Филипп Гальцов. Не может быть и речи о том, что борьба за освобождение узников бесполезна - РСД - Архив

Филипп Гальцов. Не может быть и речи о том, что борьба за освобождение узников бесполезна

Филипп Гальцов. Не может быть и речи о том, что борьба за освобождение узников бесполезна Активист РСД Филипп Гальцов, недавно получивший политическое убежище в Швеции - о том, помогает ли солидарность, почему события 6 мая не переросли в российский Майдан и о чем нужно помнить потенциальным беженцам

- Дело 6 мая тянется уже почти два года. Многим кажется, что все наши усилия по их освобождению - тщетны. Повлияла ли солидарность с политзаключенными на твою судьбу? Ощущается ли она вообще, эта солидарность?

- Конечно, она повлияла. И на мою судьбу, и на судьбу других людей, уехавших из России из-за Болотного дела. Не может быть и речи о том, что это, мол, всё не связано. Ведь если бы не все те акции солидарности, которые состоялись благодаря моим товарищам по РСД и левому движению, журналистам, правозащитникам, всем тем, кто выходил на улицы Москвы и других городов, вряд ли я был сейчас в Швеции.

Да, дело тянется и неизвестно, сколько это может еще продолжаться. Следствие продлили до 6 июня. Появилась новая следственная группа по Болотному делу. Скорее всего, будут новые аресты и новые суды, но говорить, что всё тщетно, как минимум странно. Тщетным всё может казаться, если надеяться только на Запад, хотя международное давление, безусловно, нужно, чем я и в особенности Алексей Сахнин, стараемся заниматься. Нужно помнить о том, что все эти репрессии происходят в России, с нашими товарищами. Действовать нужно на месте событий, только я думаю, что шествия и мирный протест в какой-то момент перестанут быть актуальными.

- Ты жил в Украине накануне Евромайдана, общался с политическими активистами. Чувствовал ли ты или окружающие, что приближаются какие-то большие события, или все это было абсолютно спонтанно?

- В Украине я общался в основном с левыми актвистами или обычными, неполитизированными людьми. Канун Евромайдана лично мною совсем не ощущался. В какой-то момент я начал понимать, наблюдая за риторикой правящей "Партии Регионов", что, возможно в самом ближайщем будущем, правящая элита всё-таки сможет скопировать российскую ситуацию "псевдостабильности". В некоторых восточных регионах типа Луганска или Донецка это, в принципе, получилось, имя в виду пассивность населения. Но несмотря на это, по разговорам с обычными людьми, чувствовалось, что в ближайщем будущем что-то произойдёт, но не движение за "евроинтеграцию", а скорее какой-то социальный конфликт.          

- Почему, на твой взгляд, события на Болотной 6 мая не переросли в российский аналог Майдана?

- Прежде всего, из-за отсутствия самоорганизации. Ведь все помнят кадры, когда Навальный и остальные "лидеры" приказывали и умоляли людей сесть на асфальт и ждать, когда прибегут федеральные каналы, и они смогут «обратиться на всю Россию». 6 мая был днём некоего гражданского неповиновения и, одновременно, страха перед властью. Этот день нельзя назвать беспорядками. Гадать о том, что могло бы быть дальше, я не вижу смысла. Подлинным "майданом" лично для меня и многих моих друзей стал "Оккупай" на Чистых прудах, когда мы строили прямую демократию.

Конечно же, мы должны готовиться к чему-то вроде Майдана в России, потому что политическая  ситуация может очень резко измениться. Я думаю, что на первых порах, как и в протестах 2011-12 годов, на первый план выйдет демократическая повестка. В какой-то момент политическая реакция может вывести из терпения огромные массы людей. Последние откровенно реакционные действия властей могут реально всколыхнуть если не всех, то многих. Ведь, скажем, не каждому молодому человеку понравится, если ФСО заблокирует его страничку в фэйсбуке из-за оппозиционной записи или нелояльного перепоста.

- Каковы твои впечатления от Швеции?

- Ну, впечатлений море. Наверное, прежде всего, сами шведы с их ментальностью и характером, но если ты меня спрашиваешь о политической системе, то скажу сразу, что социализмом здесь и не пахнет. Правительство "Альянса" ("Партия Модернизации","Народная партия","Партия Центра","Христианские демократы") начинают приватизацию школ, больниц, детских садов и т.д. В народе это пока не вызывает какого-то сильного протеста. Оппозиция в лице социал-демократов, Левой партии, зелёных занимается чисто праламентской деятельностью, которая мало влияет на происходящее.

Ультраправые в Швеции находятся в маргинальном положении, несмотря на наличие мест в парламенте. До недавнего времени они в основном вели войну в Интернете, до недавних событий в районе Шарторп (Стокгольм), когда они атаковали антифашистский митинг. На мой взгляд, в Швеции, как и в России, не хватает классово ориентированного движения левых, которое бы не только на словах, но и в реальной жизни вела бы работу с трудящимися.

- Чувствовал ли ты на себе внимание российских спецслужб, пока находился «в бегах»?

В Украине был случай со слежкой, который заставил меня стать осторожным. Не сказать, что я чувствовал давление постоянно, но вести от моих родителей не позволяли расслабляться. После моего отъезда сотрудники центра «Э» не давали им нормально жить своими постоянными визитами, угрозами и т.д. Я очень рад, что они держатся и не бросили меня.

- Что бы ты мог посоветовать людям, которые, возможно, еще окажутся в положении политэмигрантов?

Перед отъездом ничего и никому не говорить, а главное - хорошо к этому подготовиться. Иметь нормальную сумму денег для выживания, быть максимально аккуратным, не забывать оглядываться перед тем, как заходишь в подъезд. Ну и, конечно, не впадать в депрессию, адекватно мыслить и не думать, что эмиграция - это курорт.

- Что сложнее всего преодолеть, оказавшись в таком положении?

Лично мне было тяжело предолеть одиночество какое-то, наверное.


05 февраля 2014 — Текст: Иван Овсянников, РСД
Филипп Гальцов, Долбунов, дело 6 мая, болотное дело, РСД, левые, эмиграция


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA