Знакомство с марксизмом

Американский экономист Ричард Вольф (Richard D. Wolff) в своем эссе популярно объясняет основы марксистской теории новому поколению левых в США, где до недавнего времени сами понятия «социализм» и «марксизм» были табуированы. Перевод работы Вольфа на русский язык, сделанный нашим товарищем Денисом Шамановым, несомненно, будет полезен и российским читателям.

Предисловие

Трамп, Брекзит и нарастающая во всем мире волна националистических, анти-мигрантских, правых настроений являются наглядным свидетельством серьезных проблем капитализма после кризиса 2008 года. Все это очень сильно напоминает события, последовавшие после кризиса 1929 года. Миллионы в страхе ожидают экономического упадка. Ни СМИ, ни система образования, ни существующие политические движения не подготовили людей к еще одному кризису и следующей за ним потерей еще одного десятилетия. Многие выходят на улицы в гневе и отчаянии, надеясь на перемены, которые как-то вернут все на круги своя.

Учитывая десятилетия Холодной войны и ее влияние на политику, культуру и идеологию, не удивительно, что большинство ранних очагов политического протеста были возглавлены правыми. Миллионы обернулись против власти, которая благоволит ответственным за возникновение кризиса экономическим силам. Эта власть выкупила его виновников и обрекла на нищету тех, кто пострадали сильнее других. Голосование за социалистов в целом провалилось, поскольку большинство социалистических партий приспособились к доминирующему неолиберализму.

И пока одни воспроизводят те же самые ошибки, другие начинают их осознавать. Недовольные капитализмом ищут и находят лучшие решения, чем просто смена одних политиков на других. Желая более глубокого и критичного анализа проблем современного общества в политике и экономике, они осмеливаются потребовать… изменения системы.

Так они обнаруживают марксистскую традицию критики капитализма, которая так долго не обсуждалась ни в СМИ, ни в политических, ни в академических кругах.

Растет спрос на доступное введение в марксизм и предлагаемые им перемены. Это эссе написано, чтобы удовлетворить этот интерес. Оно является попыткой предложить основу для реального решения проблем современного капитализма, который главным образом работает в интересах 1% населения, в то время как все остальные брошены выживать в мире чудовищного неравенства, нестабильности и крайне реакционных политических лидеров.

Марксизм всегда был критической тенью капитализма. Их взаимодействие друг с другом изменило их обоих. Теперь, когда капитализм оказался на грани краха и разрывается от своих противоречий, марксизм вновь выходит на сцену. Мы надеемся, что это эссе поспособствует его возрождению.

Глава I

«История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов.» — Карл Маркс, Фридрих Энгельс, «Манифест Коммунистической партии».

Мы написали это эссе из-за мощи и важности марксистской критики капитализма в наши дни. Со времен Маркса капитализм разросся до глобальной экономической системы. И вместе с этим он сильно изменился. Но его сутью осталась все то же самое экономическое устройство, которое разительно отличается от рабовладельческого, феодального и других исторических устройств человеческого общества. Капиталистический способ производства и распределения продуктов и услуг сохраняет базовую структуру, динамику, дефекты и несправедливость, которые столь остро критиковал Маркс.

Зачем вообще обращать внимание на великих социальных критиков, вроде Маркса? Они рассматривают и понимают общество не так, как это делают сторонники нынешнего общественного устройства. Чтобы достичь понимания, умные люди рассматривают общество непосредственно, но вместе с этим обращают внимание на то, как другие видят и понимают его. Так что они слушают (1) людей, которым нравится нынешнее общественное устройство, но также и (2) людей, которые настроены более критично. Из всего этого и выводятся содержательные умозаключения.

Например, представьте, что мы хотим понять соседскую семью (мама, папа и два ребенка). Допустим, что мы знаем, что один ребенок считает эту семью самой лучшей на свете, но другой видит там ужасный набор психических расстройств. Если мы хотим изучить эту семью, то будет очень странно, если мы решим поговорить лишь с одним ребенком. Банальная честность требует, чтобы мы поговорили с обоими детьми, задали им вопросы, послушали, что они расскажут, а также поговорили бы с родителями, рассмотрели семью в целом и так далее. На основе всего этого мы и пришли бы к некоторому заключению о семье, стараясь быть максимально беспристрастными.

То же самое и с пониманием капитализма. Мы должны не только рассмотреть эту систему непосредственно, но и выслушать ее критиков и сторонников. Такое занятие оказывается невероятно сложным, когда общество расколото радикальным противостоянием критиков и сторонников капитализма.

Мы должны признать, что люди вот уже много лет боятся самого имени Маркса и таких слов, как «марксизм», «социализм» и «коммунизм». Еще даже до начала Холодной войны в Соединенных Штатах защитники и сторонники капитализма зачастую демонизировали его критиков, объявляя их террористами, предателями, чужаками, анти-американцами, анти-христианами и так далее. Начиная с 1945 г., американцев всюду учили, поощряли или заставляли воспринимать социализм, коммунизм, марксизм, СССР и прочее подобное со страхом, тревогой и ненавистью. Так что большинство американцев не знают ничего или почти ничего о трудах Карла Маркса.

Преподаватели всех уровней либо игнорировали его работы, либо очерняли их. Бизнесмены, журналисты и ученые, которые учились у этих преподавателей, затем воспроизводили их невежество о марксизме. Лишь с очередным крахом капитализма в 2008 г. многие с шоком осознали, что это все та же старая нестабильная экономическая система, которой он всегда и был. В то же время вызванная американским капитализмом крайняя степень неравенства подорвала распространенное убеждение, что «капитализм делает нас богаче», или по крайней мере продемонстрировала, что 1% населения богатеет гораздо быстрее, чем другие 99%. Так что за последние года недовольство капитализмом значительно выросло. Это быстро привело к росту интереса к тому, что могут сказать и предложить в качестве альтернативы критики капитализма. Это эссе отражает эти процессы и вносит в них свой вклад.

За последние 200 лет ведущими критиками капитализма были Карл Маркс и самые разные направления, на которые он оказал глубочайшее влияние. Другими словами, марксизм был и остается основной интеллектуальной и активистской традицией, направленной против капитализма. Он представляет собой идеи и опыт, накопленные многими поколениями людей со всего земного шара, которые, используя критические идеи Маркса, пытались и продолжают пытаться помочь обществу преодолеть капитализм. Маркс не менее важен в качестве критика капитализма, чем Адам Смит, Давид Рикардо и Джон Мейнард Кейнс в качестве его сторонников.

Глава II

«Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание.» — Карл Маркс, «К критике политической экономии».

Что же заставило молодого Карла Маркса, жившего в Европе в середине девятнадцатого века, стать критиком капитализма? По крайней мере отчасти Американская и Французская революции, произошедшие в конце восемнадцатого века. Маркс был горячим сторонником их ключевых требований: свобода, равенство и братство во Франции и демократия в Соединенных Штатах. Он хотел достижения этих целей в современном обществе. Он считал, что капитализм, который отстаивали французские и американские революционеры, был лучше феодализма, рабства и других экономических систем, существовавших на протяжении человеческой истории. Как и многие другие молодые люди того времени, он верил, что капитализм даст людям свободу, равенство, братство и демократию, как и было обещано.

Но 75 лет, отделявшие его совершеннолетие от Американской и Французской революций, поставили Маркса перед невероятно сложным противоречием. Революционерам удалось установить капитализм. Он дышал и разрастался повсюду в Западной Европе. Старые экономические системы из хозяев и рабов или феодалов и крепостных умерли или были при смерти. Их место заняли относительно «свободные» мужчины и женщины в новой, капиталистической системе из предпринимателей и наемных рабочих. Но капитализм, при котором жил Маркс, не принес обещанных свободы, равенства, братства и настоящей демократии. Не было даже похоже, чтобы он двигался в этих направлениях.

Вместо этого Маркс наблюдал в Европе картины, которые рисовал в своих романах Чарльз Диккенс (или Эмиль Золя, Максим Горький и Джек Лондон). Он видел огромную пропасть между относительно малой частью населения, которая была хорошо обеспечена и образована, и огромными массами страдающих рабочих в сельском хозяйстве, промышленности и сфере услуг, которые были бедны, не образованы, а зачастую не умели даже читать. Маркс чувствовал, что капитализм нарушил свои обещания, ради которых столь многие пошли на кровавые революции, чтобы свергнуть феодализм или рабство. Капитализм не дал им ни свободы, ни равенства, ни братства, ни демократии.

И Маркс поставил себе цель. Ему не давал покоя вопрос: «Что пошло не так?» Почему капитализм не сдержал обещания? Быть может попытки просто провалились? Если так, то почему? Вместе со своими ближайшими товарищами он начал исследование, которое и стало его критикой капитализма.

Он обнаружил, что само устройство капитализма и его социальные последствия не позволяют достичь ни свободы, ни равенства, ни братства, ни демократии. Свершив это открытие, Маркс остался верен этим идеалам.

В итоге он пришел к выводу, что достижение свободы, равенства, братства и демократии требует изменения экономической системы. Капитализм необходимо заменить на то, что сам Маркс называл социализмом.

Исследование, которое привело его к такому выводу, глубочайшим образом опиралось на историю. История предшествующих капитализму экономических систем послужила для Маркса путеводной нитью. Он сосредоточил свое внимание на рабстве и феодализме.

Рабовладельческие экономические системы разделяют людей, занятых в производстве и распределении продуктов и услуг, на две группы: хозяева и рабы. Богатство, власть и культура находятся в исключительном распоряжении хозяев. Рабы являются их собственностью. Обычно рабы выполняют всю работу, а хозяева за ними следят. Рабовладельческие общества прошлого формировались и управлялись хозяевами, которые воспроизводили эту систему в течение времени. Хозяевам нравилось быть хозяевами. Когда приходило время, новыми хозяевами становились их дети. Если бы вы родились в такой системе рабом, то почти наверняка остались бы в этой роли до конца жизни, и ваших детей ждала та же участь. В сравнении с хозяевами, у рабов было очень мало свободы, равенства, братства и демократии.

В феодальных экономических системах на место хозяев и рабов пришли феодалы и крепостные. При феодализме феодалы правят, а крепостные работают, прямо как хозяева и рабы. В отличие от рабов, крепостные не являются собственностью феодалов, но, как и у рабов, их социальная позиция зависит от позиции их родителей.

Капитализм одновременно похож на рабовладельческую и феодальную экономические системы, но вместе с этим отличается. Его отличия объясняются тем, что революционеры свергли предыдущие системы, настаивая на освобождении рабов и крепостных и провозглашая свободу и равенство. Людей больше нельзя превращать в слуг, вроде рабов или крепостных, а значит они могут наслаждаться свободой от такого подчиненного положения.

Наконец, сторонники капитализма в целом поддержали политическую демократизацию, дав право голоса не имевшим его ранее слоям населения.

Однако капитализм оказался очень похож на рабство и феодализм в одном ключевом вопросе. Маркс указывает на это сходство в начале первого тома «Капитала», когда объясняет термин «эксплуатация». При рабовладельческом строе рабы производят продукты и услуги, которые целиком, на 100% немедленно становятся собственностью хозяина (как и сами рабы). Хозяин решает когда, как и какую часть произведенного рабом вернуть ему обратно и возвращать ли вообще, чтобы тот мог воспроизвести свою рабочую силу (еда, одежда, кров и так далее). Результат можно выразить, разделив рабочий день раба на две части. Одну часть дня раб производит для своего потребления. Маркс называет это «необходимым трудом». Вторую часть дня раб производит то, что останется в распоряжении хозяина. Это Маркс называет «прибавочным трудом». Это весь труд сверх необходимого, уровень которого определяет хозяин для воспроизводства своих рабов.

Такие же рассуждения применимы и к феодализму. Там крепостным отводится земля, на которой они работают часть своего времени, и произведенные таким образом продукты оставляют себе и своей семье. Другую часть времени они работают на земле феодала. Необходимый труд в данном случае выполняется на отведенной крепостным земле, а прибавочный труд выполняется на земле феодала. Маркс говорит об эксплуатации рабов и крепостных потому, что часть их труда и произведенной продукции присваивают себе другие люди.

Таким образом аргумент Маркса бьет точно в цель: капитализм не отличается от рабства и феодализма в том, что (1) разделяет людей, производящих продукты и услуги, на две группы (предприниматели и наемные рабочие), и что (2) разделяет труд на необходимый и прибавочный.

В рабстве, феодализме и капитализме отличаются лишь формы, которые принимают эти разделения. Сами эти разделения по сути остаются неизменными. В капитализме наемные рабочие соглашаются работать, скажем, неделю и получить зарплату в пятницу. В течение этой недели они вкладывают свой труд в конечный продукт, который предприниматель продает в конце недели. Одна часть полученного предпринимателем дохода равна затратам на материалы и оборудование, обычно она используется для их замены. Оставшуюся часть дохода можно разделить еще на две: одну получают рабочие в виде зарплаты, а другую забирает себе предприниматель для своих личных нужд.

Результат необходимого труда рабочих — зарплата, результат их прибавочного труда — прибыль предпринимателя. При капитализме «свободных» рабочих, которые продают свой труд в обмен на зарплату, эксплуатируют точно так же, как и «несвободных» рабов и крепостных.

Маркс говорит, что капитализм никогда не выходил за рамки этой экономической модели, при которой меньшинство господствует над большинством. Капитализм лишь изменил дихотомии хозяин/раб и феодал/крепостной. Господствующее меньшинство, живущее за счет эксплуатации большинства, никуда не делось, но теперь называется иначе: предприниматели.

Угнетенное и эксплуатируемое большинство тоже не исчезло, но тоже называется иначе: работники. Как и в случае с рабством и феодализмом, меньшинство при капитализме играет господствующую социальную роль. Предприниматели управляют политикой и определяют направление социального развития. Они принимают все ключевые решения на рабочем месте. Они здесь вообще всем заправляют. А народные массы подчиняются.

Маркс доказал, что одна из основных причин неспособности капитализма дать людям свободу, равенство, братство и демократию, заключается во внутренней организации капиталистического предприятия. Там крошечная группа людей на верхушке (крупные акционеры и высшее руководство) принимают все ключевые решения о том, что, как и где производить и как распорядиться плодами прибавочного труда рабочих. Рабочим не позволено принимать участие в принятии этих решений, но им приходится жить с их последствиями.

Это противоположность демократии.

Маркс умер в 1883 г. С тех пор минуло вот уже 135 лет и его идеи распространились во всех странах мира. Люди в самых разных экономических, политических и культурных условиях находят огромное значение в том, что сам Маркс и его последователи писали, говорили и делали. В каждой стране на этой планете есть марксистские организации, марксистские объединения, марксистские газеты, марксистские общества, марксистские политические партии и так далее. Они видят в марксизме очень большой смысл.

Глава III

«Человек есть в самом буквальном смысле политическое животное, не только животное, которому свойственно общение, но животное, которое только в обществе и может обособляться.» — Карл Маркс, «Экономические рукописи 1857—1859 годов».

Основной заслугой Маркса было изучение экономики. Он был высокообразованным европейским интеллектуалом своего времени, когда многие люди не умели даже читать. Изучая философию в студенческие годы, он вступил во взрослую жизнь в качестве профессора философии. Однако его интерес к окружающему миру быстро сделал его тем, кого мы бы сейчас назвали экономистом. Здесь мы хотели бы рассказать о ключевых открытиях, которые он свершил в своих экономических работах, а затем проследить их захватывающее развитие. На протяжении всей истории от древнейших времен до наших дней во всех человеческих обществах люди производили и распределяли нечто, что Маркс называет прибавочной стоимостью. Давайте начнем с объяснения, что он имел в виду.

Он говорит, что во всех обществах люди выживали благодаря труду: преобразованию природы в своих нуждах. Чтобы согреться, люди превращают шерсть животных в одежду, деревья — в укрытия от дождей и гроз, землю — в еду и так далее. Трудясь, люди используют свой ум и физическую силу, чтобы превратить природу в пригодные для потребления продукты, от которых зависит все общество.

Но трудятся не все. Не все люди используют свой ум и физическую силу для преобразования природы. В больших и малых человеческих обществах всегда есть часть населения, которая не работает. Эта часть населения выживает исключительно в том случае, если трудящиеся производят больше, чем сами потребляют. Этот излишек Маркс и называет прибавочной стоимостью. Именно она позволяет выживать членам общества, которые не работают. В качестве примера можно привести грудных детей, которые в принципе не могут использовать свой ум и физическую силу для преобразования природы, потому что они еще даже стоять не научились. Чтобы эти дети выжили, некоторым членам общества придется производить для них прибавочную стоимость.

В большинстве обществ производители прибавочной стоимости (Маркс называет их производительными рабочими) отдают ее не только грудным детям. Более старшие дети, больные и пожилые люди тоже зачастую получают ее. А еще прибавочную стоимость получают люди, которые могут и сами производить ее, но не делают этого. Они просто живут за счет получения прибавочной стоимости, которую производят другие. Можно начать с яркого примера рабовладельческого общества. Рабы трудятся на плантации и все, что они производят, немедленно попадает в собственность хозяина. Обычно хозяин отдает часть обратно рабам (в виде еды, одежды, укрытия и так далее). Он делает это затем, чтобы рабы могли продолжить работу завтра. Другую часть произведенного рабами хозяин использует для замены оборудования и материалов.

Все остальное является произведенной рабами прибавочной стоимостью. Как и все, что производят рабы, эта прибавочная стоимость тоже принадлежит хозяину. Он использует эту прибавочную стоимость для обеспечения собственного потребления, содержания своих личных слуг и других людей, чью социальную активность он сочтет необходимой. Хозяин использует часть произведенной рабами прибавочной стоимости для поддержки этих людей, потому что они помогают ему воспроизводить рабовладельческий строй, на вершине которого он восседает. Например, хозяин может платить (то есть отдавать часть произведенной рабами прибавочной стоимости) группе бандитов, чтобы те ловили и возвращали беглых рабов.

Люди, живущие за счет произведенной рабами прибавочной стоимости, которую им отдают рабовладельцы, сами могут трудиться, используя свой ум и физическую силу. Но они не производят прибавочную стоимость. Поэтому Маркс называет их непроизводительными рабочими.

Будучи социальным критиком и теоретиком, Маркс подчеркивает разницу между теми рабочими, которые производят прибавочную стоимость, и теми, которые живут за счет этой прибавочной стоимости, получая ее от других людей. Он считает, что это отличие во многом объясняет разное отношение этих двух групп рабочих к существующей системе и попыткам ее изменить. Он также подчеркивает, что отличия производительных и непроизводительных рабочих не перекрываются тем, что у них может быть общего, например, они все могут быть рабами. Этот вопрос предельно важен для любого политического проекта, объединяющего всех рабов в единую мощную социальную силу.

Хозяева живут за счет прибавочной стоимости. Они не собирают хлопок, не выращивают фрукты и овощи, не производят сыр, масло или мясо. Этим заняты производительные рабы. Они производят больше одежды и еды, чем им самим необходимо, и все сверх необходимого им достается хозяину в чистом виде или деньгами, если продается на рынке. Хозяин использует это, чтобы поддерживать такое устройство общества. Он сидит на вершине. У него вся власть. Он опирается на произведенную рабами прибавочную стоимость.

Почти та же самая логика применима и в анализе феодализма. Производительными рабочими оказываются крепостные, а произведенная ими прибавочная стоимость достается феодалу. В Европе прибавочная стоимость, которую забирал феодал, называлась «рентой». Феодалы жили за счет крепостных, которых эксплуатировали, собирая с них ренту. Зачастую они использовали эту ренту, чтобы обеспечить слуг, вассалов и других людей, которые были непроизводительными рабочими и тоже жили за счет произведенной крепостными прибавочной стоимости.

Теперь перейдем к основной мысли Маркса: в капитализме мы видим ту же самую базовую эксплуатацию, которая была в рабовладельческой и феодальной экономических системах. Она скрыта в формальностях системы предприниматели-работники. В первом томе «Капитала» Маркс срывает эту маскировку и показывает, каким образом отношения между предпринимателем и наемными рабочими подразумевают производство и распределение прибавочной стоимости при капитализме.

Представьте, что в поисках работы вы пришли на собеседование в компанию, которая производит лестницы. Обсудив разные аспекты работы, вы подошли к вопросу о зарплате и согласились на работу с 9 утра до 5 вечера, с понедельника по пятницу за $20 в час. Предприниматель считает, что вы, как и все другие производительные рабочие, которых он нанимает, повысите качество или количество произведенных лестниц, таким образом увеличив доход предприятия.

Тогда Маркс объясняет то, что большинство рабочих чувствуют нутром. Предприниматель будет платить вам $20 в час исключительно в том случае, если за это время вы увеличите доход его предприятия больше, чем на $20. Здесь и кроется капиталистическая форма прибавочной стоимости.

Добавленная рабочими стоимость (к стоимости оборудования и материалов, использованных в производстве) превышает стоимость, которую они получают в виде зарплат. Разница между зарплатой рабочих и добавленной ими стоимостью и есть прибавочная стоимость в капиталистическом предприятии. Предприниматель забирает произведенную рабочими прибавочную стоимость вместе с доходом, когда продает продукцию своего предприятия. Он разделяет доход на три части. Одну тратит на замену/обслуживание оборудования и материалов, необходимых для производства. Другую выплачивает в виде зарплат рабочим. А третья оказывается прибавочной стоимостью, которую и присваивает себе этот капиталист.

Как и в случае с производительными рабами и крепостными, рабочих тоже эксплуатируют: они все производят прибавочную стоимость для других людей. Эксплуатация и прибавочная стоимость в капитализме отличаются от эксплуатации и прибавочной стоимости в рабстве и феодализме лишь формой, но не сутью.

В основе капиталистического производства, в отношениях между рабочими и предпринимателем первые производят прибавочную стоимость, а второй ее присваивает. Именно в этой эксплуатации Маркс обнаружил ключевое препятствие, не позволяющее капитализму достичь обещанных свободы, равенства, братства и демократии. Их отсутствие в рабовладельческом и феодальном строе тоже объясняется эксплуатационными отношениями в основе их производства. Маркс приходит к следующему выводу: для достижения свободы, равенства, братства и демократии необходимо отказаться от всякой эксплуатации в производственных отношениях.

Присвоение меньшинством прибавочной стоимости, которую производит большинство, противоречит и подрывает прогрессивные социальные цели Французской и Американской революций, о которых с тех пор так много пустых разговоров.

В своих сочинениях Маркс часто пишет о «наемных рабах». Это не просто ради красного словца. Так он сравнивает наемных рабочих с рабами. Через линзу марксистской теории прибавочной стоимости свобода наемных рабочих оказывается иллюзией. При капитализме большинство работниц и работников оказываются в ловушке. Они вынуждены либо производить прибавочную стоимость для предпринимателя, либо обслуживать его, получая часть прибавочной стоимости, произведенной другими рабочими. Свобода требует изменить эту систему, потому что иначе из этой западни не выбраться.

Маркс утверждает, что в эксплуатационных обществах прибавочная стоимость обычно используется для сохранения эксплуатации. Рабовладельцы использовали произведенную рабами прибавочную стоимость для сохранения рабовладельческого строя. Феодалы использовали произведенную крепостными прибавочную стоимость для сохранения феодализма. Так и капиталисты используют произведенную наемными рабочими прибавочную стоимость для воспроизводства капиталистических общественных отношений, то есть для сохранения общества предпринимателей и наемных рабочих. Это означает, что капиталисты и их представители занимают главные позиции не только в экономике, но и в политике и культуре.

При капитализме — хоть сто лет назад, хоть пятьдесят, хоть прямо сейчас — над обществом господствует класс капиталистов. Заслуга Маркса в том, что он обнаружил в производстве фундаментальный механизм, позволяющий им сохранять свое господство.

Обсуждая прибавочную стоимость и эксплуатацию, Маркс разработал свою собственную уникальную концепцию класса, которая отличалась от традиционных концепций, существовавших ранее. До Маркса (на протяжении тысячелетий) многие люди классифицировали население по уровню достатка и власти в обществе.

Если внимание было сосредоточено на богатстве, то людей разделяли на тех, у кого была собственность, и тех, у кого ее не было, бедных отделяли от богатых, а между ними, разумеется, находили средний класс. Если внимание было сосредоточено на власти, то людей делили на правителей и подчиненных, на тех, у кого была власть, и тех, у кого ее не было. Класс был категорией, в которую люди попадали в зависимости от распределения богатства и власти между ними. Разрабатывая свою социальную критику, Маркс использовал эти старые концепции (категории и определения). В этом он проследовал за теми, кто занимался этим раньше.

Однако, в отличие от своих предшественников, Маркс разработал другую концепцию класса: она была основана на его анализе прибавочной стоимости. Он выделил класс производителей прибавочной стоимости, класс ее апроприаторов и класс тех, кто получают части прибавочной стоимости от этих самых апроприаторов. Конфликты между этими классами подрывают приверженность свободе, равенству, братству и демократии, о которой так часто говорят капиталисты.

Другими словами, Маркс разработал основанную на прибавочной стоимости концепцию класса, при помощи которой объяснил, почему предыдущие социальные критики крайне неравного распределения богатства и власти не смогли до сих пор преодолеть такую социальную несправедливость. Они не смогли понять, что для борьбы с неравенством в распределении богатства и власти в обществе необходимо изменить организацию производства прибавочной стоимости. Они не смогли понять, что достижение свободы, равенства, братства и демократии требует окончания эксплуатации. Классовые конфликты, на которых Маркс сосредоточил свое внимание (например, в трех томах «Капитала»), были в первую очередь о производстве и распределении прибавочной стоимости, а не о распределении собственности и власти.

Глава IV

«И подобно тому как в обыденной жизни проводят различие между тем, что человек думает и говорит о себе, и тем, что он есть и что он делает на самом деле, так тем более в исторических битвах следует проводить различие между фразами и иллюзиями партий и их действительной природой, их действительными интересами, между их представлением о себе и их реальной сущностью.» — Карл Маркс, «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта».

В современном капитализме продукты капиталистических предприятий принимают форму товаров. Это значит, что они попадают от производителей к потребителям посредством рыночного обмена. Капиталистические предприятия покупают материалы и оборудование, нанимают (то есть покупают) рабочую силу и продают конечную продукцию. Отличительный признак капитализма в том, что способность трудиться — рабочая сила — сама превращается в товар для купли-продажи. В рабовладельческой и феодальной экономических системах рабочая сила не была товаром.

Капиталистическое предприятие получает доход, то есть деньги с продажи произведенных товаров. Этот доход обычно превышает сумму, которая была потрачена на покупку материалов, оборудования и рабочей силы. Короче, доходы превышают затраты на производство. Это превышение и есть прибавочная стоимость.

Один из выводов Маркса заключается в том, что класс предпринимателей всегда пытается сократить зарплаты, которые платит наемным рабочим. В то же время предприниматели всегда пытаются увеличить время и темп работы.

Это объясняется простой арифметикой капиталистической эксплуатации: чем больше прибавочной стоимости создают рабочие, и чем меньше их зарплаты, тем больше доход предпринимателя.

Как мы обсудим далее, чем больше прибавочной стоимости извлечет капиталист из рабочих, тем больше у него финансов, чтобы потреблять, расти, конкурировать и сохранять систему, в которой он находится на вершине. Рабочие, в свою очередь, всегда пытаются добиться более высоких зарплат, поскольку от этого обычно зависит их (и их семьи) уровень жизни.

Классовая борьба есть неизбежное следствие капитализма.

Последние три столетия капитализм успешно воспроизводил себя и превратился в доминирующий способ производства, распространившись по всему миру. Однако, как заметил Маркс, капитализм столь же «эффективен» в производстве богатств, как и в производстве нищеты. Бедность оказалось вечной проблемой капитализма, которую он никак не способен решить.

Согласно Марксу, искоренение бедности требует свержения капитализма.

Глава V

«Как капиталист, он представляет собой лишь персонифицированный капитал. Его душа – душа капитала. Но у капитала одно-единственное жизненное стремление – стремление возрастать, создавать прибавочную стоимость, впитывать своей постоянной частью, средствами производства, возможно большую массу прибавочного труда.» — Карл Маркс, «Капитал».

Далее мы переходим к капиталистическому распределению прибавочной стоимости. Оно иллюстрирует, какое глубокое влияние оказывает капитализм на многие другие аспекты жизни общества. Капиталисты распределяют значительные доли присвоенной ими прибавочной стоимости. Они делают это как для личного потребления, так и для подчеркивания разницы между ними и наемными рабочими (дома, одежда, транспорт и так далее). Отличия в уровне жизни — которые появляются в результате создаваемого капитализмом неравенства — затем идеологически маскируются под признаки врожденных особенностей людей, которые и делают одних капиталистами, а других рабочими.

Равно как в рабовладельческих и феодальных обществах неравенство объяснялось природой или божественной волей, так и при капитализме мощные идеологии объясняют неравенство личными качествами людей, «человеческой природой». Простые смертные не в силах на это повлиять, равно как они не могут повлиять на природу или божественную волю. Социальные обычаи, которые создаются и изменяются обществом, оказываются вечными и неизменными. Правящие круги отчаянно нуждаются в том, чтобы поверить самим и других заставить верить в незыблемость нынешнего порядка вещей.

Не менее важно то, что капиталисты отдают часть присвоенной ими прибавочной стоимости разного рода менеджерам и управленцам, чтобы те выполняли необходимые для производства прибавочной стоимости задачи. Эти люди не создают прибавочную стоимость сами, но они нужны, чтобы ее создавали другие. Это отличие имеет большое значение. В современной капиталистической корпорации менеджер не трудится, превращая материалы в товары на продажу. Он управляет и следит за производительными рабочими, но сам не является одним из них. Зарплата этого менеджера и используемое им оборудование представляют для капиталиста расходы, которые он покрывает прибавочной стоимостью. Маркс ясно дает понять, что капиталистам приходится отдавать значительную часть прибавочной стоимости, чтобы продолжать получать ее. Без менеджеров производительные рабочие могут производить меньше прибавочной стоимости или и вовсе не производить ее.

Менеджер в данном случае оказывается непроизводительным рабочим. Его работа является необходимым условием для создания прибавочной стоимости производительными рабочими. Последние создают прибавочную стоимость, а менеджер делает это возможным. Для своего воспроизводства капитализм требует наличия производительных и непроизводительных рабочих, но это не значит, что отличия между ними не имеют значения. Совсем наоборот.

В каждой эксплуатационной экономической системе два вида трудящихся играли две разные роли в поддержании и свержении этой системы. Они могли стремиться к политическому союзу друг с другом или с теми, кто присваивал прибавочную стоимость. Например, во времена рабства одни рабы трудились в поле, а другие в доме, что отражалось на их отношениях между собой. То же самое происходило между крепостными в феодализме. При капитализме рабочие разделены на «синие» и «белые воротнички». Следует отдать Марксу должное, его теория прибавочной стоимости и построенный на ней классовый анализ позволяют понять глубину и системную важность этих отличий.

Капиталисты распределяют прибавочную стоимость и другим людям с другими целями. Например, они выделяют средства менеджерам, ответственным за покупку и установку новых машин, инструментов, оборудования и прочего подобного. Они могут преследовать цель увеличения объемов производства или замены рабочей силы (автоматизации), или и то, и другое. К такому распределению их вынуждает конкуренция с другими капиталистами. Каждый из них боится, что у конкурентов появятся технологии, которые позволят им производить больше продукции с меньшими затратами. И каждый из них мечтает о таких технологиях. По той же причине они могут распределить прибавочную стоимость так, чтобы покрыть затраты на перемещение производства в места с более дешевой рабочей силой, на наем мигрантов или на аутсорсинг, чтобы платить более низкие зарплаты.

Капиталисты распределяют присвоенную ими прибавочную стоимость для обеспечения условий, которые они сочтут необходимыми.

Например, если производству угрожает воровство, тогда часть прибавочной стоимости может быть использована в качестве зарплаты непроизводительным рабочим, которыми являются охранники. Если производительные рабочие хуже работают из-за проблем с алкоголем, то капиталист может нанять непроизводительных рабочих в лице менеджеров и советников, чтобы решить эти проблемы. Если ему угрожает судебное разбирательство, капиталист использует прибавочную стоимость, чтобы содержать адвокатов. Части прибавочной стоимости также должны выплачиваться в виде налогов государству, дивидендов акционерам, процентов кредиторам и так далее.

Согласно Марксу, капиталист играет ключевую роль в этой сложной системе. С одной стороны, он изо всех сил старается выжать из производительных рабочих как можно больше прибавочной стоимости. С другой стороны, тот же самый капиталист должен решить, как наилучшим образом распределить присвоенную им прибавочную стоимость среди других людей (непроизводительных рабочих), которые создают условия существования капиталистического предприятия.

Как подчеркивал Маркс, нет ничего удивительного в неравномерном развитии капитализма. Конкурируя, каждый капиталист принимает решения на основе догадок о настоящем и будущем. Они принимают разные решения, поскольку по-разному оценивают и понимают настоящие и будущие условия. Один побеждает, другой проигрывает, что и обуславливает неравномерное развитие капитализма. Глубокое недоверие друг к другу и еще большее недоверие к любой государственной координации не позволяет капиталистам преодолеть эту системную неравномерность. Столь же неравномерно географическое развитие капитализма. «Развитые» и «неразвитые» регионы быстро распространяются, а иногда даже меняются местами.

Глава VI

«Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса.» — Карл Маркс, «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта».

Наряду с поразительными выводами из анализа прибавочной стоимости, другой выдающейся особенностью марксизма является внимание к противоречиям. Среди тенденций, которые формируют общество, марксисты обычно ищут и находят те, которые противостоят друг другу, толкая общество в разных направлениях. Такой интерес и внимание Маркса к противоречиям отчасти объясняется влиянием его учителя, немецкого философа Гегеля. Он везде видел противоречия. Все на свете (природа, общество и так далее) является набором противоречивых нужд, сил и стремлений. Даже наше мышление и знание о жизни неизбежно противоречивы.

Согласно Марксу, капитализм тоже содержит противоречия. В качестве одного из примеров он говорит о том, что каждый капиталист пытается извлечь из рабочих как можно больше прибавочной стоимости. Чем больше прибавочной стоимости он присвоит, тем больше дивидендов выплатит акционерам, тем выше будут зарплаты у менеджеров, и так далее. Распределение прибавочной стоимости направлено на сохранение капитализма, чтобы сами капиталисты оставались у власти. Они всегда пытаются присвоить как можно больше прибавочной стоимости, потому что это в их интересах.

Не жадность капиталистов является причиной такого поведения. Они обретают это качество, усваивая и подстраиваясь под требования конкурентного выживания в рамках капитализма.

Капиталисты могут присвоить больше прибавочной стоимости, если снизят зарплаты рабочих. Есть разные способы сократить расходы на зарплаты. Миграция низкооплачиваемых рабочих являлась широко распространенным феноменом капитализма во все времена. Или капиталист может заменить одну группу коренного населения на другую (например, мужчин на женщин, взрослых на детей, одну этническую группу на другую, и так далее).

Разумеется, такие способы сокращения зарплат приводят к противоречиям, поскольку уволенные рабочие злятся и сопротивляются. Они могут добавить новые расходы, которые капиталисту придется покрывать присвоенной им прибавочной стоимостью (например, на ремонт оборудования, которое повредят разозленные рабочие), что сделает снижение зарплат бессмысленным. Низкооплачиваемые работники могут быть менее лояльны к предприятию. Противоречия накапливаются и, в зависимости от общественных условий в целом, могут подавить изначальный импульс капиталиста снизить зарплаты.

Наряду со снижением зарплат, другой способ сокращения расходов на производство представляет собой замена рабочих на машины. Автоматизация, компьютеризация и роботизация могут оказаться дешевле выплат зарплат рабочим, а значит капиталист их заменит. Однако как только капиталисты начинают платить меньше и/или сокращают работников, то тут же сталкиваются с еще одним противоречием. Теперь у рабочих меньше денег, чем было до снижения зарплат или увольнения. А значит они не смогут покупать у капиталиста столько же товаров, сколько покупали раньше. Сокращая затраты на рабочих, капиталисты ненароком подрывают спрос на свои товары и услуги. Практически всеобъемлющее стремление сэкономить на стоимости труда противоречит стремлению продать все то, что было произведено.

Эта система противоречива: сама логика, по которой вынужден действовать капиталист, подрывает его успех. Согласно марксистам, никакие законы, правила или нормы поведения не позволят избежать этого противоречия. Еще никогда его не удавалось преодолеть.

Капитализм переживает это противоречие в виде повторяющихся колебаний между периодом извлечения прибыли благодаря экономии на зарплатах и периодом потери прибылей из-за недостаточного спроса. Так и работает эта система. И, разумеется, из-за недостаточного спроса и автоматизации рабочих увольняют, что приводит к еще большему падению спроса и крупному экономическому кризису. В итоге кризис делает рабочую силу и необходимые материалы достаточно дешевыми, чтобы капиталисты вновь могли извлекать прибыль из производства. За этим следует период экономического роста, после которого эта нестабильность повторяется вновь.

Это и другие противоречия, которые рассмотрены в трех томах «Капитала», делают капитализм крайне нестабильным. За все время его существования экономические кризисы происходят в среднем каждые 4-7 лет. Люди теряют работу, бизнес закрывается, массовые страдания продолжаются месяцами, а то и годами. Эта нестабильность накладывается на природные (наводнения, засухи и так далее) и социальные (война) катастрофы. Встреть мы человека, чья психическая нестабильность была бы сравнима с экономической и социальной нестабильностью капитализма, то мы бы уже давно потребовали обеспечения для него профессиональной помощи.

Основная мысль Маркса в том, что капитализм производит и воспроизводит неравенство и нестабильность. Одного только этого достаточно, чтобы бросить вызов любому, кто отстаивает эту систему.

Благодаря трудам Маркса и других людей мы можем определить противоречия капитализма, его несостоятельность и несправедливость. Само его устройство — то, как именно при капитализме производится, присваивается и распределяется прибавочная стоимость — препятствует достижению свободы, равенства, братства и демократии. Концентрируя внимание на организации прибавочного труда, Маркс дает нам понять, что в следующей экономической системе производство прибавочной стоимости должно быть демократичным. Производящие ее рабочие сами должны присваивать ее. Производительные и непроизводительные рабочие должны вместе демократично решать, как распределить эту прибавочную стоимость для выполнения необходимых социальных задач.

Глава VII

«Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его.» — Карл Маркс, «Тезисы о Фейербахе».

В заключительной части этого эссе мы хотели бы обсудить способы преодоления капитализма, которые были предложены Марксом и его последователями. Сам Маркс почти ничего не говорил и не писал о пост-капиталистическом будущем. Он не верил в предсказания. Никто не может знать развитие мира наперед. Он оставил несколько идей, но никаких конкретных планов или программ преодоления капитализма. Более поздние марксисты не разделяли его нерешительности, особенно после появления первых обществ, которые они называли «социалистическими».

Вопреки распространенному мнению, Маркс никогда не предполагал, что государство должно сыграть ведущую, главную роль в пост-капиталистическом обществе. Некоторые поздние марксисты интерпретировали его таким образом, но у самого Маркса сложно найти подобные идеи. Он никогда не писал трудов о государстве, потому что его анализ был сосредоточен на другом. Его интересовало не государство, а отношения между людьми, которые воспроизводят свое существование: хозяин-раб, феодал-крепостной, предприниматель-работник. Каждый раз все ключевые решения принимаются меньшинством: хозяевами, феодалами, предпринимателями. Они решают что, каким образом и где мы производим и распределяют присвоенную ими прибавочную стоимость.

Для достижения свободы, равенства, братства и демократии необходимо в первую очередь изменить производственные отношения.

Офисы, заводы, магазины, дома, где бы ни выполнялась работа, там должно произойти фундаментальное изменение способа производства. Согласно Марксу, мы должны положить конец разделению людей на тех, кто сидит наверху, присваивая прибавочную стоимость и принимая все ключевые решения, и всех остальных, кто просто работает. Произведенная большинством прибавочная стоимость больше не должна присваиваться меньшинством. Мы должны построить новую экономическую систему, при которой в основе всех рабочих мест царит равенство и демократия. Производители прибавочной стоимости должны сами присваивать и распределять ее, таким образом положив конец эксплуатации. Все решения о том, что, как и где производить и как распределять прибавочную стоимость должны приниматься демократично производительными и непроизводительными рабочими по принципу «один человек — один голос».

С этой точки зрения, ключом к преодолению капитализма является демократия на рабочем месте.

Если вы верите в демократию, если считаете, что свобода без демократии невозможна, тогда демократия должна распространяться и на рабочее место. Именно там большинство взрослых людей проводит большую или по крайней мере значительную часть своего времени. Так что преодоление капитализма требует изменения капиталистических предприятий. Вертикальная иерархия с предпринимателем наверху и массой рабочих внизу должна уйти в прошлое. Ее место должна занять демократия, где у всех есть равное право голоса. В экономике должно произойти то, за что многие демократы борются в политике. В конце концов, мы избавились от королей, царей и императоров, рассудив, что больше не хотим подчиняться крошечной группе людей, которая принимает за нас все политические решения. Та же логика должна быть применена в экономике, такой вывод действительно можно сделать из аргументов Маркса.

Политическая демократия уже очень давно остается мантрой, слоганом и целью. Маркс поднимает вопрос: почему только политическая? Почему бы не привнести демократию в экономику?

Маркс заходит еще дальше и утверждает, что настоящая политическая демократия невозможна без демократии экономической, в качестве ее опоры и спутницы.

Если мы позволяем экономической системе обогащать исключительно богатых, то они будут использовать свое богатство для коррупции политической системы, чтобы она работала в их интересах. История рабства, феодализма и капитализма не единожды подтверждала эту истину. Каждая и каждый, кто читает сейчас эти строки, наблюдает за безвкусным спектаклем, в котором миллиардеры покупают голоса на выборах.

Один из выводов, который можно сделать из необходимости иного, демократичного способа производства, заключается в том, что капитализм нельзя преодолеть, просто заменив частных предпринимателей на государственных чиновников. Если национализация средств производства сохраняет разделение людей на наемных рабочих и их нанимателей, то капитализм тоже сохраняется. За минувшее столетие в разных странах частный капитализм уступил место государственному капитализму, который многие стали называть социализмом или даже коммунизмом. Так что некоторые люди называют государственную почту, железные дороги или банки проявлениями социализма. Другие называют социализмом такие общества, которые установили государственный капитализм в виде основной экономической системы, вроде СССР, КНР и других.

Разумеется, существуют разные определения. Но, изучая Маркса, важно понимать, что в его анализе замена частных капиталистов на государственных чиновников с сохранением все тех же эксплуатационных производственных отношений не представляет собой преодоления капитализма, которое он имел в виду.

Капитализму настает конец с окончанием эксплуатационных производственных отношений, когда произведенная рабочими прибавочная стоимость больше не будет присваиваться другими людьми, которые распределяют ее и принимают все ключевые решения.

Быть может это все утопия? Мы так не считаем. Многие люди поняли и поддержали идеи Маркса. Идеи кооперации, взаимопомощи и демократии на рабочем месте множество раз обсуждались и применялись на протяжении всей человеческой истории. Кооперативы существовали и в истории Соединенных Штатов, когда рабочие с ферм, магазинов и мастерских работали вместе, демократично и на равных. Самый известный кооператив сегодня находится в Испании, это Мондрагонская кооперативная корпорация. В области Италии, которая называется Эмилия-Романья, около 40% всего бизнеса является кооперативами, которыми управляют сами рабочие.

Маркс дал нам наиболее полное и формальное выражение этих идей. Он несколько углубился в более современные термины. Он объясняет это на систематическом, теоретически сложном уровне. Но он выражает идеи справедливого устройства общества, которые витали в воздухе и находили множество применений на практике на протяжении многих лет буквально во всех культурах.

Маркс был социальным критиком и не считал капитализм концом человеческой истории. Это лишь этап, который необходимо преодолеть.

Труды Маркса могут напомнить нам о том, что сторонники капитализма часто совершают ту же самую ошибку, которую до них уже совершали сторонники рабства и феодализма. Они воображали, что на их системе человеческая история остановится, что лучше уже ничего не придумать, что человечество никогда не достигнет новых высот. Они все ошиблись. Почему же мы должны верить, что мы никогда не сможем создать ничего лучше, чем капитализм? Маркс, как и многие другие историки, обратил внимание, что все экономические системы имели свою историю. Они рождались, развивались, умирали и уступали место новым системам. Уже в пятидесятые года девятнадцатого века капитализм показал Марксу достаточно, чтобы он захотел сменить его на что-то лучшее. Его анализ стал результатом этого желания.

Сегодня американки и американцы сталкиваются с особенно серьезными вопросами и свидетельствами проблем капитализма. Стало очевидным, что он в гораздо большей степени обслуживает интересы 1%, а не всех остальных людей. Некоторое время массовое отчаяние, обида и злость могут быть перенаправлены в сторону от критики нерабочей экономической системы. Некоторое время эта злость может быть перенаправлена на мигрантов, на другие страны, на разные меньшинства и других людей из этого печально известного списка. Но это никогда не решало проблемы. Не решит и в этот раз. Рано или поздно те, кто ищут решение, найдут марксистскую традицию и вдохновятся ей. С этой целью и было написано данное эссе.

«Пролетариям нечего терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир.
ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!» — Манифест Коммунистической партии».

Карл Маркс, Фридрих Энгельс

Авторство: Richard D. Wolff, Democracy at Work
Перевод: Денис Шаманов
Источник: Understanding Marxism

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *