Люди умирают от ковида

Каждый день ставит новые рекорды умерших от ковида. За вчерашний день, 18 октября, от коронавирусной инфекции в России умерло 1015 человек — это новый максимум за все время пандемии. Для сравнения: в Великобритании населения примерно в 2 раза меньше, чем в нашей стране, однако там в сутки умерло 57 человек.

На улицах российских городов красуется социальная реклама с риторическим вопросом: «Сколько еще должно умереть, чтобы ты привился?» Почему граждане России так неохотно прививаются, несмотря на то, что это каждый день стоит жизни тысяче людям? Ответ простой: недоверие к власти. На прошлой неделе премьер-министр Михаил Мишустин доложил, что из 146 миллионов россиян привилось всего 42 (многие утверждают, что реальные цифры еще меньше). При этом, несмотря на рекордно высокий уровень заболеваемости, правительство не вводит новых мер.

Низкий уровень вакцинации всего лишь отражает неодобрение действий президента и подконтрольных ему органов исполнительной власти. Глупо проводить пенсионную реформу, фальсифицировать выборы и «обнулять» сроки, систематически добавлять дров в огонь сексизма и гомофобии, а потом удивляться, что народ почему-то не марширует дружными рядами на пункты вакцинации. Даже путинский апологет Пётр Толстой признает, что информационную кампанию против COVID власть проиграла: «Нет доверия людей к тому, чтобы идти и вакцинироваться, это факт». Он также отметил: «Подход „мы сказали, а вы делайте“ не работает». Критику Толстого поддержал и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: «Государство всегда чувствует и знает свою долю ответственности. И, разумеется, не все, что нужно было сделать, сделано в плане информационного разъяснения безальтернативности и важности вакцинации».

Чего еще ожидать от россиян, как не небрежного отношения к пандемии, когда само правительство России, похоже, абсолютно безразлично к тому, что каждый день погибают все больше и больше людей? Как надеяться на доверие простых людей к Спутнику V, когда сам Путин только в конце июня заявил, какой именно вакциной он привился в марте этого года (и это несмотря на то, что Минздрав одобрил российскую вакцину уже в августе 2020-го)?

Частично недоверие россиян к вакцинации объясняется недоверием конкретно к Спутнику V — ведь западные вакцины, например, Pfizer-BioNTech или Moderna, в России недоступны. Да, Sputnik V одобрили 70 стран, да и в журнале Science вышла вполне позитивная статья про него. Но на начальном этапе разработки российская вакцина вызывала большую настороженность из-за закрытого и слишком быстрого процесса ее утверждения в России. «Спутник» не принят Европейским союзом, ни США, ни Всемирной организацией здравоохранения.

Федеральная власть самоустранилась от ответственности, переложив ее на губернаторов. Они же, как правило, ничего серьезнее, чем перевод сотрудников старше 60 лет на дистанционный режим работы, не вводят. Даже мэр Москвы Сергей Собянин, который считается самым главным сторонником ограничительных мер среди глав регионов, в августе 2021 года отменил обязательное получение QR-кодов для посещения ресторанов и кафе, просуществовавшее совсем недолго. Правда, сам Собянин заявлял, что месячный запрет посещения пунктов общепита без кодов себя каким-то неведомым образом себя оправдал. Судя по всему, петербургские власти, вводящие с 1 декабря аналогичное правило для ресторанов и кафе в Санкт-Петербурге, пойдут по пути московских: создадут видимость бурной деятельности, а потом отчитаются о «высоких» результатах.

Решая, нужно вводить ограничения или нет, власти смотрят не на то, как ограничения повлияют на здоровье граждан, а на то, как они скажутся на положении крупного и среднего бизнеса. Вице-премьерка Татьяна Голикова, правда, из-за распространения коронавирусной инфекции предложила ввести по всей стране нерабочие дни с 30 октября по 7 ноября. Но, конечно же, она не уточнила, будут ли оказаны какие-либо меры поддержки мелкому бизнесу и как государство будет защищать работниц и работников тех предприятий, руководство которых будет отказывать им выплате зарплаты за этот период.

В термине «эпидемиологическая политика» для Кремля ключевое слово «политика», а не «эпидемиологическая». Так, например, чтобы обеспечить победу «Единой России» на сентябрьских выборах в Госдуму, правительство сняло ряд ковидных ограничений — подобные шаги были предприняты и летом 2020 года перед голосованием по поводу поправок в конституцию, которые позволили Путину править до 2036 года. Можно сказать, что единственное, где государство строго смотрит на исполнение коронавирусных ограничений — это когда мы выходим на пикеты. Теперь нас легче задержать и привлечь к ответственности в связи с нарушением «ковидного» режима.

Спустя 30 лет после распада Советского Союза качество и доступность «социалки», в том числе системы здравоохранения, снизилось. После того, как капиталистические элиты три десятилетия боролись за атомизацию рабочего класса, уровень социальной ответственности населения неизбежно снизился. «Внезапно» выяснилось, что люди не всегда понимают, почему вдруг в эпоху индивидуализма и волчьих законов капиталистического общества нужно надевать маску — не только ради себя, но и ради других.

В нынешних условиях свое решение о вакцинации мы должны принимать не на основе доверия (или, скорее, недоверия) российским властям, которые всегда действуют в интересах крупного бизнеса и его прибылей, а ориентируясь на научное мировоззрение и доказательную медицину. Российское социалистическое движение призывает всех своих сторонниц и сторонников, которые еще не сделали прививку, пройти курс вакцинации. Социалистически преобразовать общество смогут только рабочие, и вопросы их здоровья имеют особенную важность для прогрессивных левых.

Леонид Кригер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.