Психология масс и Украина - РСД - Архив

Психология масс и Украина

Психология масс и Украина В связи с украинскими событиями все чаще звучит слово "фашизм". Все стороны конфликта клеймят фашистами своих противников. О том, какие психологические механизмы способствуют фашизации массового сознания, размышляет правозащитник, активистка РСД Александра Маркевич.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что в этой статье я не рассматриваю фашизм как вид политического режима. Моя заметка посвящена скорее социально-психологическим аспектам этого явления, то есть тому, как фашизм проявляется в словах и действиях конкретных людей или человеческих сообществ. На мой взгляд, рассмотреть эти аспекты сейчас гораздо более актуально, чем продираться через всем известные 14 признаков фашизма.

В обыденном сознании фашизм четко ассоциируется с преследованиями той или иной группы лиц по этническому признаку. Зачастую это представление сужается до тождества "фашизм = антисемитизм" и никак иначе. На мой взгляд, в данном случае мы имеем дело с логической ошибкой: антисемитизм и прочие проявления дискриминации по этническому признаку - это лишь частный случай фашизма. Фашизм - понятие более широкое. Человек может прекрасно относиться к представителям других национальностей, но, тем не менее, являться фашистом.

Кроме того, я попрошу читателей, хотя бы на время забыть о стереотипном образе фашиста: обвешанный наци-символикой, накачанный, туповатый гопник, бессмысленно орущий «Смерть чуркам» или «Москаляку на гиляку». На самом деле, с фашистом можно столкнуться где угодно, и зачастую они выглядят вполне респектабельно.

Итак, что же такое фашизм в социально-психологическом смысле? Мне кажется, что фашизм в социально-психологическом смысле - это отказ считать другого человека человеком. При этом признак, на основании которого другому отказывают в праве считаться человеком, может быть любым: гендер, раса, национальность, религиозная принадлежность, наличие инвалидности, принадлежность  к той или иной субкультуре,  политические взгляды, сексуальная ориентация, внешний вид и так далее.

При таком подходе "Другой" воспринимается не как личность, а как носитель определенной стигмы. Например, гомофобу совершенно все равно, что тот или иной человек, имеющий гомосексуальные предпочтения, при этом - талантливый врач, слушающий рок-музыку и интересующийся искусством раннего Средневековья. Он для него – гей и, соответственно, вместилище всех пороков.

То есть создается некий искусственный, отталкивающий образ и все представители той или иной группы воспринимаются уже исключительно сквозь призму этого образа.

Второй момент: "Другому" отказывают в праве (простите за невольный каламбур), иметь какие-либо права и интересы, вплоть до права на существование. Если даже последнее не озвучивается вслух, это, так или иначе, подразумевается. "Другой" рассматривается как нечто угрожающее, что было бы неплохо "убрать" с глаз долой, загнать в подполье или уничтожить физически.

Теперь давайте рассмотрим более подробно, каким образом происходит подобное расчеловечивание на примере двух противоборствующих групп, условно назовем их «Партией Майдана» и «Партией Антимайдана». Сразу оговорюсь:  рассматривать я буду не жителей Украины/«Новороссии», а россиян, вовлеченных в общественную полемику по поводу Украины.

Так вот, у меня плохие новости для обеих партий:  невзирая на диаметрально противоположные точки зрения, по сути, обе они являются зеркальным отражением друг друга. К сожалению, обеим свойственны черты, позволяющие диагностировать у них фашистский тип сознания.

Первая особенность состоит в том, что и те, и другие, видят мир черно-белым. Т.е. существуют некие «свои», представляющие собой абсолютное добро, и «чужие» - абсолютное зло, причем вне зависимости от реальных действий. «Свои» могут творить какие угодно преступления, а «чужие» - какие угодно добрые поступки. На конечную оценку это не влияет. Для партии Майдана  в качестве своих выступает киевская власть, сторонники Майдана на Украине и поддерживающие Майдан жители РФ. «Чужими» же в данном случае являются российские власти, Путин, комбатанты «Новороссии», их сторонники в России и на Украине. Для партии «Антимайдана» - наоборот.

При этом любая альтернативная точка зрения  рассматривается обеими группами как признак принадлежности к группе чужаков. Прежде всего, это касается нейтральной позиции. Когда мы готовили антивоенный митинг 30-го августа с повесткой: «Против всех, за мир и переговоры», то столкнулись с тем, что нас с одинаковым пылом именовали «национал-предателями» и «прогнувшимися под Кремль». Иначе говоря, нейтралитет объявляется недопустимым, обе партии требуют примкнуть к какой-либо из сторон.

