Женское лицо патриархата

Старых правительственных нетопырей под давлением общественности меняют на строгих женщин в белых костюмах. Но почему-то от кроткого взгляда этой воцерковленной дамы, нашего нового детского омбудсмена, кровь стынет в жилах больше, чем от вида брызжущего слюной следователя.

Елена Мизулина, трясясь от восторга, рассказывает, что нужно полностью запретить аборты и о «серьезном прорыве», который совершила Россия, запретив гей-пропаганду. Ирина Яровая в белоснежных латах поднимается на борьбу с сетевыми экстремистами. Приходит «чувствующая божествование» министр Васильева (взрастившая мудрым словом достославного Илью Горячева. В ЦБ давно сидит ловкая Эльвира Набиуллина, методично считает деньги для Германа Грефа. Ирина Голодец аккуратно проводит в жизнь решения ее хозяев по уничтожению здравоохранения, образования и пенсионной системы.Сегодня назначили новую беспощадную высочайшую даму: матушку Анну Кузнецову.

Эти перемены никак не связаны с победой феминизма. Скорее наоборот — они соответствуют старинным русским патриархальным традициям, почитанию женщин-святых и мифу о Родине-матери. Россией правят мужчины, но у нее женское лицо.

В минуты особенной опасности для государственной системы именно женщины-пропагандистки призывают записываться в добровольцы, вспомнить о духовности, взять военный заем, запретить аборты и спасти российских детей от усыновления за границей («Закон Димы Яковлева» внесли Екатерина Лахова (ЕР) и Елена Афанасьева (ЛДПР).

Политика адаптируется к текущей ситуации: откровенная грубая чушь, которую несли депутаты и государственные деятели девяностых и начала двухтысячных, всех изрядно утомила, зато женщины-политики аккуратны, исполнительны, грамотнее говорят и лучше выглядят. Ребрендинг прошел успешно: на смену жадным коррупционерам с бегающими глазками, пришли профессиональные женщины-идеологи, которые всегда будут говорить правильные слова, но никогда не будут ничего радикально менять, потому что это противоречит женской добродетели смирения.

Их заказчиками по прежнему остаются владельцы бесполого капитала, которому, в сущности, безразлично, какие половые признаки у его глашатаев. Вернее, нет:в существующей системе оплаты труда и отношения к женщинам в обществе, те из них, кого допустили до кормушки, оказываются куда более преданными сотрудниками.

Подобно тому, как работодатели порой охотнее нанимают матерей-одиночек, потому что они будут больше дорожить рабочим местом, российский парламент нанимает Валентину Матвиенко — ведь ей нужно заработать сыночку на день рождения в Юсуповском дворце.

Новая омбудсвумен еще показательнее: мать шестерых детей, похожая на Богоматерь с рождественской открытки, будущая депутатша от Единой России, руководительница фонда, раздающего гранты НКО (т.е. отлично понимает все схемы, расклады и изменчивый российский номенклатурный климат).

754733530756580

 

На фотографии с Владимиром Путиным она выглядит куда лучше, чем сонный премьер.

Многодетная мать непримиримо борется с абортами: изобретение ее фонда «Покров» — конкурс среди женских консультаций на то, чтобы проводить как можно меньше абортов, побеждает тот врач, который сделал минимум абортов (а лучше не сделал вообще). Учитывая, что Согласно пункту 3 статьи 70 закона «Об основах охраны здоровья», российские врачи имеют право отказаться от проведения аборта по личным убеждениям, фонд, оказывая финансовое давление на гинекологов, которым, как известно, государство платит смешные деньги, — выкупает у них за деньги свободный выбор женщин распоряжаться своим телом. Многодетная омбудсвумен верит в телегонию: лженаучную концепцию о некоей «сексуальной памяти» организма, согласно которой спаривание с разными партнерами каким-то образом влияет на организм женщины и ее потомство, использовавшуюся клерикалами для оправдания принципа «один партнер на всю жизнь».

Кроме того, она борется за многодетные семьи и за то, чтобы насилие всегда оставалось внутри семьи («ювенальная юстиция — это право ребёнка жить и воспитываться в семье»). В программе, которую она опубликовала на сайте «Правмир», присутствуют все желания современного тоталитарного православного государства: превратить женщину в инкубатор, заменить личный выбор женщин мнением представителей православного Халифата и насадить везде саженцы колосящейся духовности (связанной почему-то с ее страстным интересом ко всему, что находится у мужчин и женщин пониже пупка: количеству половых партнеров и абортов).

От кроткого взгляда этой воцерковленной женщины кровь стынет в жилах куда больше, чем от вида брызжущего слюной следователя СК. Она не будет нас бить, паковать в воронок и отправлять в Магадан. Она будет убивать нас добрым пастырским словом: «неделями тишины» в женских консультациях, психологическим давлением на нерожавших секулярных женщин, слатшеймингом, разговорами о смирении и женском предназначении.

Она запретит нам разводы, и мы будем тихо умирать, истекая кровью, на кухнях, избитые мужьями, с которыми не сможем расстаться, ведь браки заключаются на небесах. Она будет отуплять наших детей на уроках ОПК в школе. Те, кто поведется на ее сладкие посулы и родит двух, трех, четырех и более детей, быстро узнают, что многодетное материнство невозможно без поддержки грантового фонда на 420 миллионов рублей. Все, что раньше казалось сказками из Домостроя, воплотилось в мироточивой кандидатке в депутаты.

Так женщина будет уничтожать женщин. Родимая «матушка Россия» съест нас, как чушка своих поросяточек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.