомбардировок, которые могут оставить после себя лишь еще большее количество беженцев...

Нельзя сражаться с безработицей, отталкивая наших братьев и сестер, приехавших издалека.

Некоторые рабочие считают, что уровень безработицы во Франции слишком высок для того, чтобы принимать беженцев. Но подумаем секунду: неужели, отказываясь их принимать, считая их конкурентами, мы понижаем уровень безработицы и получаем приличное жилье? Угнетатели только потирают руки, наблюдая, как мы боимся, раскалываемся, соперничаем друг с другом.

Боссы увольняют не оттого, что экономика не дает достаточного количества рабочих мест. Но чтобы еще больше эксплуатировать тех, кто остался, и вызвать бурный рост дивидендов своих акционеров. Безработица, нехватка жилья — это не экономическая неизбежность. Это прием классовой борьбы против угнетенных, есть у них документы, или нет. Это силовой прием, политическая проблема.

Наша солидарность — наша сила

Наша сила должна состоять в том, чтобы укрепить друг друга. Среди беженцев значительная часть сражалась против своих диктаторов, и не было бы лишним включить их в свои ряды, использовать их целеустремленность, их смелость. Вакансий достаточно в больницах, школах, на почте, транспорте, на заводах, где рабочая нагрузка все более невыносима. Было бы возможно разделить работу на всех, запустить широкую программу строительства жилья, забрав доходы и субсидии, которые всасываются крупными собственниками. Как обязать к этому буржуазию, которая плотно сомкнула ряды?

Сплотиться самим. Мы, рабочие, заинтересованы в том, чтобы высказать рабочим мигрантам нашу солидарность. Они могут стать нашими союзниками в борьбе против безработицы и низких зарплат, в борьбе за социальную справедливость. Откажемся от того, чтобы нас разделяли границы и предрассудки. Наш общий интерес в том, чтобы вместе сражаться с собственниками и правительствами, которые распространяют безработицу, войну и нищету по всему миру».


26 сентября 2015 — Перевод Дмитрия Жукова
кризис беженцев, мигранты, миграция, Европа, Сирия, ислам, ИГИЛ, Европа, расизм, Франция, Новая антикапиталистическая партия, welcome refugees, РСД, Российское социалистическое движение, антифашизм


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA