Навальный как Андропов постсоветского капитализма - РСД - Архив

Навальный как Андропов постсоветского капитализма

Навальный как Андропов постсоветского капитализма Интервью Навального «Эху Москвы» вызвало бурную реакцию у многих либералов. Полемика по этому поводу вращается в основном вокруг вопроса: «Крым – бутерброд или не бутерброд», оставляя в стороне то, что дает куда больше для характеристики взглядов и политических амбиций Навального.

  Позиция Навального в отношении Крыма и Украины выдержана в духе буржуазного прагматизма, присущего российской элите, но вызывающего шок у либеральных интеллигентов: «Я считаю, что, несмотря на то, что Крым был захвачен с вопиющим нарушением всех международных норм, тем не менее, реалии таковы, что Крым сейчас является частью РФ. И давайте не будем обманывать себя. И украинцам я сильно советую тоже не обманывать себя. Он останется частью России и больше никогда в обозримом будущем не станет частью Украины».

  Навальный, как и Путин, как и западные элиты, отлично понимает всю условность международного права, которое лишь прикрывает политику, основанную на праве силы. Волеизъявление народа рассматривается им лишь как некий ритуальный жест, оформляющий сложившееся status quo: «То, что нужно сделать сейчас в Крыму, это провести нормальный референдум. Не такой, как был, а нормальный. И как решат люди, так оно и будет. Я думаю, что результаты этого референдума мы все примерно предполагаем, какие могут быть».

  Навальный демонстрирует здесь больше последовательности, чем его оппоненты. Действительно, невозможно критиковать переход Крыма в юрисдикцию России, оставаясь в рамках буржуазной идеологии, т.е. рассматривая политику и, в частности, геополитику, как поле конкуренции держав, за которыми стоят интересы национальных элит, и на котором массы выступают в чисто пассивной роли. Однако украинские националисты и прокиевские либералы в России, считающие, что Крым должен быть возвращен, во что бы то ни стало, даже вопреки воле большинства его населения, даже военным путем, демонстрируют более авантюристическую, но не менее антидемократическую логику.

    Проблема не в том, "бутерброд Крым или не бутерброд», а в том, что Навальный как буржуазный политик, не в состоянии предложить ни россиянам, ни жителям Крыма, ничего, кроме выбора между разными вариантами экономической и политической эксплуатации. В цитируемом интервью социальный идеал Навального и суть его оппозиции правящей группировке вырисовываются более чем ясно.

  Как только речь заходит об экономике, Навальный превращается из радикального противника власти в ее умеренного и осторожного оппонента. Он одобряет неолиберальные реформы раннего Путина, заявляет, что экономический блок правительства «на уровне риторики говорит нормальные, правильные вещи о сокращении госрасходов». Даже такое умеренное (и актуальное в условиях кризиса) требование, как введение прогрессивной шкалы налогообложения, Навальный отвергает с характерным аргументом: «они просто станут меньше собирать денег». «То же самое нам ответил министр экономики Улюкаев», - замечает на это собеседник Навального - Венедиктов.

  Ни Улюкаев, ни Навальный не допускают даже мысли о политике, хотя бы в минимальной степени ограничивающей аппетиты сверхбогатых. Когда Навальный обличает воровство и расточительность бюрократии, он, фактически, имеет в виду воровство у бизнеса, а не у граждан. Когда он говорит о «европейском пути», то не подразумевает такие меры, как введение 75-процентного обложения доходов свыше 1 млн. евро, которое ввело в период кризиса правительство Олланда.

  Говоря о будущем, Навальный дает ясно понять, что он рассчитывает не на революцию, а на переворот внутри элиты: «Когда-то нам казалось более возможным сценарием, что протестные действия, какого-то такого плана революция. Сейчас, наверное, более вероятен сценарий такого позднего Советского Союза, что власть просто дезинтегрируется постепенно не в силах выполнять свои социальные обещания». «И какой-нибудь член Политбюро типа Горбачева…», - спрашивает Венедиктов. «Возможно даже сам Путин, Медведев, кто угодно, - отвечает Навальный, - Посмотрите на то, что происходит с экономикой. Страна, чиновники не могут выполнять знаменитые майские путинские указы о зарплатах при ценах на нефть ниже 88. Поэтому, так или иначе, на каком-то этапе они будут вынуждены пойти на какие-то хотя бы экономические реформы. А экономические реформы в этих условиях потянут за собой политические последствия, поэтому вполне вероятно, что они начнут изображать какие-то реформы, но в ходе изображения этих экономических реформ, у них и в политике будут проблемы». 

  Подобный сценарий выглядит реалистично, но ни Навальный, ни его собеседники не испытывают потребности продолжать разговор на эту тему. Что должно произойти после того, как возникнут эти проблемы? Из контекста можно предположить, что, напуганные ростом социального недовольства правящие круги будут вынуждены пойти на компромисс с либеральной оппозицией и призвать ее к власти, чтобы избежать революции, угрожающей их собственности.

  Параллели с Перестройкой, которые проводят Навальный и Венедиктов, выглядят несколько странно. Притом, что Навальный признается: «Я не верю во все эти разговоры, что Путин перестал думать о деньгах, а думает о чем-то великом, о восстановлении Советского Союза и так далее – все это ерунда. Все это происходит исключительно потому, что Путин хочет остаться у власти и хочет свою власть цементировать». Это верно, но тогда в чем смысл всех этих бесконечных аналогий между современной Россией и СССР? Перестройка привела к слому всей советской экономической и социальной структуры, к приватизации госсобственности и демонтажу планового хозяйства. Однако Навальный собирается не ликвидировать результаты реформ 90-х годов, а продолжить их, по его мнению, более последовательно и эффективно, чем нынешняя власть. Он видит себя не могильщиком исчерпавшей себя системы, как Ельцин, а ее очистителем и спасителем посредством паллиативного лечения. И в этом смысле Навальному к лицу скорее роль Андропова постсоветского капитализма.          

 


20 октября 2014 — Иван Овсянников, РСД
Навальный, интервью, крым не бутерброд, Крым, Андропов


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA