Годовщина - не время для банальностей - РСД - Архив

Годовщина - не время для банальностей

Годовщина - не время для банальностей То, что события 2011/2012-го знаменовали возвращение массовой политики и начало упадка модели «управляемой демократии» - это настолько очевидные вещи, что не хотелось бы к ним возвращаться. Левые должны идти дальше этих констатаций.

  Одним из отрадных результатов общественного подъема для левого движения стало то, что появилась необходимость осмысливать сложную политическую реальность и действовать, исходя из этого анализа. Стала ясна недостаточность тех теоретических инструментов, которые могли казаться сносными в эпоху «стабильности».

В период 2005 (протесты против монетизации льгот) по 2011-й левые ориентировались на перспективу поступательного развития и политизации социальных движений и профсоюзов. История преподнесла (и не только нам) сюрприз в виде массового, разнородного по составу, идеологически многоликого движения политического протеста. Это был не только «разрыв шаблона», но и серьезное испытание на прочность. Внезапно возникло единое политическое поле, где левым пришлось конкурировать с либералами и националистами за влияние, бороться за содержание протеста, а главное – налаживать коммуникацию с «массами».

  Кое у кого из такая ситуация вызвала резкое отторжение. Например, сталинистская РКРП объявила декабрьские протесты «бунтом норковых шуб», фактически встав в один ряд с Кургиняном. Но большая часть левых без колебаний включилась в движение. И, несмотря на то, что политически в протестах всегда доминировали либералы, антикапиталистические силы сыграли в событиях заметную роль (достаточно вспомнить такие эпизоды, как Оккупай-Абай или кульминационный момент движения – 6 мая 2012).

 Однако политическое действие подчас обгоняет политическое мышление. По мере того, как на смену массовому подъему приходила реакция, в левой среде усиливались конфликты и колебания. Травматичность выбора между «изоляцией» и «участием» парадоксальным образом становилась тем большей, чем сильнее деградировало само демократическое движение. Часть левых наступление реакции восприняла с облегчением, как повод вернуться к тактике малых дел и привычным мыслительным шаблонам. Другая часть, к сожалению, демонстрирует инерционность мышления иного рода. Они как будто застряли в эйфорической реальности 2011/2012, не замечая, что за это время общественная ситуация коренным образом переменилась.

Особенно заметно это было в период московских выборов, когда часть левых предпочла рефлекторное «участие» в мобилизации за Навального, которая, очевидно, не давала им никаких шансов и явилась опасным прецедентом политической манипуляции. Эта тенденция к потере субъектности, сужению пространства политического выбора к «альтернативе»: вкл./выкл., навязываемой обществу либеральными СМИ, меня немного пугает.

 Сегодня вопрос стоит не о «закрытости» и «открытости», а о содержании левой повестки и способах ее репрезентации. О том, как вести себя в условиях наступившей реакции и как подготовиться к новому политическому кризису, который, очевидно, не будет повторением мирных шествий с ленточками и шариками. Как не только вписаться в политический ландшафт, но и изменить его.


05 декабря 2013 — Иван Овсянников, РСД
РСД, Болотная, протест, левые, Навальный, дискуссия


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA