Манифест Веганской платформы РСД

Хотя истории известны случаи, когда социалисты/-ки выступали за права животных, они скорее остаются исключениями, нежели правилом. Да и от зоозащитниц/-ков редко услышишь критику капитализма и желание построить социалистическое общество. В этом манифесте мы утверждаем, что капитализм представляет серьезное препятствие на пути отмены эксплуатации животных и что ценности движения за их права являются левыми.

Мы считаем, что социалисткам и защитницам прав животных следует объединяться против общего врага — буржуазии. Эта солидарность должна выражаться в обязательном переходе на веганство и активной борьбе за интересы трудящихся.

Эксплуатация животных и угнетенных классов отличалась историческим развитием и отношением к средствам производства. Однако мы разделяем общую для всех нас способность чувствовать, жаждем жить и избегать страданий. На протяжении истории мы были жертвами насилия и эксплуатации. В отличие от трудящихся, коллективно животные не способны выступать в качестве субъекта борьбы за собственные права, но это никак не оправдывает всеобъемлющее насилие над ними.

В отрыве от материально-исторического анализа общества буржуазные этические теории оказываются неспособны объяснить возникновение и сохранение института эксплуатации животных, а опирающееся на них зоозащитное движение добиться хоть сколько-нибудь значимых результатов. В то же время, учитывая, что современный уровень развития производительных сил делает отказ от животноводства не только возможным, но и необходимым, все, кто стремится построить мир, свободный от социально-обусловленного насилия, угнетения и эксплуатации, должны включать в сферу своего внимания не только людей, но и всех других способных чувствовать животных. Мир свободы, равенства и солидарности должен быть веганским.

Почему мы против капитализма?

За один год человечество убивает более триллиона животных. Это больше, чем родилось людей за всю историю [3]. Подавляющее большинство этих животных убивают для производства продуктов питания. Стандарты их эксплуатации любой человек без колебаний назовет пытками, если они будут применены к людям. В этом чудовищном насилии нет совершенно никакой необходимости. Хуже того, животноводство является ведущей причиной климатического кризиса и вымирания биологических видов.

Оно чудовищно нерационально, поскольку мы могли бы произвести гораздо больше пищи, потратив значительно меньше природных ресурсов и рабочей силы, если бы выращивали растения непосредственно для питания людей, а не на прокорм сельскохозяйственных животных. Кроме того, все больше специалистов в сфере здравоохранения заявляют, что употребление продуктов животного происхождения не только не является необходимым для полноценной и здоровой жизни, но и вредно для нашего здоровья. Наконец, животноводство служит одной из ключевых причин возникновения новых вирусов.

Несмотря на все это, с каждым годом мы убиваем все больше и больше животных. Животноводство — это гигантский бизнес, приносящий миллиарды долларов своим владельцам. И эти хозяева жизни (и смерти) делают все возможное, чтобы сохранить свое положение и увеличить прибыли.

Все в капитализме должно стать товаром на продажу. Животные, разумеется, не имели никаких шансов избежать этой участи. Они буквально превращены в товары, ресурсы, собственность, которой мы можем распоряжаться так, как нам заблагорассудится (законодательные ограничения, как правило, незначительны и обеспечивают лишь такие стандарты эксплуатации, которые и без всяких законов соблюдает любой рациональный и информированный собственник). Мы буквально режем их трупы на куски, упаковываем и клеим ценник. Но в магазине видим лишь товар, истинная его форма — некогда чувствующее животное, которое не хотело страдать и умирать — оказывается от нас скрыта.

И все же многих людей смутно волнует эта проблема. Еще в детстве мы могли испытать шок, узнав, что на завтрак, обед и ужин едим тех самых животных, про которых нам читают сказки. Дабы сохранить статус-кво и свои прибыли, капиталисты транслируют разного рода идеологии, формируя наше мировоззрение и успокаивая совесть, чтобы мы и далее продолжали непосредственно участвовать в эксплуатации животных. В качестве наиболее очевидного примера можно привести патриархальный идеал «настоящего мужика», который обязательно должен быть заядлым охотником и рыбаком и есть как можно больше животных, совершенно игнорируя их страдания и подавляя собственные эмоции.

Но самая распространенная идеология животноводческого бизнеса гласит, что в эксплуатации животных нет этической проблемы, если обращаться с ними «гуманно». Это действительно очень широко распространенное убеждение. Его придерживаются практически все: от активистов большинства зоозащитных организаций до хозяев боен. Любой животновод с удовольствием расскажет, как «гуманно» убивают животных на его бойне. Эта идеология задает рамки всякого обсуждения животных в наши дни. Вместо разговоров о неприемлемости эксплуатации животных как таковой, мы спорим о том, по каким именно стандартам следует их эксплуатировать. В итоге кампании многих зоозащитных организаций не особо отличаются от рекламы животноводческого бизнеса. И те и другие говорят о том, какая эксплуатация гуманная, а какая нет.

Но в конечном итоге «гуманными» обычно оказываются такие стандарты содержания и убийства животных, которые сокращают расходы и стимулируют спрос, убеждая сомневающихся потребителей, что о животных позаботились. Капиталисты получают прибыль, зоозащитные организации — пожертвования, потребители — моральный комфорт и привычные продукты, а животные — нож в горло.

Пытаясь объяснить такое положение вещей, занимающиеся этикой в отношении животных философы указывают на спесишизм — дискриминацию по биологическому виду. Как правило, в их понимании спесишизм оказывается лишь широко распространенным предрассудком, который обуславливает разное отношение к страданиям людей и других животных.

Предполагается, что если устранить эту ошибку в суждениях, то эксплуатация животных по крайней мере значительно сократится либо и вовсе исчезнет. Такой подход не отвечает на вопрос о причинах возникновения и сохранения самого спесишизма. На веганской платформе мы рассматриваем спесишизм в качестве идеологии, которая, как и обозначенные выше, возникает для рационализации, оправдания и сохранения эксплуатации животных. Мы согласны, что важно выступать против спесишизма как такового, но нужно понимать, что не только спесишизм обуславливает животноводство, но само животноводство в большей мере обуславливает спесишизм.

Обозначенные выше идеологии являются идеологиями животноводческого бизнеса, которые он навязывает обществу самыми разными методами: от прямой рекламы до скрытого или явного сотрудничества с «зоозащитными» организациями. До тех пор, пока общественное обсуждение животных формируется столь могучими силами, извлекающими из их эксплуатации огромную прибыль, для животных ничего не изменится.

Государство при капитализме обслуживает интересы крупного бизнеса, в том числе и животноводческого. Оно субсидирует этот бизнес, блокирует принятие невыгодных ему законов и репрессирует активисток, которые могут представлять для него угрозу.

Кроме того, капитализм неизбежно увеличивает экономическое неравенство. Нищета, в которую он погружает все большую часть населения, практически не оставляет времени на то, чтобы задуматься об этических вопросах приемлемости использования животных.

Мы требуем признания за всеми чувствующими животными права не быть собственностью ни в какой из ее форм. Они не должны рассматриваться в качестве товаров, ресурсов или средств производства. Признание одного этого права означает полный отказ от животноводства. До тех пор, пока животные остаются имуществом, все их интересы будут иметь исключительно экономическую ценность, а нормы обращения с ними определяться объемом извлекаемой из их эксплуатации прибыли. Мы должны обеспечить достойную жизнь до момента естественной смерти для всех уже появившихся на свет одомашненных животных, но полностью прекратить разведение новых.

Равенство между людьми и другими животными не означает абсолютно одинакового обращения. Оно означает равенство в праве не быть чужой собственностью.

Движение в защиту прав животных — это движение за социальную справедливость. Выступая против насилия и дискриминации в отношении чувствующих животных, мы не можем оставаться в стороне, когда речь идет об угнетении и эксплуатации людей. Будь то трудящиеся в целом или отдельные их группы — женщины, темнокожие, ЛГБТ, пожилые, люди с ограниченными возможностями и многие другие — мы считаем своим долгом последовательно выступать в защиту их прав на стороне прогрессивных левых движений.

Почему левые должны перейти на веганство?

Большинство левых либо игнорируют движение за права животных, либо относятся к нам насмешливо или даже враждебно, считая наше движение буржуазным, состоящим из привилегированных представителей «среднего класса», не имеющих ничего общего с «настоящими рабочими» и ставящих животных превыше людей, зачастую в ущерб наиболее угнетенным группам. Что уж и говорить про называющих себя «левыми» консерваторов и сектантов, которые объявляют «буржуазным» вообще все, что не укладывается в ортодоксальное прочтение классиков марксизма или политику Сталина.

В первую очередь необходимо еще раз подчеркнуть, что нет никаких оснований утверждать, что продукты животного происхождения необходимы для полноценной и здоровой жизни. Ни одна авторитетная здравоохранительная организация не утверждает ничего подобного. Ведущие диетологические организации мира открыто и недвусмысленно заявляют, что правильно спланированный веганский рацион удовлетворяет все потребности организма в любом возрасте, при любых физических нагрузках и во время беременности [9].

Составить такой рацион не составляет совершенно никакого труда, все необходимые продукты доступны в любом сетевом магазине у дома, а веганская продуктовая корзина в среднем дешевле аналогичной невеганской. Мы простые трудящиеся и студентки, которые ни в коей мере не рассматривают веганский образ жизни в качестве некого аскетизма.

Веганский рацион может быть разнообразным, вкусным, сытным, полезным, доступным и легким в приготовлении, ни в чем не уступая невеганскому. Некоторые веганы/-ки придерживаются здорового питания, другие предпочитают пиво с чипсами. Одни едят мало, другие много. Нас объединяет только отказ от участия в бессмысленном насилии над чувствующими животными. В веганстве нет ничего элитарного. Напротив, что может быть более элитарным, чем идея, согласно которой мы можем убивать других без всякой необходимости, просто ради своего комфорта и гастрономического удовольствия?

Выступая против необоснованных иерархий и социально-обусловленного насилия, мы считаем веганство необходимым выражением принципа свободы и равенства в своей личной жизни. Будет просто бессмысленно и лицемерно обвинять животноводческий бизнес в пытках и убийствах животных, в то же время оставаясь его верными клиентами. На поводу у буржуазии идут не веганки и веганы, последовательно выступающие против эксплуатации животных, а наши критики, повторяющие идеологические клише животноводческого бизнеса.

Эксплуатация животных не может быть «гуманной». Производство любых продуктов животного происхождения всегда было и будет связано с пытками и убийствами животных. «Гуманное убийство» — это оксюморон. Вместо обсуждения «правильных» способов насилия, мы должны отказаться от него раз и навсегда. И покуда животные остаются собственностью, они будут избавлены лишь от тех страданий, причинение которых не находится в интересах их собственников. Структурно это не отличается от рабства. Мы выступаем против эксплуатации животных, потому что находим ее несправедливой, равно как и эксплуатацию рабов и наемных рабочих.

А учитывая ведущую роль животноводства в экологическом кризисе, человечество просто не может позволить себе продолжать разведение и потребление животных, не рискуя при этом сохранением пригодного для нашей жизни климата на планете. От животноводства придется отказаться так или иначе, и чем раньше мы начнем работать в этом направлении, тем эффективнее сможем выстроить нашу социально-экономическую политику в будущем. Нам будет гораздо проще построить общество изобилия, если мы не будем расходовать ресурсы на выращивание сельскохозяйственных животных, а вместо этого направим их на производство здоровой пищи непосредственно для людей. Кроме того, отказ от животноводства сократит случаи возникновения новых штаммов вирусов, а разработка рекомендаций по здоровому растительному питанию благоприятно скажется на здравоохранении.

Мы хотим подчеркнуть, что призываем исключительно к веганству и ни к чему меньшему. Вегетарианство, флекситарианство, отказ от мяса по понедельникам и прочие подобные позиции, подразумевающие сокращение, но не полный отказ от участия в эксплуатации животных, не являются удовлетворительными ни с этической, ни с практической точек зрения. Мясо ничем не отличается от молока или яиц, все эти продукты подразумевают пытки и убийства животных без всякой необходимости.

Мы также не поддерживаем кампании, согласно которым одни формы эксплуатации хуже других, в качестве примеров можно привести антимеховую кампанию, кампанию против поедания собак в Китае или дельфинов в Японии, кампании против убийства животных во время религиозных праздников и тому подобные. Эти кампании лишь поддерживают эксплуатацию животных, предполагая, что прочие формы эксплуатации приемлемы. Кроме того, они обычно основаны на дискриминации людей. Нет разницы между мехом, который преимущественно носят женщины, и кожей, шерстью или любыми другими продуктами животного происхождения. Нет разницы между убийством и поеданием собаки или дельфина и убийством и поеданием курицы или коровы. Нет разницы между тем, что делают с животными во время Курбан-Байрам или Капарот, и тем, что происходит с ними на любой бойне.

Наша программа

  • Ввести полноценное веганское меню во всех государственных учреждениях: школах, ВУЗах, больницах, тюрьмах, армии и т. д.
  • Отменить все субсидии животноводческого бизнеса и направить средства на развитие эффективного растительного сельского хозяйства.
  • Отменить обязательное тестирование бытовой химии и любой другой продукции на животных и продуктах их эксплуатации.
  • Организовать просветительские проекты о веганстве и правах животных.
  • Разработать рекомендации по здоровому растительному питанию и организовать для медицинских работниц и работников курсы повышения квалификации в сфере диетологии.
  • Для рабочих, потерявших работу в сфере животноводства, разработка комплексных программ социальной помощи и трудоустройства в других сферах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.