Полина Васильева. По следам женской конференции - РСД - Архив

Полина Васильева. По следам женской конференции

Полина Васильева. По следам женской конференции Полина Васильева, член Центрального совета РСД, организатор и ведущая конференции "Женщина в культуре и политике" - о том, как постепенно крепнет голос женщин в российском левом движении

Сейчас, сидя у монитора, я пытаюсь описать то, что происходило с нами на протяжении трех дней. Возникает ощущение, что время растянулось, вместив в себя больше людей, больше эмоций, больше содержания, чем это обычно происходит. Я пишу сейчас, несмотря на усталость, пока воспоминания еще живы, пока ощущения не смазаны, пока не пересказано все по сотому кругу, не выветрилось в постоянной беготне по городу. Я говорю о настоящем времени, о еще не законченном процессе.

Эта конференция была для меня частью долгого пути женской борьбы, дороги, которая притягивала, когда я не хотела замечать, хотела отвернуться. Когда все началось? Два года назад, наверное, я подошла к Ане Ивановой и предложила ей сделать что-то по теме феминизма. Мы стояли вдвоем на сырой холодной улице, не понимая, что можно сказать, каким способом можно выразить послание. Тогда у нас не было сообщества, но было несколько единомышленниц в разных городах. Говорили, писали изредка, несмело, часто мы даже не знали друг друга в лицо, прятались за псевдонимами, голоса были тихими, а послания слишком часто простыми и односложными.

Время шло, идея росла и оформлялась, обрастала плотью и именами. С некоторыми докладчицами я впервые встретилась уже на самой конференции, мы знали друг друга по переписке. Мы увидели друг друга в полном ощущении, что встретились старые знакомые. И было в этой встрече много нежности, поддержки, тончайшего ощущения взаимопонимания, когда человек, на которого смотришь, эта женщина, которую я впервые встретила не в пространстве сети, давно мне знакома, мы знаем друг друга и ценим. Мы пришли с ощущением общности, важности происходящего, как будто та случайная старая встреча, наше решение делать что-то стало впоследствии выбором многих людей.

Оглядывая зал, я смотрела на лица, понимая, что я не знаю 2/3 аудитории. Я не знаю, откуда пришли эти люди, что привело их сюда, на окраину города. Многие из участников и участниц остались на все время, некоторые с сожалением уходили по своим делам, и тогда они подчеркивали важность происходящего, сожаление оттого, что не могут продолжить участвовать. Мне приходили письма с просьбой выложить записи. И в этот момент я осознала, что нас гораздо больше, чем казалось когда-то, что наше одиночество было вымышленным, что есть целая общность людей, готовых тратить свое время и силы, это наш общий интерес. Я очень благодарна этой аудитории, неравнодушие, открытость, готовность к диалогу которой и создали ту атмосферу, в которой мы наконец-то смогли говорить о сложных вещах, о темах, которые нам близки.

Я видела, как глаза слушательниц наполнялись слезами, и я чувствовала то же самое, когда поднимались такие темы, как насилие. Одна из докладчиц рассказывала об ужасном случае насилия над женщиной, которой она с товарищами пыталась помочь, и это было совсем рядом со мной, в пешей доступности от дома, где я живу. Острые и болезненные вопросы, которые мы поднимали, не были чем-то абстрактным, но становились частью наших общих переживаний, нашего коллективного опыта. Уже в завершение одна из участниц встала и сказала, что еще три дня назад не знала о том, что ее угнетают. Оказалось, что в зале сидела женщина-мигрантка, пришедшая сюда, прочитав афишу.

На одном из круглых столов мы обсуждали враждебные комментарии, сделанные некоторыми левыми активистами относительно феминизма. Ощущения резко поменялись, напряжение чувствовалось даже в воздухе. Нам только что можно было говорить на глубокие живые темы, и тут снова пришлось защищаться от злобных нападок, которые и так пронизывают всю нашу деятельность. Сначала ответы были нерешительными, оправдательными, но потом пришла уверенность. Для меня это был один из самых глубоких моментов. Наша общность выкристаллизовывалась не только в зоне комфорта, но и в моменте противостояния. Одним из самых мощных переживаний стало наше общее действие, когда прозвучал вопрос: «А бывают ли не сумасшедшие, не «озабоченные» феминистки?». ,Аня предложила встать всем, кто считает себя феминисткой, сначала женщин, потом мужчин. И когда мы встали, на ногах оказалась большая часть зала, возникло ощущение плеча, поддержки. Было очевидно, что нас гораздо больше, чем тех, кто остался сидеть.

Дни были наполнены содержанием до предела, до перенасыщения, как будто желание говорить, подавляемое, накопилось, вылилось в целый ряд разных, но глубоких докладов, полных личностного смысла. Один из фильмов, показанных на конференции, вызвал шквал критики. Мы слишком часто подавляем свое желание говорить честно, но в том пространстве, в котором мы находились, люди не разбегались после того, как слышали или видели нечто неприятное во многом потому, что можно было открыто выражать свое отношение, каким бы оно ни было. И если нам что-то не нравится, мы вполне могли это озвучить. Как левому активисту, мне непонятно, почему я должна душить свои эмоции, скрывать реальное отношение под личиной вежливого равнодушия? Я пришла в движение для того, чтобы говорить открыто то, что думаю. У нас слишком часто либо молчат, либо «мочат», давят, унижают.  Но здесь можно было говорить о том, что не нравится, не переходя на оскорбления, высказывания были содержательными и обоснованными. Целью стало не определиться с тем, на чьей ты стороне, но понять, что же реально было сделано авторами не к месту, не ко времени, в какой точке реальность была искажена.

Мы расходились вместе с теми, кого еще вчера не знали, как компания добрых друзей. Происходящее в моем восприятии осталось целостной картиной, где не было ничего лишнего, все было на своем месте. В первый день после просмотра фильма мы зарядились энергией панк-певицы, кричащей о том, о чем обычно даже не шепчут. Так выкристаллизовывалось пространство, в котором можно было говорить и проявлять себя свободно. И все темы, которые поднимались впоследствии, все происходившие события для многих только упрочили чувство солидарности, чувство общности. Я прожила эти дни, испытывая море удовольствия от общения, ловила себя на том, что мне очень хочется поделиться этим с теми, кто не приехал, кто не смог приобщиться к этому пространству. Сложная работа проходила на одном дыхании.

Наш сборник, на создание которого мы потратили много энергии, сил, нервов разошелся еще до окончания конференции. По просьбе я отдала свой авторский экземпляр, а потом договорилась с участницами о распространении последующей части тиража, которая должна скоро прибыть в Москву.  Оказалось, что наш труд востребован и не только в среде левых активистов. К нам приходили люди не из движения, брали по нескольку книг. И это главное наше достижение. Я очень благодарна всем, кто помогал, поддерживал и, конечно, тем, с кем вместе мы готовили этот проект.


17 февраля 2014 — Полина Васильева, РСД
феминизм, марксизм, левые, РСД, конференция "Женщина в культуре и политике"


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA