Евробунты и Россия - РСД - Архив

Евробунты и Россия

Евробунты и Россия Почему левые постоянно дерутся с полицией в Европе? Каждую более-менее массовую демонстрацию люди в черных одеждах начинают стрелять из рогаток, целясь в шлемы полицейским, кидать "молотовы", поджигать полицейские машины. Что, так уж сложно властям весь этот "черный" блок назойливый переловить?

В действительности, перед нами разворачивается весьма компромиссное, полусогласованное сторонами символическое действо, важное сообщение, политический жест, и, как следствие, жест пропагандистский. Часть протестующих как бы говорит нам: "Мы считаем, что собственность на средства производства можно передать массам только силой" и показывает публичный акт в рамках общества спектакля: что есть некая политическая и экономическая программа создания общества равных возможностей, но в эту программу также неотъемлемо входит насильственный путь ее осуществления, что и демонстрируется в течение нескольких часов.

Это демонстрация желания части угнетенных общаться с правящим классом исключительно через стену полиции, передавая действием через ее сотрудников пламенный привет сильным мира сего. И этот ничего не меняющий, повторяющийся из раза в раз почти театральный жест с разбиванием витрин банков, месиловым (порой весьма жестким) с полицией и поджиганием полицейских машин в Европе - спешу заметить - практически всегда лишь часть бОльшей, мирной демонстрации с политическими лозунгами.

риот

Общая демонстрация может себе это позволить, во время обоюдных столкновений, конечно, арестовывают, но отпускают довольно быстро: рабочий класс в рамках борьбы за демократию выбил себе не обговоренное в официальных бумагах право на отражение в своих демонстрациях и радикальной части себя, сторонников альтернативы революционной, насильственной; выбил агитационное право на публичное представление этой альтернативы миру без особо кошмарных последствий как для участников, так и для правящего класса.

Буржуазия видит, что эти люди в черном - часть идеологии рабочего класса, а более привилегированный рабочий класс видит, что уж пока анархистов не щемят за такие фокусы, в любимом берлинском офисе профсоюза точно все будет хорошо, никто неожиданно не придет с лозунгом "За великий Рейх!" выгонять тебя на мороз, потому что если начнется реакция со стороны собственников, очевидно, какая идеология пойдет под замес первой.

Всех все устраивает, и спецтехника горит, а менты раздают и получают. Это почти-почти безрезультатно в прикладном плане (на чем вся критика беспорядков со стороны правого фланга буржуазных левых и основана, дескать: ну и что изменилось после ваших этих громких беспорядков? Все ли рабочие накормлены?) - но несет очень идеологически важный стратегический посыл. Говорю "почти", потому что все-таки бывают случаи, когда западные беспорядки, охватывающие низшие социальные слои и подогреваемые леворадикалами, приобретают более обширный характер и обретают прикладную пользу для масс.

В таких исключительных случаях многим из малоимущих удается проникнуть в обычно охраняемые магазины, принадлежащие буржуазии, и взять себе что-нибудь для жизни, на что обычно денег не хватает: тостер там на утренние бутерброды, еду разную, собственно, или, если повезет, может даже стиральную машинку укатить или еще что полезное. На это, в целом, тоже смотрят сквозь пальцы, это воспринимается правящим классом, как издержки: крупные банки мигом возмещают страховку, вместо сгоревшей елки ставят новую и торговля бойко идет дальше.

Впрочем, у этого, тоже системно пустого, разового варианта восстановления справедливости есть и иная, латиноамериканская вариация: в Венесуэле, в силу отчасти народного характера избранной на буржуазных выборах власти, президент с помощью армии заставляет бизнесменов, продающих бытовую технику, устраивать дни, в которые любой товар продается со скидкой в треть. И ослушайся только, спекулянт! Прикладная суть сего акта классово та же, только витрины целы - это единственное различие. Выпуск пара с эффектом робин-гуда.

риот

Но это все же редкость, сейчас мы говорим про обычное европейское столкновение с полицией, без т.н. "мародерства" (впрочем, квартиры и собственность обычных граждан, попавших в зону беспорядков, демонстрантами не грабятся, поэтому я бы не применял эмоционально окрашенный термин "мародерство" к выносу магазинов, в отличие, например, от мародерства в зоне чернобыльской катастрофы, когда из оставленных квартир растаскивалась собственность обычных работяг). Ну и можно повторить, что в этом случае со своей стороны, осуществляя riot, радикально настроенный европейский протестующий самой демонстрацией способа активирует иной системный сценарий справедливости в будущем: сценарий общества без капиталистических отношений и рынка. Это агрессивное он-лайн представление, эти европейские легкие классовые стычки символизируют желание нового мира здесь и сейчас.

В России за попытку пропаганды этой альтернативы (в ответ на дубинки из толпы кидались неопасными лимонами и пластиковыми древками, хватали ментов за руки, а какому-то полицейскому поцарапали пальчик и выдали очень легко по голове. Какие там горящие менты, полноте!) - судят случайно выбранных "болотных" узников. Разница только в том, что в России эта попытка изначально не планировалась и была спровоцирована властями сознательно, упреждающе, специально для острастки, чтобы для обывателя это выглядело как европейская калька того из институтов обеспечения классового мира, что принято называть "массовыми беспорядками в странах Запада".

Раньше правящий класс России боролся с последовательным выражением революционных взглядов (с riot'ом) более тонко: в начале двухтысячных они сами, с помощью провокаторов, устроили беспорядки после футбола на Манежной с поджиганием рандомных машин, принадлежащих гражданам, буйством пьяных людей и подавали это для обывателя, как бы намекая, что суть беспорядков в Европе и в России одинакова.

На какое-то время это сработало, но теперь им требуются новые страшилки, и они выдумали "беспорядки" на Болотной, искусственно спровоцировав недостолкновение (одностороннее избиение демонстрантов), чтобы еще раз силой показать в первую очередь рабочему классу: "Не сметь намекать на антикапиталистическую революцию! Предел вашей идеологии - представительная демократия отечественного разлива: КПРФ". На всех демонстрациях за всяческие права, типа Триумфальной - менты, конечно провоцировали и показывали какой-то уровень насилия, но дубинки не поднимались. Все-таки классово не чуждый слой граждан, которые скорее антикоммунисты, чем коммунисты.

Да и посмотрите, сколько после этих дубинок поднимается либерального негодования: Борко с щепетильностью энтомолога разоблачает въедливо все нестыковки в деле, указывающие на фальсификацию материалов, ОМОНовцы, под пристальным и чутким взором  оппозиционной прессы умудряются нести такую космическую чушь, что создается впечатление, что их начальство, вместо того, чтобы проводить просто необходимый в таких случаях политический инструктаж, пустило все на самотек, оставив рязанских пацанов, рядовых один на один с либеральными интеллектуалами, которые неизбежно перемешают с дерьмом все попытки оправдать их насилие в отношении граждан.

Если уж не в глазах суда, который работает с ОМОНом в одной корпорации, то в глазах прогрессивно мыслящей общественности: всех, кто читает интернет. С точки зрения сохранения лояльности пехоты - это фейл. И не надо удивляться, что дубинки заработали тогда, когда на улицу вышли не только буржуазные демократы а-ля "за все хорошее, против всего плохого", а когда впервые вышло в т.ч. и социалистически настроенное, организационно не оформленное большинство; когда из болота либерального дискурса мог отпочковаться классовый и родиться протест иного качества. Такая штука, как отфигачить ОМОНом свой народ, применяется богачами в исключительных случаях.

В последний раз большинство было на площадях относительно давно, еще в прошлое поколение, тогда, в силу объективных обстоятельств, политизированная его часть шла с идиотическим Анпиловым во главе. В тот раз рабочему классу волей-неволей дали возможность левой уличной политики, контролируя протест через медиаторы типа того же Анпилова. Времена были более нестабильны, поэтому власти, опомнившись от голодных толп на улице, отдавали приказы пускать кровь народу серьезнее, чтобы пострашнее было.

риот

Не то что какая-то Болотная - прямо под прицелами телекамер показательно избивали стариков-ветеранов, куда более жестоко, чем любого из протестующих 6 мая, чтобы другим таким же старикам неповадно было под красными флагами в стотысячных колоннах ходить к Кремлю. Анпилов, впрочем, добросовестно отговорил тогда идти непосредственно к воротам - в то время, пока бьют народ, среди левых тоже неизбежно появляются свои пархоменки, и когда надо, они договорятся.

В этом мощнейший козырь самой логики представительной и привычной нам буржуазной демократии, разыгрываемый буржуазией: пока российскому протесту будет нужен вождь - у миллиардеров все будет хорошо и спокойно. Кстати, этот важный вопрос не обходит и европейский "черный блок" - под черной маской нет вождей, и их показательные революционные репетиции подразумевают не только отсутствие компромисса с буржуазией, но и безвождистскую, горизонтальную систему будущей революции - если такая революция получится, это будет куда надежнее большевистской схемы: вероятность Сталина будет сведена к нулю.

Так что дело не в насилии, как таковом, а в идеологии потенциальных и свершившихся беспорядков и, конечно, в классовом интересе: например, реакция российских властей на неопасный для буржуазии и дикий бирюлевский погром по сравнению с "болотной" реакцией оказалась чуть ли не благосклонной, хотя там были не лимоны и перевернутый туалет: были избиения невинных людей на улицах, а полиции противостояли отнюдь не полуслепой студент и кандидат наук, которые злостно "хватали за рукава сотрудников при исполнении ими служебных обязанностей".

Также, если уделить еще немного внимания националистическим погромам, стоит заметить, что Нургалиев совсем не ошибся, когда, публично выступив два года назад, обмолвился про "леворадикальные элементы" после беспорядков на Манежной в 2011. Они не упустили случая даже в очевидно ультраправой составляющей - отыскать левую сторону, смешав для массового потребителя в одну кучу леворадикальность (то есть требования передела собственности в пользу наемных работников, что на Манежной ни разу не звучало) и отталкивающую охоту толпы погромного контингента за прохожими с другим цветом кожи.

Даже в этой обстановке власти попытались нанести косвенный удар по пропаганде идеи насильственной смены экономической формации (стержневой в идеологии коммунизма и анархизма). И навязать погрому левое лицо, с помощью таких вот "оговорок" и показательно арестованных хоть кое-как, но все же единственных левых там - "другороссов". 10 человек из многотысячной толпы агрессивных демонстрантов - очень малое число, чтобы так громко кричать о "леворадикалах". А все оттого, что нет у них страха больше, чем за свои виллы и награбленные миллиарды. Вспомните, вспомните эту речь Нургалиева.

Блогосфера тогда подумала: оговорился поди, кулема неграмотная, в политике ни черта не понимает, а еще и министр. Но кто знает, сколько не склонных к размышлению "про эти ваши левые-правые" людей, смотрящих телевизор, вспомнит Манежку, когда снова услышит уже новое сообщение по телевизору о "бесчинствах, устроенных леворадикалами", особенно если они произойдут в обозримом будущем, пока свежа память? Уже настоящими леворадикалами. По телевизору никто никогда не расскажет экономическую программу протестующих таким образом, покажут несколько специально отобранных кадров, разбитые витрины какого-нибудь "Омегабанка" и полицейского в больничке, которого награждают золотистой побрякушкой и дают квартиру (на которую он, впрочем не будет иметь права, если не будет продолжать исполнять приказы).

После чего покажут дайджест от кремлевских пропагандистов с обязательным упоминанием всех беспорядков в новейшей истории. И кавказцев испуганных на Манежной-2010 покажут обязательно. Для повторного ознакомления и закрепления устойчивого ассоциативного ряда у масс. Министры просто так не ошибаются, они в своей ТВ-вотчине хозяева и сознательно и последовательно наводят туман, чтобы в этом тумане не так ярко сверкали их золотые горы.

риот

С учетом событий на Болотной, следующий этап борьбы за право на демонстрацию силовой альтернативы рабочий класс пройдет позже, только когда снова соберется на улицах сотнями тысяч. Пока же состоялся акт запугивания, и надо быть честными и признать, что для масс он выразился не в репрессиях против героического Луцкевича или несчастного Косенко.

О них никто ничего не знает, даже не надо соцопросов, чтобы отдавать себе в этом отчет. Массы пугались не судами, а дубинками, полицейские выполняли важный приказ сознательно и начав первыми; не лица достойных, оказавшихся в первых рядах, а именно дубинки увидели все вышедшие на площадь. Колышущийся лес черной резины вдали информирует лучше любого ретвита, в тот момент, когда самые смелые, рискуя свободой, пытаются предотвратить избиение мирных демонстрантов. Ключ к подлинной демократии, когда разговор идет про собственность, сокрыт в этом страхе и в зависящей от него численности, силе демонстрации. Власть это знает и лишь цинично использует механизм. А что им еще делать?

Если ситуация повторится, если народ не даст себя избивать и выйдет снова сотнями тысяч, если это будут не только навальнисты из среднего класса и более обеспеченные "несогласные", но и наемные работники с левыми ориентирами - тогда уже, в процессе взросления политики, через какое-то время реальной политической борьбы и выбивания прав, станут возможны и "реальные" беспорядки (да, как в "этой богопротивной Европе" с ее "чуждыми исконно русскому человеку ценностями"), с чуть более виолентным уровнем, но, конечно, все равно системно безобидные.

Эта логика формирования riot проистекает из внутренней природы массовых демонстраций, в которых участвуют экономически угнетенные. Мать этой логики - та самая буржуазная демократия и так пышно декларируемое ей право на все точки зрения, в том числе и на самые стратегически опасные для буржуазии. Европейская буржуазия смирилась со всеми точками зрения с левой стороны, все-таки в ближайшей перспективе даже беспорядки, как выражение крайней позиции, мало чем грозят ее экономической диктатуре. Горящий мусоровоз где-нибудь на улицах Рима за вычетом не очень больших материальных убытков - это все-таки в сухом остатке только точка зрения на то, как вести диалог с властью.

Наша же еще буржуазия даже не столкнулась с проявлениями настоящей, европейской политики (которая по праву может считаться эталоном буржуазной демократии), но уже превентивно и неадекватно пугает массы дубинками, а активистов - "болотным процессом". В то время как на Западе классовый конфликт с метафорой его последовательной логики в виде массовых беспорядков признан и даже, можно сказать, полулегален.

риот

Вместо того, чтобы давать рабочим право на идеологию и политику, капиталисты могут, конечно, заюзать фашизм, этот смертельный для общества наркотик для временного повышения эффективности эксплуатации угнетенных. Правящему классу можно попробовать обойтись без расисткой составляющей или с легкими следами расизма, запретить профсоюзы, создать вместо них какие-нибудь "отряды русских рабочих", по типу примо-да-риверовских, устроить настоящую охоту за левыми, как в США, Испании и Чили в послевоенный период. Но нынешняя буржуазная демократия Европы и Штатов стабильно включает в себя рабочие движения, как неотъемлемую часть, в связи с чем правящие элиты не дадут такой приятный для себя бонус в руки своих российских коллег - скорее в убыток себе быстро перекроют все импорты-экспорты.

Максимум, на что они сейчас готовы прикрыть глаза - это на полуактивное пошельмовывание геев на госуровне в РФ. Хотя вон яркий представитель отечественной буржуазии одуревший от денег (как-то видел его на Кутузовском в пробке за рулем элитно-громкой лакированной белой машины с открытым верхом) Евросеть-РПЦшный выкормыш поп Охлобыстин уже публично говорит про "затолкать содомитов в печи", а это значит, они и дальше будут развивать тему, пока буржуазия Запада не опомнится и не начнет давить рублем.

Поэтому, с каждым витком обострения политической ситуации российские капиталисты неизбежно будут выталкиваться на путь современного европейского рецепта классового мира и огромные, закупленные машины для разгона демонстраций впервые покинут свои гаражи, а на улицах периодически будут появляться водометы и слезоточивый газ. Вместо абсурдных многомесячных процессов, сопряженных с пыточными условиями СИЗО, будут быстренько давать несколько суток ареста, а за жесткое избиение мента во время беспорядков, как в Европе, например - два-три года условно. Да, они рискуют повысить резистентность рабочего класса и усложнить себе налаженные процессы эксплуатации, на которых они держатся, дать рабочему классу поумнеть. Но, с учетом того, что фашистская альтернатива для них закрыта, они больше рискуют оставляя все так, как есть.

Иначе в одно прекрасное утро можно запросто проснуться в окружении нескольких миллионов угрюмых лиц, что будут без плана и идеологии, проснуться уже не олигархами, а снова советскими гражданами: инженерами, бюрократами, научными сотрудниками или профсоюзными работниками без права на всю эту незаслуженную роскошь и шик. Старая Конституция-то, где про "собственником является советский народ" написано, еще не совсем из памяти стерлась. Если эта память наложится на дремучий национализм и жажду справедливости и мести, стихийно может начаться, конечно, более живая политическая дискуссия, нежели сейчас, но не готовую к острому классовому конфликту страну отбросит на 10-15 лет назад.

И тогда они могут пожалеть, что вместо их алчных надежд и планов декоративно не сгорела пара полицейских автомобилей. Ну, как в Европе этой.


21 декабря 2013 — Даниил Полторацкий, РСД
беспорядки, черный блок, анархисты, Болотная, полиция, левые, РСД


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA