Оппозицию больше нельзя игнорировать - РСД - Архив

Оппозицию больше нельзя игнорировать

Оппозицию больше нельзя игнорировать 4 декабря мы не попали в гущу событий. Увидев в сети новости о митинге в несколько тысяч человек и о столкновениях с полицией мы сразу же выдвинулись в центр. Повсюду были полиция, ОМОН и войска. Красная площадь была оцеплена и мы со смехом фотографировались на фоне ребят со щитами.

Нам было весело - центр города был оцеплен из-за нас.

5 декабря мы поехали в центр Москвы, к площади Маяковского. По слухам, там собирались все оппозиционные силы. Там же проводили свой контр-митинг нашисты. Наверное, это был последний раз, когда власти их использовли в этом качестве - впоследующем требовались уже более серьезные силы для самолегитимации. И снова весь центр города был заполнен разгневанными и недовольными. На подходе к площади мы встретили массу людей и оцепление ОМОНа. Время от времени ОМОНовцы начинали давить на толпу или рассекали ее, что, впрочем, не давало никаких ощутимых результатов. Потолкавшись немного мы встали в сцепку, вместе с нацболами и футбольными фанатами. Зарядили "Один за всех и все за одного" и "Власть миллионам, а не миллионерам" и пошли на прорыв.

Приближаясь к оцеплению, я впервые тогда увидел страх в глазах мента. После всех выродившихся жалких Дней гнева, после малочисленных несанкционированных акций, после постоянного страха задержания и ментовского насилия - теперь боялись они. Мы несколько раз прорывали оцепление, но никто не знал, что же делать. В тоже время, наши товарищи устроили шествие и перекрыли одну из центральных улиц. В конце концов нас задержали, после отчаянной, веселой и гневной толкотни в сцепке. Нас затащили в автобус, там же оказалась некая Божена Рыньска. В автобусе она пела Варшавянку и говорила что без нас всех не уедет. В одтеление за ней приехали Тина Канделаки и Андрей Малахов - Божена поехала по своим делам, а нас продержали до закрытия метро и часов с 2 ночи начали отпускать по домам.

Потом был первый массовый санкционированный митинг на Болотной площади. "Буржуазные вожди оппозиции", как любит говорить старик Лимонов, согласились перенести митинг от памятника Карлу Марксу на пл. Революции, в самое безопасное место в центре города - на Болотку. Но сбор был давно назначен у памятника и многие тысячи людей собирались там, а затем шли на место проведения митинга. Шествия никто не согласовывал, но мы развернули наши красные флаги и пели наши революционные песни. Было весело и свободно. Менты и особенно солдаты внутренних войск выглядели как нашкодившие котята и ни во что не вмешивались. На Болотной площади собрались тысячи разгневанных, недовольных и любопытствующих людей. Горели файеры и со всех сторон доносились кричалки, кто-то стучал в барабаны, а кто-то выступал с трибуны: тогда все еще только опробововали различные формы действия, подбирали лозунги. Было весело и свободно, как никогда ни до ни после.

6 мая я не пошел на демонстрацию. У меня выдался рабочий день, да и после "стояния в фонтане" никто не ожидал массовой мобилизации. Вместе с Алексеем Цветковым мы следили за происходящими событиями по многочисленным трансляциям и переживали за наших друзей. Информацию обо всех актуальных изменениях я выкладывал в социальные сети и тогда еще все это было ново и необычно. Полиция атаковала людей и получила отпор. Такого давно не было. О репрессиях тогда не думалось. Демонстрация 6 мая была кульминационным моментом белоленточного движения и после нее демократический протест пошел на спад, не сумев противостоять репрессиям и не умея еще формировать более устойчивые структуры.

А недавно в Питере прошел марш солидарности с рабочими завода Антолин, ведущими профсоюзную борьбу и столкнувшимися с серьезным давлением администрации и локаутом. Пришло много людей, активистов профсоюзов и различных левых организаций. Всего участников было не меньше чем на последнем белоленточном шествии. Маршрут был обычный, самый позорный и бессмыссленный. От станции метро Горьковская через сквер, затем по пешеходной части моста и сразу на Марсово поле. Трудно придумать более бессмыссленный маршрут в центре Петербурга. Вдобавок ко всему, на всем протяжении шествия нас сопровождали сотрудники ОМОНа, по проезжей части ехали автозаки. ОМОНовцы дерзко указывали где и как идти, с какой скоростью. Все это полностью отделяло нас от городского пространства, исключало нас, делало незначительным инородным телом. Делало чужими в нашем городе. 

Конечно, честные выборы и свобода митингов и собраний не особенно то сильно приближают нас к миру социальной справедливости и гармоничного, неотчужденного развития человека. Парламентская демократия - это вообще не наш специфический метод. А свобода митингов и собраний определяется соотношением класссовых сил, а не законами и распоряжениями чиновников. Правящий класс уже оправился от ударов первых выступлений демократического протеста и вновь диктует свои условия, навязывает свою повестку. Но, во-первых, страна все равно уже не будет прежней. Репрессии и ограничения будут жестче, но появляются и новые возможности для оппозиции, в том числе электоральные и медийные. Оппозицию больше нельзя игнорировать. И нам нельзя оставться в стороне от этого процесса, необходимо агитировать везде, где для этого есть возможность. Выступать с социалистической повесткой на любой доступной площадке. К тому же, пока трудящиеся не оформились в высокоорганизованный класс, добивающийся прямой демократии, а представляют из себя, скорее, атомизированные массы,  мы еще не раз столкнемся с масссовыми движениями с  самыми широкими требованиями и нужно учиться работать с ними. Ни в коем случае нельзя отдавать этот сегмент политики правым и либералам.

Правда, без работы в низовых движениях, без реального участия в профсоюзном движении, в движениях против неолиберальных измений и низовой борьбы за городское пространство, любая наша деятельность будет лишь пустопорожней возней.


07 декабря 2013 — Константин Харитонов, РСД
болотная, РСД, левые, декабрь 2011, выборы, протест


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA