День победы. День поражения - РСД - Архив

День победы. День поражения

День победы. День поражения Для меня, как, наверно, и для всякого родившегося в СССР, 9 мая – особый день. Только слово «победа» сегодня как-то особенно режет слух. Украинское слово «перемога» - гораздо точнее. 9 мая это момент превозмогания, преодоления страшного народного бедствия, а не заурядное милитаристское торжество.

  Именно в такое имперское празднество пытаются превратить 9 мая сегодня. На днях в Питере я наткнулся на одну из многочисленных палаток с надписью «Спасибо деду за Победу». Вперемешку с георгиевскими ленточками там можно приобрести такие «патриотические» артефакты, как футболка с изображением Путина и лозунгом: «Защищай мою власть», а также чехлы для паспорта, на которых вместо герба России вытиснен профиль «национального лидера». Это, конечно, китч, но китч исторически обусловленный. Сегодня мало кого смущают откровенно фашистские обертоны официозной пропаганды. Лидеры неонацистских партий Европы не устают восхвалять путинскую Россию как оплот «свободы слова» (разумеется, расистского и ксенофобного). И от того, что на современный российский фашизм часто лепят георгиевский бантик, сущность его не меняется. 

 Человечество двигают вперед не столько победы, сколько поражения. Поворотные моменты в истории России были следствием осмысления опыта поражений, когда национальное самодовольство уступало место кризису власти и стремлению к переменам. Великим реформам 1860-х, революциям 1905 и 1917 годов предшествовали поражения царизма в Крымской, русско-японской и Первой мировой войнах. Победа России в войне с Наполеоном и превращение ее в жандарма Европы способствовала консервации самодержавия и крепостничества. Демократический и антифашистский консенсус в немецком обществе был бы невозможен без катастрофы, на которую обрек Германию национал-социализм, без борьбы молодежи 60-70-х годов с поколением отцов – сообщников преступлений Гитлера.

  Разумеется, я не хочу сказать, что поражение СССР во Второй мировой войне было бы благом. Такая мысль чудовищна по своей сути. Я говорю о том, что трактовка 9 мая как очередного пошлого триумфа в честь «русского оружия», его использование для прославления государства и оправдания политики нынешних властей является насилием над истиной.

  Победа – пожалуй, опаснейшее идеологическое оружие из тех, что были изобретены власть имущими. Победителей, как известно, не судят. Победа покрывает любые преступления, совершенные в прошлом и даже каким-то образом способна оправдывать их в будущем. Победа автоматически снимает все вопросы к победоносной системе, создает вокруг нее ореол сакрального, осуждает любое сомнение как непатриотичное, заглушает критическую мысль литаврами пропаганды.

  Сегодня мы видим, как государственнический миф о Победе используется для оправдания войны, не имеющей ничего общего со спасением отечества, для сплочения нации вокруг политического режима, приобретающего отчетливо деспотические черты. И чем больше нашу историческую память пеленают в георгиевские ленточки, тем более очевидным становится наше поражение.

  Брат моей бабки умер от ран в Берлине 8 мая 1945 года. Похоронка дошла до семьи уже после победы, когда все ждали благополучного возвращения старшего сына. В это время моя бабушка, 17-летняя работница, уже была арестована по обвинению в измене Родине. Согласно семейной легенде, она отказалась оговорить лейтенанта, выводившего группу женщин, мобилизованных для рытья окопов, из под обстрела. В ссылке она встретила моего деда. Он прошел через нацистские лагеря, а после Победы был отправлен уже в советский ГУЛАГ. Там же, на Колыме, родилась моя мама, заставшая в раннем детстве смерть Сталина. Но тот же самый режим позволил моей матери получить образование и приобщиться к высокой культуре. Чем были для этих людей война, победа, сталинизм, советская власть?

   Это была полная невероятных противоречий историческая реальность, не укладывающаяся в прокрустово ложе идеологических клише. Был и «подвиг советского народа», и очевидный социальный прогресс, достигнутый до и после войны, и чудовищное унижение народа тоталитарной бюрократией, и разочарование тех, кто надеялся на светлое послевоенное будущее. Это была и Победа, обернувшаяся в конце 40-х – начале 50-х апогеем сталинизма, и Поражение, следствием которого стало – к сожалению, слишком слабое и недолговечное, возрождение революционного энтузиазма в годы хрущевской оттепели.

  Наша память о войне должна быть не слепой мифологической псевдопамятью, не проявлением тупого национального мракобесия, не ритуалом почитания мощей и реликвий, а живой антифашистской практикой, основанной на познании и переживании исторической трагедии ХХ века. 

 


08 мая 2015 — Иван Овсянников, РСД
9 мая, день Победы, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, сталинские репрессии, Сталин, РСД, левые, история


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA