Совсем другая Олимпиада - РСД - Архив

Совсем другая Олимпиада

Совсем другая Олимпиада С идеологической концепцией сочинской Олимпиады российские власти определились ещё 7 лет назад. Современная Россия – не просто правопреемник СССР, она имеет такие же амбиции. Но чем больше старались, тем меньше сочинская Олимпиада становилась похожей на Олимпиаду-80.

Представляя российскую заявку на 119 сессии МОК в Гватемале, чиновники все как один вспоминали об «Олимпиаде-80». «Я лично месил бетон для постройки стадиона», - делился воспоминаниями глава делегации, вице-премьер Александр Жуков. Столь явная и искренняя ностальгия официальных лиц, для которых московские олимпийские игры остаются одним из главных воспоминаний комсомольской юности эпохи позднего застоя, повидимому сыграла свою роль в определении симпатий голосующих, и российская заявка тогда победила.

Кадры с торжественной церемонии открытия XXII зимних Олимпийских игр свидетельствуют о том, что тема возрождения былого величия за минувшие годы не стала для организаторов мероприятия менее актуальной. Зрителям решено показать сталинские высотки, сильно увеличенные фрагменты и без того довольно масштабной композиции Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» и прочие знаковые атрибуты советской эпохи.

Постоянными напоминаниями о московской олимпиаде, российские власти всячески подчёркивают исключительную политическую значимость сочинских игр, как внутри страны, так и за её пределами. Тем самым они намекают, что это совсем не бизнес-проект, а главным образом проект политический, настольно важный, что на него не жалко никаких ресурсов – ведь советский-то союз на политические проекты ресурсов не жалел. При этом сравнение подготовки к олимпиаде нынешней и подготовки к олимпиаде прежней показывает, что у советского руководства логика была несколько иной.

Для советского руководства политика в Олимпиаде, безусловно, играла главенствующую роль, но от неё и хозяйственная жизнь не страдала. Показать народу и внешнему миру, что СССР способен организовывать подобные мероприятия не хуже, чем другие страны – это было важно. Но не любой ценой.

На подготовку и проведение игр советским правительством было выделено 2 млрд. руб. Т.е. порядка 3 млрд. долларов по официальному курсу (по реальному существенно меньше), что на тот считалось довольно серьёзным олимпийским бюджетом, и в пересчёте на нынешние цены сопоставимо с называемой Путиным цифрой в 12 млрд. долларов непосредственных расходов на Олимпиаду-2014.  При этом доходы от связанных с Олимпиадой финансово-хозяйственных программ составили 2753,6 млн. руб., т.е. существенно превысили расходы.

Тогдашний заместитель председателя Олимпийского комитета В.И. Коваль приводит следующие данные о затратах, непосредственно связанных с подготовкой и проведением Олимпиады-80:

Статьи расходов

Затраты млн. рублей

1.

Строительство и реконструкция спортсооружений в Москве

372,0

2.

То же в Таллине

25,0

3.

То же в Киеве, Ленинграде, Минске

34,3

4.

Создание Олимпийского телерадиокомплекса

18264,5 (в том числе за счёт ОК)

5.

Организационные расходы по проведению Олимпиады

150,3

6.

Отчисления НОКам

98,7

Итого

826,7

(См. Коваль В.И. Записки олимпийского казначея. – М.: Советский спорт, 2010).

В то время как, по его же данным, доходы от олимпийской лотереи, продажи прав на телевизионное вещание, выпуска сувенирных монет, почтовых марок, продажи билетов, издательской деятельности, взносов участников составили 760 млн. руб., из которых «лотерейные» доходы обеспечили почти половину (368 млн.).

Существенная часть этих затрат оказалась по сути вполне успешными капитальными вложениями в инфраструктуру – олимпийская деревня теперь один из жилых микрорайонов Москвы, спортивные сооружения успешно функционируют по сей день, в здании олимпийского пресс-центра на Зубовском бульваре расположены РИА «Новости» и Союз журналистов. Авансом полученные средства за право телевизионной трансляции (только из США поступило 87 млн. долларов) были использованы на сооружение нового телерадиоцентра в Останкино и на модернизацию сетей телевизионного вещания по всей стране.

Таким образом, советские хозяйственники сумели весьма эффективно использовать столь масштабное международное событие в интересах советской экономики, и оно вовсе не стало для государственного бюджета СССР «чёрной дырой». Хотя, если бы и стало, то в те годы, когда власть отрицала рыночные принципы и ценности, это можно было бы оправдать исключительной политической значимостью момента. Странно, что нынешние «рыночники» и менеджеры, выступающие за урезание социальных расходов бюджета, взвалили на бюджет почти все олимпийские расходы и вовсе не стесняются объяснять это необходимостью строительства инфраструктуры (которая по итогам олимпиады-80 досталась государству фактически бесплатно) и исключительной политической значимостью. Зато стесняются обращать внимание на такие важные, напрямую определяющие репутацию страны вещи, как общественные туалеты, хотя в 1980 году премьер Косыгин поручал обследовать их состояние, готовить по этому вопросу аналитические записки и обсуждал этот вопрос с членами Политбюро.

Внешнеполитическая обстановка перед началом Олимпиады и во время неё была явно тяжелей, чем сейчас. Если нынешний «бойкот» выражается лишь в отсутствии на ней в качестве зрителей некоторых глав государств (что и не является обязательной частью дипломатического протокола), тогда в связи с войной в Афганистане, руководством США была предпринята попытка срыва игр, объявления их недействительными в силу отсутствия многих спортивных делегаций.

Так же как и сейчас остро стоял вопрос о соблюдении прав человека в СССР и дискриминации ЛГБТ. Так, один из итальянских туристов устроил во время Олимпиады в Москве акцию протеста против статьи УК СССР о мужеложестве. Акция имела определённый резонанс в западных СМИ (См.: Пять колец под кремлёвскими звёздами: Документальная хроника. Олимпиада-80 в Москве. – М.: МФД, 2011., с.774).

На фоне острой международной ситуации телеканалы и информагенства США и ряда западных стран были настроены на крайне негативное освещение Олимпийских игр, однако, помимо вполне очевидных и всем известных политических претензий, предъявить было по сути нечего – по части организации Олимпиады даже очень тенденциозные комментаторы не нашли существенных поводов для критики.

А потому когда сейчас зарубежные, да и российские СМИ критикуют качество подготовки Олимпиады, особенно позорное при её триллионном бюджете, бессмысленность строительства олимпийских объектов на месте когда-то лучшего в стране курорта странно слышать в ответ жалобы на чей-то политический заказ. Политический заказ есть всегда, только вот почему-то четверть века назад, в условиях куда как более сложных, поводов для содержательной критики оказалось намного меньше, чем сейчас.

Олимпиада-80 с её официальными церемониями и широкой культурной программой на фоне подобных мероприятий в тогдашних капиталистических странах вовсе не смотрелась бледно и бедно. Она прошла на достойном уровне, что отмечали даже наиболее критично настроенные по отношению к СССР издания, снабжая эти заключения комментариями о бедности советских граждан. Хотя та олимпиада у советских граждан лишнего куска не отобрала, чего никак нельзя сказать о нынешней.

Какой окажется нынешняя – посмотрим. Пока ясно одно. Политическая акция советского руководства 1980 года оказалась вполне успешным мероприятием и с экономической точки зрения, хотя эта цель и не была тогда основной. Московская Олимпиада общепризнанно была более успешной с точки зрения баланса доходов и расходов организаторов, чем предшествующие летние игры в Мюнхене и Монреале. Российские власти по-прежнему делают вид, что ценят и хотят повторить тот успех, но то, что мы видим, является не более чем попыткой прикрыть политическими целями масштабную акцию по «освоению» бюджетных средств. И апелляции к советскому прошлому ничего в этой картине не меняют.

 


08 февраля 2014 — Сергей Козловский, РСД
Сочи, олимпиада 2014, олимпиада 1980, левые, РСД


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA