Пощечина московским ястребам - РСД - Архив

Пощечина московским ястребам

Пощечина московским ястребам Сергей Вилков – о том, как на фоне экономического кризиса и усиливающейся конфронтации России с Турцией в отношениях Татарстана и Москвы начинают оживать подзабытые страхи регионального сепаратизма.

Российский кризис, кажется, начинает обнажать некоторые скрытые пружины многолетней политической стабильности. На примере Татарстана становится очевидным, что пресловутая вертикаль власти имеет основу чисто экономическую: федеральный центр почитается лишь постольку, поскольку он аккумулирует национальные доходы и от щедрот своих то и дело одаривает регионы.

Нужен нам берег турецкий

На пресс-конференции 21 декабря прошлого года президент Татарстана Рустам Минниханов фактически объявил о том, что управляемая им республика не будет присоединяться к санкциям, наложенным Россией на Турцию после гибели отечественного бомбардировщика Су-24. Правда сделал это Минниханов осторожно, отметив что бизнес-проекты с турецкими инвесторами остановлены не будут — в то время, как в других регионах это происходит повсеместно.

«Они поверили в нашу республику, вложили $ 1,5 млрд инвестиций в современнейшие заводы, где работают 98% российских граждан. Эти предприятия являются резидентами России, и, конечно, перегибов здесь не должно быть. Как сказал наш президент, между Турцией и Россией есть политические разногласия, и эти вопросы решаются на политическом уровне между нашими странами, а что касается народа — мы работаем в рамках российского законодательства, - цитирует слова Минниханова портал EurAsia Daily. «Я думаю, что политическое разрешение конфликта все равно произойдет, а те проекты, которые есть, нам нужно сохранить общими усилиями», — сказал Минниханов.

Он также пояснил, что жители Турции настроены дружественно к России, а для татар турки являются братским народом. «Мы в одной языковой группе, одной религиозной принадлежности, и то, что сказал президент — для нас очень серьезная поддержка», — подчеркнул Минниханов. Он уточнил, что республика надеется на сохранение экономических связей с Турцией, в стадии переговоров находятся несколько крупных инвестиционных проектов.

минниханов

Рустам Минниханов. 

Татарстану действительно есть что терять. Помимо старых культурных связей, в республике работают 280 турецких компаний. Они заняты во многих отраслях - от строительства жилья до производства туалетной бумаги. Одна из них, пивоваренная компания "Эфес", входит в топ-список крупнейших налогоплательщиков Татарстана.  При этом Минниханов еще не упомянул о турецком проекте по выращиванию овощей стоимостью $2,3 миллиарда и рассчитанным на 10 тысяч рабочих мест, который  запланирован в особой экономической зоне «Алабуга».

Кстати, в Республике Татарстан турки составляют 66% от всех привлеченных к работе иностранцев. В одной только строительной компании «Гемонт» их работает 2,5 тысяч человек, и в этом году с ними наверняка предстоит расстаться. Правда, в государственных контрактах турецкие подрядчики не представлены.

Кто хочет остаться президентом

Кстати, о самом Рустаме Минниханове. В начале 2015 года Владимир Путин подписал закон, по которому глава Татарстана будет единственным кроме руководителя страны политиком, имеющим право называть себя «президент». Но лишь до 1 января 2016 года. Ранее от пафосного  самоназвания отказался глава Чечни Рамзан Кадыров: «В России должен быть только один президент», - заявил он журналистам. Впрочем, Кадырова понять можно — у него есть гораздо более веские напоминания о том, кто настоящий хозяин в его республике, вроде многотысячной личной гвардии, которая возможно является сейчас наиболее боеспособным подразделением в РФ. Вслед за ним от института президентства отказались законодательные собрания Марий Эл, Удмуртии, Бурятии, Башкирии, Ингушетии, Якутии, Чувашии, Адыгеи, Дагестане, Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии.

В Татарстане же решили, что в этой ситуации показать норов и оставить себе ставший уникальным атрибут особого статуса будет особенно ценно. За год в Республике прошел соцопрос, который показал, что 70% опрошенных высказалось за сохранение наименования должности «президент Республики Татарстан». Лишь 19% считают, что наименование должности надо изменить. Как пишет портал «Бизнес online, за сохранение «президентства» готовы проголосовать 62% русских, живущих в республике, и 76% татар. То есть вопрос явно имеет национальную окраску.

В своем комментарии изданию доктор политических наук Андрей Большаков заметил, что  опрос проводится уже не в первый раз. При этом число сторонников сохранения президентства к концу 2015 заметно выросло.

«Этот рост более всего заметен как раз во вторую половину нынешнего 2015 года. В 2014-м мы тоже задавали подобные вопросы: по сравнению с теми результатами во второй половине 2015-го прибавилось 8 - 10 процентов сторонников названия «президент Татарстана», — отмечает ученый.

Отвечая на вопрос журналиста «Бизнес Online», на прошедшей в Москве большой пресс-конференции, Владимир Путин дал понять, что не будет настаивать на переименовании должности президента Татарстана даже после 1 января 2016 года, несмотря на требования федерального закона: «Вы знаете, у нас ведь как в стране говорят: хоть горшком назовите, главное, чтобы в печку не ставили. Это действительно дело самого Татарстана, — вроде бы однозначно ответил глава государства, — Мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана. Поэтому вы сами там решайте, ладно?»

Однако при этом он привел пример Чечни: «Я не думаю, что это так чувствительно, что это заденет какие-то национальные чувства. Вы же знаете, как остро реагируют на свои национальные чувства народы Кавказа, но даже Чечня сказала: нет, у нас в стране должен быть один президент, а мы сделаем по-другому в отношении руководителя, первого лица республики. Это был выбор чеченского народа».

Однако здесь Владимир Путин допустил фактическую ошибку, либо лукавство. Народ никто не спрашивал. Решение о переименовании должности руководителя Чечни принимал лично Кадыров, чье пожелание зафиксировал и легализовал парламент республики. О необходимости переименования должности главы Татарстана прямо говорит федеральный закон, даже референдум на это уже не может повлиять. Внешне Путин пошел на уступки Татарстану, что говорит о его опасении открытого конфликта. При этом, он, отвечая журналисту, видимо намекнул на свое истинное желание, приведя в пример Кадырова, который добровольно снизил свой статус.

«Демарш против великорусского шовинизма» 

Такое поведение, очевидно, говорит о том что Кремль, 15 лет ставивший себе в главную заслугу объединение страны, обоснованно боится оживления регионального сепаратизма. Для многих регионов может стать привлекательным пример того же Кадырова, который, представляя себя главным барьером на пути исламских радикалов, выбил себе впечатляющие политические преференции и бюджетное финансирование. А чтобы успешно шантажировать Москву химерой сепаратизма, Татарстану нужно создать достаточную идеологическую и культурную почву. Политически татарский сепаратизм маргинален, поскольку долгое время не был востребован элитами, а для появления массового низового движения за отделение у потенциального анклава в центре России слишком мало перспектив.

татарстан

Тем самым актуальным способом нахождения «другой» идентичности является ислам, зачастую слишком ортодоксальный по меркам официального духовенства. Но даже в умеренных формах религия играет в Татарстане относительно большую роль, чем в регионах с относительно русским населением. По крайней мере, пока еще трудно представить, что мэр регионального центра открыто выступит против преподавания в школах теории эволюции. А именно так в августе 2014 года высказался глава Казани Ильсур Метшин.

А 30 декабря 2015 года случилось другое знаковое событие. Известного исламоведа и эксперта Института национальной стратегии Раиса Сулейманова арестовали  в Казани на 7 суток. Правда, через день после разгоревшегося скандала отпустили. Сулейманов считался ярым борцом с радикальными формами ислама и просепаратистскими тенденциями в Татарстане. Фигура неоднозначная, он проявлял антиэкстремистский раж, который по личной оценке автора этих строк, порой граничил с доносительством.  Сулейманов вмешивался во многие конфликты между мусульманскими организациями по всей стране, в которых далеко не всегда выглядел объективным. Но арест исламоведа некоторые его особенно ожесточенные оппоненты сразу же трактовали как «пощечину московским ястребам».

сулейманов

Раис Сулейманов.

Накануне состоялся суд, где ученого признали виновным в нарушении части 1 статьи 20.3 КоАП ("Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики…"). Нарушение состояло в публикации на его страничке "ВКонтакте" статьи, в которой присутствовали фотографии флагов запрещенных в России организаций ИГ и "Хизб ут-Тахрир".

Портал «Голос ислама» пишет об этом инциденте не без злорадства: «Казанский Кремль совершил самый резкий и показательный демарш против великорусского шовинизма за последние годы (...)  Раис Сулейманов - известный не только на всю республику, но и на всю Россию исламофоб, татарофоб, манкурт, русификатор и христианизатор. Свою провокационную карьеру он начинал в обществе "Татары за Израиль", теперь занимается "защитой" русских и кряшен (этно-национальная группа татар, исповедующих православие – ред.) в Татарстане от "татарской этнократии", под которой подразумевается, хоть урезанная и символическая, но государственность татарского народа на 1/10 его исторических территорий», - говорится в статье посвященной аресту.

Все это может свидетельствовать о том, что в период резкого падения нефтяных цен и курса рубля, а также эмбарго, объявленного России целым рядом стран, оставшиеся наедине со своими проблемами регионы начинают потихоньку посылать Москву. Возможно Казань, не только отказавшаяся разделять с Кремлем последствия ее внешнеполитических решений, но и раз за разом подчеркивающая свой особый статус в федерации - лишь первый симптом будущей региональной вольницы.

А поведение федерального центра, 15 лет ставившего себе в главную заслугу сохранение единства страны, демонстрирует: подзабытые страхи Москвы перед региональным сепаратизмом оживают вновь.

 

 


01 февраля 2016 — Сергей Вилков
Татарстан, Минниханов, Рамзан Кадыров, Ильсур Метшин, Раис Сулейманов, ислам, татарский национализм, регионализм, сепаратизм, левые, РСД, Турция


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA