Дело лося

29 октября в Саратовской области был задержан первый секретарь Московского горкома КПРФ Валерий Рашкин. В машине депутата нашли разделанную тушу лося, топор и два ножа со следами крови, а затем, недалеко от места убийства животного, и ружье с охотничьим билетом на имя Рашкина. Задержанный отказался от прохождения медицинского освидетельствования на предмет алкогольного опьянения, что добавляет еще один пункт обвинения — вождение в нетрезвом виде.

Несколько дней ведутся споры о том, виноват он в произошедшем или нет, подстроено ли все спецслужбами или даже однопартийцами. Версии озвучиваются разные, и некоторые из них напоминают конспирологические теории. Кажется, истина, как всегда, где-то посередине. Но какова не оказалась бы эта истина, она не отменяет того, что дело Рашкина — серьезный удар по оппозиции.

Валерий Рашкин — организатор многочисленных московских митингов, координатор подачи иска в суд об оспаривании результатов электронного голосования. Именно он в последнее время курировал законопроект об отмене ДЭГ. Да, он был встроен в общую логику КПРФ, которая никогда не была настоящей оппозиционной силой, а неизменно исполняла свой статус разрешенного громоотвода.

Да, Михаил Лобанов, кандидатуру которого Российское социалистическое движение поддержала на этих парламентских выборах, был выдвинут именно от КПРФ. Однако это решение компартия приняла не потому, что хотела помочь избраться оппозиционному кандидату и демократическому социалисту. Скорее КПРФ выдвинула Лобанова, потому что, когда она вела кулуарные переговоры с представителями власти, ей было необходимо предложить несколько “слабых” кандидатов, чтобы единороссы согласились с общим списком московских кандидатов от компартии, куда вошел и политический тяжеловес Рашкин. Именно таким “слабым” кандидатом и надлежало стать Михаилу Лобанову — но с этой ролью он не справился. Ни единороссовская, ни КПРФная номенклатура не ожидали, какую силу в агитационном поле могут представлять искренне поддерживающие Михаила и насколько высоко недовольство населения проводимой властями политикой.

Стоит также вспомнить, как на второй встрече с депутатами на Пушкинской площади именно функционеры КПРФ не дали выступить Михаилу Лобанову, несмотря на то, что у него был самый большой отрыв голосов среди кандидатов в Москве: он разгромил телепропагандиста Евгения Попова на УИКах, но не получил свой мандат из-за сфальсифицированного онлайн-голосования.

Однако в последнее время, когда власти планомерно стерли с политических радаров всех серьезных лидеров, не связанных с Кремлем, а низовые массовые протесты стали невозможны из-за санитарно-эпидемиологических ограничений (которые запрещают даже одиночные пикеты), именно “радикальное крыло” КПРФ взяло на себя роль организаторов площадки для публичных высказываний. А главным представителем этого крыла и является Валерий Рашкин. Он одновременно “системный” и “радикальный” оппозиционер, занимающий высокую позицию в парламентской партии.

Рашкин не раз позволял себе высказывания, неожиданные для представителя системной оппозиции. В 2017 году коммунист направил в Следственный комитет запрос, связанный с расследованием ФБК (признан в России иностранным агентом и экстремистской организацией, запрещен в РФ) о возможной коррупционной деятельности Дмитрия Медведева. В том же году депутат требовал отставки вице-премьера Виталия Мутко из-за допингового скандала. В 2018 году он выступал в поддержку Сергея Удальцова, арестованного за нарушение правил проведения массовых мероприятий.

К сожалению, мы можем черпать информацию о происшедшем только из двух источников: провластных каналов и показаний самого Рашкина. Первые обладают достаточно убедительными доказательствами: видеосъемкой на месте задержания, а также видеозаписью, на которой видно, как Рашкин грузит в свою машину чехол от оружия, контейнер (который потом видно на съемке), видно сам автомобиль. Это делает все оправдания депутата о невинном чаепитии в лесу совершенно неубедительными. Также эти видеозаписи ломают конспирологические теории тех, кто пытается полностью оправдать депутата — очевидно, что тот действительно ехал охотиться.

В остальном эта история полна белых пятен. Неясно, сколько было охотников, кто эту вылазку организовывал, кто, наконец, стрелял в животное. От этих деталей в том числе может зависеть и мера наказания за преступление.

Главное, что в очередной раз стало явным после этой истории — серьезный уровень слежки за любой заметной политической силой, которая делает шаг в сторону от дозволенного. Очевидно, Рашкина прослушивали, за ним следили по камерам, к этой операции готовились заранее, а спецслужбы были осведомлены обо всех его планах. На сайте RT со ссылкой на “источник в районном обществе охотников и рыболовов” говорится о том, что за политиком следили за несколько часов до задержания, используя в том числе тепловизоры, и дожидались конкретного момента, когда Рашкин погрузил лося (главную улику) в машину. Кажется, он сам не подозревал, какой уровень предосторожности ему нужно было соблюдать после событий начала осени.

Непрекращающиеся увещевания о “бедных зверушках”, которые используются с целью пропаганды против Рашкина, представляются нам глубоко лицемерными. Всем нам известно множество схожих, а то и куда более серьезных преступлений, за которые чиновники из ЕдРа не несли никаких политических последствий и отделывались формальными штрафами. Надо понимать, что информационная война ведется без перерывов и сбоев, а преимущество всегда на стороне тех, у кого деньги и власть.

Большая часть российских СМИ всегда работает на руку прогосударственным провокаторам: информация распространяется за мгновение ока, а сообщения о том, что это не совсем правда или лишь часть общей картины, не получают широкой огласки. 

Один из важных инструментов деполитизации общества — делать занятие политикой не только опасным, но и постыдным. За каждым мало-мальски заметным оппозиционером найдется хотя бы одна грязная история, а если не найдется, то уж точно придумается. Но в случае с Рашкиным особо и стараться не пришлось — надо было просто появиться в нужный момент в нужном месте. Даже если в итоге окажется, что все было слово в слово, как говорил Рашкин, отмыться от этой грязи он уже не сможет. 

Произошедшее — удар по репутации КПРФ и, как полагают многие, крест на политической карьере депутата. Да, депутатская неприкосновенность не дает возможности быстро раскрутить дело, но и этот вопрос можно решить. После 16 ноября, когда ожидается соответствующее выступление в Госдуме генерального прокурора, Рашкина могут лишить депутатской неприкосновенности и осудить по всей строгости закона, то есть лишить его свободы вплоть до пяти лет. 

КПРФ при этом заявляет, что никакого внутреннего решения о лишении Рашкина мандата не принималось и что он может прийти на заседание 8 ноября.  Юрий Синельщиков как ответственный за внутрипартийное расследование этого дела высказывается довольно осторожно: он говорит, что партия не может дать оценку без материалов следствия, но и не сбрасывает со счетов идею инсценировки.

Этот скандал высосан из глупости одного партийного функционера, которую партия власти намерена использовать в своих целях. А цель у него одна: уничтожить последние структурные возможности для тех, кто не согласен с Единой Россией, хоть как-то влиять на политику.

Полина Кузнецова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.