  Эта особенность – основной посыл, из которого как следствие вытекают все остальные. Первое: «Все, что исходит от своих – хорошо, все, что исходит от чужих – плохо» вне зависимости от реальной ситуации. Если «свои» ведут обстрел из жилых кварталов или сжигают заживо людей – это, как минимум, вынужденная мера, а как максимум – хорошо и правильно. Если же «чужие» помогают пострадавшим – это как минимум «пиар», а как максимум – просто игнорируется. 

Второе: создается максимально отталкивающий образ «чужого». Любое преступление, любая мерзость, реально или нет, совершенная «чужим», максимально тиражируется. Вне зависимости от правдоподобности полученной информации. Отсюда популярность огромного количества лживых историй: пока партия «Антимайдана» обсуждает историю с распятым славянским мальчиком, партия «Майдана» также бездумно ахает над историями с изнасилованными маленькими девочками. Задуматься над правдивостью этих рассказов обе стороны не спешат: уже сама принадлежность тех, кто, якобы, это совершил к лагерю «чужих»  делает эти истории правдивыми в глазах распространителей. Если «чужие» - абсолютное зло, то они способны на такое по определению.

Третье: в отношении  «чужих» допустимо все. Начиная от прямого лишения жизни (здесь отличились обе стороны), и заканчивая отрицанием за противником права на свободу слова, мысли, собраний. В частности, представители либеральной общественности приветствовали разгон антивоенной акции КПУ в Харькове, а их идеологические оппоненты призывали запретить Марш мира в Москве.

Здесь мы имеем дело даже не с известным тезисом: «Друзьям – все, врагам – закон», поскольку он подразумевает хотя бы какие-то рамки дозволенного в отношении противной стороны. Все гораздо хуже.

И на этом, пожалуй, я остановлюсь. Можно еще много говорить и о двойных стандартах, и о некритичном восприятии информации, и о дегуманизирующих эпитетах, которыми клеймят противников обе стороны, но, пожалуй, достаточно того, что уже сказано.
Применительно к рассматриваемой ситуации то и дело проявляющиеся фашистские тенденции в партии Майдана меня настораживают и огорчают в большей степени, чем аналогичные явления в среде антимайдановцев.

Настораживают и огорчают по двум причинам. Первая состоит в том, что партия Антимайдана в массе своей – это потребители того информационного продукта, который им предлагает власть. При смене картинки в телевизоре эти люди в массе своей изменят свою точку зрения таким же образом, как, например, изменили ее люди, в 80-е выходившие на демонстрации под красными флагами, а в 90-е голосовавшие за Ельцина.  Партия же «Майдана» - это люди, казалось бы, всегда занимавшие критическую позицию. Когда такие люди превращаются в одурманенную пропагандой с обратным вектором толпу – это страшное зрелище.

Вторая причина носит, скорее, личный характер. Так получилось, что большинство людей из моего круга общения - сейчас в «партии Майдана».  И когда пропагандистские тезисы с фашистским душком начинает излагать человек, с которым ты вместе выходил на площадь, когда в ответ на самое невинное замечание о трагедии в Одессе лучший друг посылает совершить некое сексуальное действие с Путиным, когда недавние товарищи по борьбе обвиняют тебя в путинизме в ответ на попытки разобраться в текущей ситуации, когда человек, которого ты считаешь мерилом нравственности, пишет статьи, где призывает «убивать колорадов» - это потрясает.

Чисто по-человечески мне очень обидно, когда человек, способный мыслить, приносит свои аналитические способности в жертву своей ненависти к Путину. Да, я его тоже ненавижу, но считаю, что этот субъект не заслуживает столь щедрый подарок.

На самом деле мы находимся в очень тяжелой ситуации, когда вместо «колонны № 5» и «палаты № 6» мы видим две равнобездумные, равно одержимые ненавистью, равно склонные к фашизму «палаты № 6» и маленькую горстку адекватных людей, которая постоянно подвергается обстрелам с обеих сторон. И я уверена, что, к сожалению, это надолго.

Есть ли противоядие от этого? Есть. И оно до безобразия простое. Думать. Анализировать поступающую информацию и не бросаться распространять то, что показалось очень важным, не проверив сведения по разным источникам – вполне возможно, вы распространяете ложь. Думать над тем, что вы пишете в Интернете, над тем, что вы говорите. Подвергать рефлексии вашу реакцию на те или иные события. Ваша ли это точка зрения или кому-то хочется, чтобы вы так думали? Руководствуетесь ли вы рациональными аргументами или иррациональной ненавистью к «врагам»? Короче, включайте голову и оставайтесь людьми. Впустить Дракона в свою душу – дело нехитрое, а выкуривать его оттуда придется долго, трудно и не без последствий.


06 октября 2014 — Александра Маркевич, РСД
фашизм, Украина, Майдан, Антимайдан, левые, РСД, либералы, националисты


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA