Эскалибур русской истории - РСД - Архив

Эскалибур русской истории

Эскалибур русской истории Писать о том, что значит сегодня дата 7 ноября – непросто. Этот день уже давно перестал быть государственным праздником, но при этом не стал народным. Осталось тревожащее, загадочное воспоминание на периферии исторической памяти.

  В советское время день Октябрьской революции значил примерно то же, что день независимости США или день взятия Бастилии во Франции: рождение государства, нации. Героический миф, лежащий в основе национальной идентичности, ежегодно воспроизводящийся для поддержания патриотизма. Распад СССР и крушение марксизма-ленинизма как государствообразующей идеи превратил советские ритуалы и символы в достояние ретроградных партий. «Уходите, это праздник стариков!», - кричали пенсионеры с портретами Сталина, когда в конце 90-х мы, юные леворадикалы, решили присоединиться к шествию КПРФ, первый раз в жизни выходя на политическую демонстрацию. То, что за несколько лет до этого придавало «красному дню календаря» ореол торжественности – сакральная мощь государства – рассыпалось, уступив место грустному фарсу.  

  Крах официозного мифа создал проблемную ситуацию, сбой «исторической памяти». Революция 1917 года, на протяжении десятилетий служившая лубочной иллюстрацией тезисов о гениальности партии, исторической неизбежности господства советской бюрократии над массами, превратилась в загадочное и крайне неудобное для старых и новых идеологов, событие: в разрыв мифологической преемственности, диссонанс в ангельском хоре, прославляющем государство, в… революцию.

  Советская номенклатура была вынуждена табуировать, фальсифицировать и репрессировать память о подлинных событиях, идеалах, действующих лицах русской революции. Она была в одно и то же время основой государственного мифа, и пороховым погребом, угрожающим спокойствию элиты, неисчерпаемым источником антисистемных мыслей, питавших поколения правдоискателей и диссидентов. Этот погреб взорвался в период перестроечной гласности, но когда дым от взрыва рассеялся, перекрасившаяся номенклатура ощутила настоятельную потребность в конструировании новой исторической мифологии, обосновывающей ее господство над обществом.

  Как заманчиво было бы сплести в единую цепь легенды о Святой Руси, добрых царях, просвещенных дворянах, могущественной советской империи и путинской России, «поднявшейся с колен»! Но оказывается, что на самом интересном месте этой волшебной сказки имеется зияющий разрыв, громадное, перерастающее национальные масштабы, событие, присвоить которое не способны ни консервативно-монархические, ни либеральные, ни сталинистские эпигоны. Событие, память о котором, вроде бы, никому не нужна, кажущееся странным, инородным телом русской истории… словно меч, ожидающий героя, который один способен вырвать его из камня.


06 ноября 2014 — Иван Овсянников, РСД
РСД, революция, 1917, 7 ноября, левые, история


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA