Гадкий праздник буржуазный? - РСД - Архив

Гадкий праздник буржуазный?

Гадкий праздник буржуазный? Новый год: теплый семейный праздник или марафон бездумного потребления? Чему учит детей дедушка Мороз на самом деле? Идеология, педагогика и политэкономия Нового года в статье Евгения Люфанова.

"Скоро будет Рождество - гадкий праздник буржуазный..." 
 В. Горянский, 1919

Как и всякий праздник, Новый год - объединяющее и мобилизующее действо, подлинный смысл которого спрятан под блестящей конфетной обёрткой. Как и у всякого праздника, у него есть свои устроители и бенефициары.  

Прежде всего, Новый год – это праздник потребления. Многодневный зимний марафон бездеятельного веселья и безудержного пожирания плодов годового труда. Новогоднее изобилие удачно легло в основу празднования, а прочие мотивы превратились в декорацию, уважаемые старинные виньетки. Подарки и траты на Новый год стали целым пластом культуры. Банковские эксперты высчитали, что в среднем российская семья тратит на празднование до 200€. На Западе рождественские покупки давно стали частью образа жизни, показателем личного успеха человека. В России с приходом его величества рынка Новый год тоже превращается в национальную ярмарку тщеславия.

нг

В эту ночь государство садится за новогодние столы в каждом доме.

Трепетное ожидание новогоднего застолья оправдывается множеством причин. Если провести опрос: «Что для вас Новый Год?», то большинство респондентов, наверняка, ответит, что это семейный праздник. Но ведь, в сущности, любой праздник – семейный, что, однако, не мешает ему быть государственным, идеологическим ритуалом. В эту ночь государство садится за новогодние столы в каждом доме, стремится проникнуть в святая святых общества – семью. Этот пропагандистский мотив и выкристаллизовал идею о семейственности праздника, в то время как сам по себе Новый год не имеет никаких семейных корней, в отличие от дней рождения, годовщин свадеб или поминок.

Но какой же праздник без доброго старика, воздающего за добродетель прошедшего года вполне материальными подарками? Дед Мороз и Снегурочка как фольклорные персонажи относительно молоды - сложившиеся к нашим дням образы обоих дарителей заложены примерно сто лет назад. Западный Санта старше, однако, несмотря на свои религиозные корни, выглядит он куда более по-мирски и задорно, чем отечественный новогодний дед, напоминающий библейского патриарха.

крампус

Неполиткорректный напарник св. Николая - Крампус

Но так ли уж полезны уроки этих сказочных персонажей, к которым детей учат своих обращаться с просьбой о подарках в обмен на хорошее поведение? Не являют ли они искажённое представление о ценности добра как такового? Новогодний даритель является олицетворением чуда, но такого чуда, которое можно купить и подкупить. В былые времена в дополнение к «стимулирующему» добродетель дедушке прилагался специальный антагонист – черт или Крампус. Его роль – наказывать нерадивых и лишать их новогоднего праздника. Те детишки, которые не заслуживают подарков от св. Николая, попадаются в лапы Крампуса и отправляются ему на ужин в мрачное подземелье. Чудесно, не правда ли? Потребительное отношение к «чуду» получает самую наглядную иллюстрацию в дни новогодних праздников.

Так что же такое Новый год? Традиционный семейный праздник, который несёт радость детям, дарит им волшебство и добро, повод всей семье собраться вместе и проявить лишний раз внимание друг к другу? Или насыщенный коммерческой пропагандой трюк для потрошения кошельков обывателей? Как бы там ни было, каждый ищет для себя свои собственные резоны и смыслы в новогодних торжествах.

Наблюдая исторические трансформации этого зимнего праздника, мы видим, что всякая эпоха оставляет на нём свой характерный отпечаток и каждое общество приспосабливает его под свои нужды. Так было в дореволюционной России, когда новогодние балы сотрясали ярко освещённые дворцовые залы, а семьи бедняков делились друг с другом последним. Так было в конце 30-х годов в СССР, когда праздник превратился в культурно-массовое мероприятие для детворы с шумными ёлками и маскарадами, маскируя чудовищный террор и неустроенный быт большинства. Так было в США, когда растиражированный корпорацией Coca cola образ Санта Клауса в красном костюме на оленьей упряжке вёз по супермаркетам мешки залежавшегося товара на рождественские распродажи. Так происходит и теперь. Когда за новогодним весельем мы прячемся от неурядиц и неустроенности, подменяем подлинную радость фальшивым маскарадом.

Зимние праздники проходят, но остаются люди, которым нужен отдых и перерыв в работе, которым хочется домашнего тепла, доброты близких и поддержки друзей в череде коротких зимних дней.

Мы не знаем, что принесёт нам новый 2016 год, но мы твёрдо верим, что счастье людей зависит не от сказочных чудес и не от забавного чудака в красном тулупе. Новогоднее счастье не продаётся в супермаркетах и не обретается под срубленными для сиюминутной потехи ёлками. Счастье людей куётся их собственными руками, добывается в борьбе и является достоянием всех честных трудящихся.

Поэтому мы желаем друг другу в новом году новых достижений, новых успехов, новой радости и добра. С Новым Годом, с новым счастьем, дорогие друзья!

 


31 декабря 2015 — Евгений Люфанов
гадкий праздник буржуазный, Санта Клаус, Дед Мороз, Coca cola, капитализм, Крампус, Новый год, РСД, левые, консьюмеризм


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA