"Марш миллионов - 3": несмотря на всеобщее разочарование, будущее есть - РСД - Архив

"Марш миллионов - 3": несмотря на всеобщее разочарование, будущее есть

Доминирующее чувство разочарования от "Марша миллионов - 3" на практике засвидетельствовало ранее ощущаемый многими тупик, в который зашло движение. Однако эволюция политической сознательности ядра протеста, которое можно было наблюдать 15 сентября, и поиски новых практик политического действия, идущие все последние месяцы за территорией крупных митингов, продолжают содержать в себе значительный потенциал для его роста

"Марш миллионов - 3"

Дезориентированность рядовых участников субботней акции протеста, пожалуй, лучше всего переданная очерком "Боль и пустота" журналиста Егора Сковороды, была предсказуема. Не предчувствие ли этого заставило организаторов акции 12 июня назначить следующую дату мобилизации аж на сентябрь, т.е. взять паузу на целых три месяца?

Все последние десять месяцев движение было ситуативным и несамостоятельным. От митинга к митингу повестка постоянно менялась: думские выборы довольно быстро стали менее интересны президентских, а вскоре перестали говорить и о последних. Главенствующие политические смыслы формировались не внутри движения, а в медийном пространстве и в качестве реакции на действия властей. Таким образом, подобие общей идеологии протеста возникало не в его рамках, а приходило извне.

мм3 РСД

Отсутствие 15 сентября актуальной повестки и гнетущие однообразие сценария идущего митинга, с каждой минутой после шествия подталкивало уходить с проспекта Сахарова все больше участников акции. Вместе с ними улетучивалось воодушевляющее пространство общения, которое впервые возникло в мае-июне и было противовесом оккупированной "випами" сцене.

мм3 лгбт

С другой стороны, рутинизация "Маршей миллионов" способствовала и росту сознательного участия. Кроме образовательной колоны, заявившей о себе еще 12 июня, в субботу на улицы вышли отдельные колонны медиков, экологов, дольщиков и многих других. Всем этим людям оказалось важно продемонстрировать, что их не стоит связывать с официальными "лидерами" оппозиции, и заявить собственную повестку.

Вне митингов

Хотя центром растущей политизации остается пространство крупных митингов, все больше и больше ее будущее начинает зависеть от того, что происходит вне уличных акций.

Пожалуй, лишь в декабре-январе протест неполитического большинства мог ограничиваться митингами и социальными сетями. Довольно быстро митинги стали не более чем средством привлечения социума к общественной проблеме и позициям участников акции. Послевыборные протесты быстро заняли главное место в общественно-политической жизни России, а значит перед движением во весь рост встала задача следующего уровня.

мм3 РСД Ярослав

Нулевая репутация всех трех политических флангов для людей, получивших первый опыт участия в политике лишь после выборов в Госдуму, означала, что поиск средств для изменения ситуации будет проходить исключительно опытным путем. Поездка к голодающему Олегу Шеину; гуляние по бульварам и "ОккупайАбай"; стояния у судов; спровоцированное процессом над Pussy Riot гражданское самоопределение профессиональных сообществ;, возникновение "Комитета 6 мая"; стоящая за движением наблюдателей и помощью Крымску политизация волонтерских практик, ранее свойственных лишь сфере благотворительности, – все это должны были пережить на собственном опыте те, кто не мог удовлетвориться ролью массовки на митингах "лидеров" оппозиции.

Будущее

Конечно, наблюдаемый пусть и небольшой, но все-таки рост политической сознательности протестного ядра не стоит однозначно противопоставлять унынию большинства. Не стоит его однозначно противопоставлять и обрыдшим "випам", до сих пор не желающим покидать главные места на сцене митингов. Все это - части одного движения, находящиеся между собой в сложных и противоречивых отношениях. Так, ощущение всеобщего консенсуса, возникшее в декабре, формирует на крупных митингах то политическое пространство, в котором начинают заявлять о себе различные активистские группы. Если участвующее лишь в крупных акциях большинство перестанет на них ходить, исчезнет и пространство, в котором можно заявить о себе активистскому ядру протеста.

Если массовость будущих митингов является обязательным условием для развития протестного движения, то за счет чего она обеспечивается? Еще в декабре социальные сети могли конкурировать со СМИ, к маю же последние вернули свою непропорционально большую роль в общественно-политической среде. Мобилизация участников уличных протестов стала обеспечиваться классическими СМИ, вещающими на всех углах о следующей дате крупной акции. О чем ярко свидетельствуют показатели соответствующих агитационных встреч в социальных сетях – начиная с весны, они редко набирают более нескольких сотен человек, тогда как на улицы выходят десятки тысяч.

мм3 РСД

И численность участников будущих крупных акций вполне вероятно может значительно уменьшится вследствие демонстративных репрессий со стороны властей. Например, увольнения главных редакторов из критически настроенных СМИ уже дали ощутимый эффект. Кстати, более результативный, чем обыски у "лидеров" оппозиции, давление на поддержавших протесты депутатов и даже уголовные дела против рядовых участников протестов.

За лето медиа-среда поменяла позитивное отношение к протестам на негативное. Это видно по тональности репортажей о событиях 15 сентября и применяемым крупными СМИ, обыкновенно кичащимися своей беспристрастностью, откровенным манипуляциям.

Так "Коммерсантъ" описание акции свел к оценкам двух малоизвестных политологов, говорящих языком типичной кремлевской пропаганды. "Интерфакс" закончил освещение митинга оценками секретаря генсовета "Единой России" и его зама, присовокупив к ним "экспертное" мнение прокремлевского "правозащитника" Александра Брода. А "Лента.ру" просто поручила написать итоговый материал журналисту известному своими яркими интервью с подлецами, и который все свел к "сбору денег на нужды оппозиции" и инсинуациями по поводу "адекватности" выступающих со сцены. Тенденциозность особенно очевидна на контрасте с нейтральными материалами "Русской службы BBC" и "Голоса Америки", которые сконцентрировались на выступлениях ораторов и взяли интервью у рядовых участников митинга.

Однако ориентиром для проведения социалистами своей политической линии должны являться не СМИ, а взаимодействие с экспериментирующим ядром протестов, которое только и может принципиально изменить их содержание и форму.

Крупные уличные акции не должны являться самоцелью. Например, активистка РСД Изабель Магкоева стала ведущей митинга 15 сентября не для того, чтобы приумножать собственный медийный капитал, а чтобы продемонстрировать альтернативу немцовым, яшиным, навальным и гудковым, пытающимся запудрить мозги рядовым участникам своим якобы неожиданно возникшим желанием социально-экономических преобразований.

мм3 РСД

В фокусе внимания социалистов должен быть болезненный процесс рождения новых политических практик, который протекает вне пространства крупных митингов. Только формирование политической культуры участия прояснит мутную идеологическую невнятицу, заполнившую наше общественно-политическое пространство. Только формирование постоянных структур, на основе пока еще ситуативных практик, позволит помочь движению совершить эволюцию от рутинного хождения по улицам за "лидерами" оппозиции в полноценную социальную борьбу.

 

фото Алексея Кузнецова РСД - Санкт-Петербург


17 сентября 2012 — Сергей Решетин — РСД
марш миллионов, рсд, акции, анализ, россия, социалисты, левые


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA