Украина: дни решений, дни борьбы - РСД - Архив

Украина: дни решений, дни борьбы

Украина: дни решений, дни борьбы Политический облик киевских протестов вызывает глубокий пессимизм. Но революция остается революцией, и левые просто не имеют права устраниться от борьбы в массовом движении, считает Илья Будрайтскис.

 То, что происходит на Украине в эти дни и часы, все больше соответствует классическим определениям революционной ситуации. Массовое движение, однажды выйдя на улицы, теперь готово отстаивать их в самых жестких столкновениях. Лозунги, вызвавшие движение к жизни, окончательно сменились главным вопросом революции — вопросом о власти. Колебания и практически открытый раскол в правящих кругах, ставки в большой игре мировых лидеров, закулисные переговоры, заговоры и манипуляции СМИ зависят от этого движения, от его динамики, от его готовности идти до конца. У этой странной революции нет своего альтернативного проекта — ни политического, ни тем более социального. Но она существует как процесс, и ее участники, как и во всякой другой революции, переживают здесь и сейчас свою причастность к истории.

 Все это действительно так — и именно поэтому у нас нет и не может быть никаких поводов для оптимизма. Ведь другая часть правды состоит в том, что грядущим революционным правительством станет коалиция правых и ультраправых, а Украина рискует превратиться в самое большое «коричневое пятно» на карте правеющей в целом Восточной Европы. Жители бедной страны, озлобленные от произвола и коррупции, в тупом экстазе размахивают национальными флагами и борются с символами давнего прошлого вместо того, чтобы попытаться изменить свою собственную жизнь к лучшему.

 Эта иррациональность нынешних украинских событий служит, пожалуй, и лучшим оправданием пассивности для тех, кто склонен видеть в революциях исключительно акт окончательного осознания угнетенными своих «объективных интересов». Перед нами, без сомнения, «неправильная» и обреченная революция — которая от этого, тем не менее, не перестает быть революцией. Иллюзии ее участников, какими бы нелепыми они ни были, не являются простым результатом коллективного «разрушения разума», но представляют собой закономерный и естественный продукт породившего их общества.

 Левые комментаторы много и справедливо пишут о том, что последствия подписания Ассоциации с ЕС добьют украинскую промышленность и уничтожат тысячи рабочих мест, а простые люди оказываются заложниками столкновения интересов буржуазных кланов. Вопросы же идеологии принято по умолчанию считать чем-то вторичным и воспринимать как досадные проявления «ложного сознания». Но когда речь идет о содержании революционного процесса — и тем более о борьбе за это содержание, — вопросы идеологии становятся центральными. В постсоветских обществах, где социальная фрагментация достигла своего предела, основания для политической солидарности, для какой-либо формы кооперации людей друг с другом, рождаются из мусора в полном смысле этого слова.

 И дело не только в деградировавшем образовании и отравленной десятилетиями коррупции и обмана политической культуре. Противоестественность «социальных требований» для уличных движений в Москве-2011 и Киеве-2013, — этот уродливый парадокс, постоянно фиксируемый левыми активистами, которые упорно пытались их туда «привносить», — связан с разрушительной работой торжествующего неолиберального рынка. Речь идет не только о разрушении экономики — разрушено коллективное сознание, способность доверять друг другу и действовать вместе. На место подлинного доверия, связанного с общностью интересов, пришла смутная тоска по этому потерянному доверию, бунтующая усталость от собственной подозрительности, от логики конкуренции, пронизывающей все уровни повседневной жизни. Эта усталость находит свое выражение на языке политики — не идеальной политики равенства и справедливости, но единственного знакомого сегодня типа политики.

В своем проницательном тексте украинская активистка Ольга Папаш задается вопросом о том, как могут органично сочетаться в сознании протестующих лозунги евроинтеграции и пещерная риторика «интегрального национализма». Она верно обозначает точку, в которой две этих, казалось бы, противоречащих друг другу идеологии снимают внутренний конфликт и рождают странный синтез, воодушевляющий украинские протесты. Это вектор «Прочь от Москвы», в котором объединились: вековая традиция украинского национализма (причем не только реакционного, но и антиимперского, национально-освободительного), последовательная линия постсоветской украинской элиты, которая через бюрократическую «коренизацию» легитимировала свое право на власть в глазах подданных, и наконец, страх перед агрессией настоящих, совсем не выдуманных, российских корпораций и обслуживающей их авторитарной властью Кремля.

На протяжении последнего десятилетия нараставшая агрессия российских элит, их стремление вписать Украину в безраздельную сферу своих коммерческих интересов, прикрываемое шовинистической пропагандой, как будто намеренно оживляли все заповедные мифы украинского национализма. 

И сегодня вопрос подрыва националистической гегемонии на Украине напрямую связан со способностью российских левых и прогрессивных сил представить другую Россию. Россию, воплотившую те идеалы подлинной демократии, равноправия и социального освобождения, которые в свое время были определяющими и для украинского освободительного движения. Именно к этой версии своеобразного «прогрессивного патриотизма», как мне кажется, стоит сегодня обратиться и украинским левым. Ведь лозунги «Коммунистов — на виселицу!» и «Смерть врагам!» не является единственным законным продолжением традиции, к которой относили себя Иван Франко, Владимир Винниченко или Микола Хвылевой.

Так же и вторая составляющая идеологического кентавра украинской правой оппозиции — требование демократии, народного контроля и прозрачности — может и должна быть оспорена левыми. Именно с позиций прямой демократии необходимо снова и снова оспаривать любые претензии «лидеров» на монопольное представительство движения — так же, как и кровавую авторитарную цензуру, уже сегодня осуществляемую боевиками «Свободы» на киевских площадях.

Каждая из фигур идеологии, определяющих лицо украинского протеста, может быть оспорена только тогда, когда мы будем готовы принимать действительное движение как свое собственное — даже тогда, когда мы можем разделить с ним пока только его поражения, но не его сомнительные победы.

Openleft.ru


12 декабря 2013 — Илья Будрайтскис, РСД, платформа "Открытая левая"
Евромайдан, Украина, ЕС, Киев, Таможенный союз, Янукович, левые, РСД, национализм


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA