Ползучая путинская приватизация - РСД - Архив

Ползучая путинская приватизация

Ползучая путинская приватизация «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте», - по этому принципу существует режим последние годы. Олимпиада плавно перетекла в украинскую кампанию, из той родился поход в Сирию. Сейчас, накануне нового выборного цикла, естественно задаться вопросом: чего ждать дальше от этой беготни?

Ещё в 2013-м году начался экономический спад, в последующие два года сдобренный внешнеполитическими авантюрами и антисанкциями. Падение мировых цен на нефть к концу 2015 года окончательно перевело спад в серьёзный экономический кризис, ставший угрозой, которую уже невозможно игнорировать. И если следующим шагом Кремля будет разворот к внутренней политике, то, вероятно, связан он будет именно с устранением этой угрозы. 

Вокруг чего путинская власть могла бы выстроить свой «поход в экономику»? Есть мнение, что ключевой темой станет национализация в форме похода на олигархию под лозунгами «пересмотра итогов приватизации» и «возвращения имущества народу». Но такая точка зрения очевидным образом противоречит происходящему в реальности. В январе Путин объявил о начале «большой приватизации», которую необходимо закончить до конца года. Государство должно продать существенные части своих долей в «Роснефти», «Башнефти», «Алросе», ВТБ и «Совкомфлоте» частным инвесторам для сокращения бюджетного дефицита. Процесс приватизации таких крупных компаний имеет ключевое значение для выстраивания отношений Кремля и крупного бизнеса. Никаких третьих лиц здесь нет и быть не может: возможный круг покупателей ограничен парой десятков игроков. Уже сейчас Игорь Сечин занимает вполне определённую позицию по правилам грядущей приватизации «Роснефти», а глава Росимущества, оппонирующая ему, отправлена в отставку

Восстановление бюджетного баланса за счёт продажи менее значительных с политической точки зрения госактивов продолжалось в течение всего кризиса: в 2015 году Росимущество выручило 7,39 млрд. руб. При этом крайне низкий спрос со стороны инвесторов (до 80% сделок были сорваны из-за отсутствия покупателей) привёл к тому, что госимущество расходилось по бросовым ценам.

Распродавая общенациональное состояние, Кремль не просто перекладывает ответственность за кризис с властей и бизнес-элиты на тех, кто лишён прав участия в политике и хозяйстве, но и незаметно, шаг за шагом, освобождается от пут своих социальных обязательств (ярчайшим примером служит президентский указ о подготовке к приватизации службы скорой медицинской помощи).

Одновременно с этим правительство объявляет о третьем подряд замораживании накопительной части пенсии, т.е., по факту, об изъятии части пенсионных накоплений в пользу затыкания дыр ВЭБа, который разрывается от невозвратных кредитов на стройки в Сочи, где тысячи рабочих, включая трудовых мигрантов, были ограблены подрядчиками и застройщиками.

Ещё в конце прошлого года бывший председатель ВЭБа Владимир Дмитриев просил у государства 1.2 трлн. руб. на спасение банка, новое руководство ужало свои аппетиты до 200 млрд. руб., которые и были выделены из т.н. «президентского резерва», созданного как раз из накопительных пенсионных взносов.

В пользу версии о грядущем повороте Кремля к экономике говорит и намерение провести первое за два года собрание президиума экономического совета при президенте в мае. К написанию экономической программы для президента приглашён наконец-то тот, кого так долго ждали, – Алексей Кудрин. Призван также его главный партнёр по экономическим реформам в России – Герман Греф. Последним большим выступлением этой парочки были разработка «Приоритетных национальных проектов» в 2005 году, под которые государство выделило триллионы рублей, и печально известная монетизация льгот. Не следует забывать, что в том же году прошла подковёрная приватизация активов «Газпрома», в результате которой миру явился новый олигархический клан Ротенбергов-Тимченко-Шамаловых, чьи компании суммарно получили в 2015 году госзаказов на 1,3 трлн руб.

кудрин

Замысел Кудрина озвучивается им самим давно: нужно провести непопулярные реформы (будто реформы, наследующие майским указам, можно считать популярными), но только после президентских выборов, на которых Путин должен взять мандат доверия. Под непопулярными реформами здесь понимаются, в первую очередь, повышение пенсионного возраста и бюджетный маневр, который главным образом заключается в сокращении социальных расходов в федеральном бюджете с переложением их на региональные. При существующей системе распределения доходов региональных бюджетов этот маневр означает всё тот же постепенный отказ от социальных обязательств государства. Греф в новом экономическом think tank, видимо, должен представлять реформу госуправления. Последние несколько лет он отстаивает утверждение о том, что текущий кризис есть на самом деле кризис работы правительства и чиновничьего аппарата всех уровней, чем приводит в экстаз сторонников либеральных структурных реформ.

Одним словом, перед нами снова разыгрывается конфигурация десятилетней давности: перераспределение национального богатства в пользу олигархии под музыку «спасительных» экономических реформ. Трудно придумать более удачный выход для Кремля из сложившейся ситуации. Возобновление действия экономического совета с возвращением либеральных экономистов удовлетворяет запрос на структурные реформы и задаёт основу для новых национальных мегапроектов имени В.В. Путина (см. национальный проект «Здоровье», национальный проект «Образование», Стратегия 2020 и т.д. и т.п.). Одновременно из-под удара выводится сама кремлёвская элита, вступающая в очередной раунд перераспределения остатков самых лакомых кусков государственной собственности, которой уже мало для 140-миллионного народа, но всё ещё достаточно для безбедной жизни сотни-другой «лучших россиян» на Лазурном берегу.


15 апреля 2016 — Александр Замятин.
приватизация-2016, Росимущество, Путин, Сечин, Кудрин, Греф, Роснефть, Башнефть, Совкомфлот, ВЭБ, РСД,


«Российское социалистическое движение»,
2011-2012
Copyleft, CC-BY-SA