Единение в пустоте - РСД - Архив

Единение в пустоте

Единение в пустоте Любой праздник это ритуал единения, без которых невозможно представить себе общество. Однако 4 ноября – поистине странный день, творцы которого предлагают нам ощутить единство ради самого единства. Он отражает пустоту официальной идеологии, претендующей на роль национальной идеи.

День народного единства никогда не станет подлинно народным. Как бы мы ни относились к живым праздникам вроде женского дня или 9 мая, они, несмотря на всю пошлость и искажения изначального смысла, все же связаны с важными общественными потребностями: почтить жен, матерей или героических предков. Чувство единения, переживаемое миллионами людей за уставленным шампанским и оливье столом, быть может – иллюзорно, но не беспочвенно. Но кто, кроме отмороженных националистов, способен ощутить нарциссическое удовольствие от «единства» как такового? Притом, что совершенно неясно, вокруг чего и во что нас призывают сплачиваться. 

Поиски национальной идеи в постсоветской России напоминают поиски философского камня, и точно так же ни к чему не приводят. Согласно конституции, сувереном государства Россия является «ее многонациональный народ», обычно обозначаемый полуказенным термином «россияне». Но при этом мультикультурализм (сосуществование различных этнических традиций в рамках одного общества) считается бранным словом, а федерализм окончательно оттеснен образом Империи. Пропаганда этнического национализма, «русскости», и сопутствующего ему православия как официальной «духовной скрепы», привела к тому, что чеченцы, дагестанцы или буряты сплошь и рядом воспринимаются не как «граждане многонациональной России», а как такие же подозрительные инородцы, как мигранты из некогда братских республик СССР.   

Впрочем, играя с русским этно-национализмом, хорошо послужившим ему на Украине, власть в то же время боится его разрушительных последствий для империи. Болезненно реагируя на самые невинные речи о «федерализации», Кремль препятствует и проведению «русских маршей». Во властной риторике присутствует взрывоопасная двусмысленность: с одной стороны, нам постоянно твердят о «русском мире», разжигая этнический шовинизм, с другой – говорят про многонациональный народ и опасность национализма.

Изобретая «праздник» - заменитель 7 ноября, кремлевские идеологи намеренно избрали наиболее расплывчатую формулировку: «народное единство». Но что такое «народ» сегодня? Это слово вовсе не равнозначно нации или этносу. В дореволюционной России этим словом обозначали совокупность непривилегированных сословий, «простой народ», прежде всего – крестьян. От образованного общества народ отличался особым – самобытным - образом мышления и жизни, а также вечно бесправным и угнетенным положением. Иными словами, это было скорее классовое и культурное, чем этническое или государственно-правовое понятие.    

Позднее была сконструирована новая наднациональная идентичность – советский народ. Можно спорить о том, была ли она реальностью или мертворожденным плодом коммунистической пропаганды. Однако этой концепции нельзя отказать в логической стройности. Советский народ – это единство трудящихся, освободившихся от гнета прошлого и идущих в посткапиталистическое будущее. Место самобытной традиции заняла социальная самобытность советского общества, свергнувшего царизм и капитализм, отстоявшего свою независимость в борьбе с фашизмом, гордящегося своей беспрецедентной исторической миссией.

Однако в постсоветской России нет больше ни крестьян-общинников, ни строителей коммунизма. У нее нет ни монолитного этнического фундамента, ни альтернативного социального проекта, который можно было бы предъявить миру и самим себе. Все, что можно сказать о нашем обществе – это то, что оно постсоветское. Но «постсоветского народа» быть не может. Изуродованные осколки имперского, советского и вестернизированного сознания создают постмодернистский винегрет, которым давится и блюет дезориентированное и разбитое на атомы население. Не нация, не народ, а власть, беспринципная, не имеющая иных целей, кроме самовоспроизводства, является единственным связующим материалом этого застойного, лишенного ориентиров социума. День 4 ноября – это пустота, в которую глядится правящий класс. Пустота, которая его рано или поздно проглотит. 

 


04 ноября 2015 — Иван Овсянников
национализм, нация, этнос, народ, национальная идея, патриотизм, день народного единства, советский народ, русский мир, РСД, Российское социалистическое движение


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA