А будет ли чудо? - РСД - Архив

А будет ли чудо?

А будет ли чудо? Два месяца назад Совет по правам человека представил Путину проект амнистии, приуроченный к юбилею Конституции. Предполагается отпустить тех, кто не считается опасным для общества (20-25 тысяч человек). Коснется ли амнистия фигурантов «Болотного дела»?


В этом деле 27 фигурантов, большая часть которых еще ожидает вынесения приговора, а трое уже осуждены. Это Максим Лузянин, которому дали четыре с половиной года, Константин Лебедев – ему дали два с половиной, и Михаил Косенко, который отправлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Им вменяют статьи 30 (Приготовление к преступлению и покушение на преступление), 212 ч.1, ч.2, ч.3 (Массовые беспорядки) и 318 ч.1 (Применение насилия в отношении представителя власти). В совокупности по этим статьям можно получить около 10 лет заключения. Таковы последствия сорванного властью Марша миллионов 6 мая 2012 года.

Многомесячная дискуссия в СМИ вновь вспыхнула с новой силой после недавних слов президента о том, что амнистия «может распространяться только на тех лиц, которые не совершили тяжкие преступления и преступления, которые связаны с насильственными действиями в отношении представителей власти». А 9 декабря Путин внес законопроект в Государственную Думу. В пояснительной записке, сопровождавшей инициативу, говорится о необходимости также внести в список амнистируемых еще части 2 и 3 статьи 212 (Массовые беспорядки) и часть 1 статьи 213. Это значит, что под амнистию могут попасть не более 7-8 человек проходящих по Болотному делу, скандальных Pussy Riot и активисты Greenpeace с ледокола “Arctic Sunrise”. Так же непонятно, что будут делать с обвиняемыми в бирюлевских беспорядках. Окончательный ответ даст Дума, когда примет проект со всеми правками.

Судилище по «Делу двенадцати», делу арестованных в первой волне репрессий, происходящее уже несколько месяцев в Никулинском суде, напоминает сюрреалистический цирк. Судья хамит, перебивает, отказывается слушать. Что говорить о просьбах и жалобах обвиняемых? Об ужасах этого суда можно писать много, но лучше всего ситуацию иллюстрируют слова свидетельницы защиты Екатерины Пархоменко: «Эти гопнические приемчики в исполнении взрослой, явно образованной женщины производят совершенно шоковое впечатление. Я думаю, что если б она вдруг начала материться, я бы так не удивилась»[2].

Оптимизма не испытывают и адвокаты. Дмитрий Динзе, защитник Алексея Гаскарова, который был задержан во второй «волне” и которому в данный момент только предъявили обвинение и которого в ближайшее время ожидает суд, рассказывает так: «Если раньше один эпизод они квалифицировали сразу двумя статьями, что вообще не может быть возможным, то сейчас статьи и действия четко разделены. Теперь обвинение вышло не таким дурацким, необоснованным и непонятным, как это было с делом двенадцати»[3]. А это говорит о том, что шитое белыми нитями «Дело двенадцати» сейчас рассыпается. Но для «второй волны” следователи и прокурор стараются подготовиться более основательно, как минимум без нарушений своих же законов.

Несмотря на подогреваемый интерес к этой теме в СМИ и постоянно появляющимися «новым фактам” и «документам», ясности никакой не настаёт. Происходящее можно воспринимать лишь как отсутствие окончательного консенсуса у правящей элиты. Часть истеблишмента, вместе с «силовиками», хочет сгноить в тюрьмах всех несогласных с «политикой партии». При этом расправиться в первую очередь с левыми. Итоги борьбы внутри властных структур нам скоро станут известны, но должны ли мы смириться с их решением? Очевидно, что нас с ними ничего не связывает, мы можем воздействовать на ситуацию лишь масштабной мобилизацией. Тем самым ставить их перед выбором: волнения или, как минимум, диалог. По-другому никто нас слушать не станет, они уже разговаривают с нами языком силы.

Особо отличившиеся ОМОНовцы получили жилье в столице. Но из десятка молодцев нашелся один по-настоящему смелый. Александр Казьмин заявил в суде: «Даже если именно Косенко наносил травмы, зла я ему не хочу. Я не хочу, чтобы товарищ Косенко сидел в тюрьме. Я хочу сказать всем блогерам и журналистам от чистой души, что 6 мая 2012 г я никого не бил, даже пальцем не тронул. Я не отброс России»[4]. Но на чьи слова опирается судья, который должен быть самым честным и гуманным в мире? Очевидно, что на слова президента, а не парня, которого начала мучить совесть.

Главная задача власти -  всеми силами доказать, что 6 мая 2012 года были массовые беспорядки. Этого они стараются добиться признаниями Лузянина и Лебедева. Лузянин, теперь уже рецидивист, сознался в том, что избивал полицейских. А вот Лебедев оказался вообще их организатором. Доказательства найдутся, и тогда слова Путина о недопустимости амнистии для «преступлений, которые связаны с насильственными действиями в отношении представителей власти», становятся серьезным мотивацией для судьи Никишеной, которой  необходимо будет вынести первые приговоры по «Делу двенадцати». Споры подогревают и чиновники, так, Павел Крашенинников («Единая Россия») заявляет: «Если преступление тяжкое, то я буду против, но если это люди, которых обвиняют по ч. 1 и ч. 2 ст. 212, то ради бога», а Михаил Емельянов из «Справедливой России” считает, что нужно «разбираться отдельно».

Для левых Болотное дело ничего хорошего в перспективе не сулит. Судя по всему, Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева постараются посадить и дать им очень внушительные сроки. Нам же необходимо противостоять этому, не сдавая позиции под натиском репрессий.

Давайте в первую очередь не врать себе: все знают, что такое российская полиция. Разве эти люди берегут ваше спокойствие и способствуют развитию общества? Эти здоровые, молодые парни в латах и с дубинками после спектакля 6 мая продолжают выполнять приказ начальства и врут суду. Врут всем нам. Есть среди них честные люди, которые отказались на суде от своих претензий, но таких единицы. С полицией как социальной группой на сегодня все ясно, будем лишь надеяться, что порядочные полицейские станут чаще появляться, но сейчас мы видим обратное.

Кроме того, о каком честном суде в России можно говорить, у нас выносится лишь 1% оправдательных приговоров?

Лозунг, который мы выдвигали летом 2012 года — «они сидят, чтобы ты боялся», все более актуален. Но рост его актуальности ставит нас перед другим фактом: они сидят не только для нашего устрашения, но для того, чтобы мы осознали устройство порядка, воцарившегося в России. Нам очерчиваются новые правила в уличной политике. Эти изменившиеся правила игры сильно ужесточились и сулят серьезные проблемы любому человеку, проявляющему политическую активность. В ответ нам необходимо противопоставить общество государству и правящему классу, только тогда мы сможем вызволить наших товарищей из тюрем.

А будет ли чудо? Чудес не бывает. Только мы сами сможем изменить порядок вещей!

___________________________________

2. http://grani.ru/blogs/free/entries/221914.html

3. http://www.politzk-ru.org/alekseyu-gaskarovu-predyavleno-obvinenie-v-okonchatelnoj-formulirovke.html

4. http://www.politzk-ru.org/omonovecz-kazmin-otkazalsya-svidetelem-protiv-kosenko.html

Источник: openleft.ru


11 декабря 2013 — Александр Иванов, РСД
Болотное дело, 6 мая, амнистия, конституция, Путин, левые, РСД


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA