Какова роль российского капитализма в глобальном изменении климата?

После долгих лет демонстративного климатического невежества Кремль пересматривает риторику в отношении глобального потепления. Но не собирается ничего делать. Правящий класс мечтает, что таяние льдов откроет возможности для эксплуатации углеводородных богатств Арктики. Между тем, Россия, являющаяся четвертым в мире эмитентом парниковых газов, «нагревается» быстрее, чем другие области планеты.

Вклад России в выпуск парниковых газов

По самой свежей оценке российских властей, страна является четвертым источником CO2 (углекислого газа) в атмосфере после Китая, США и Индии, на нее приходится 4,6% выбросов. После резкого снижения в первой половине 1990-х годов объемы выпуска оставались сравнительно стабильными (1,4-1,5 млрд тонн в год).

Основными эмитентами СО2 являются энергетика и промышленность, а также мусорные полигоны, вклад которых в 1990-2017 годах вырос на 61,8%.

Страна занимает второе место в мире по добыче нефти, третье — по добыче угля, а также является одним из лидеров по добыче и экспорту газа. «Газпром», например, находится на третьем месте в мире среди топливно-энергетических компаний, на которые приходится наибольший вклад в выпуск углекислого газа, начиная с 1965 года, по данным Института климатической ответственности США, пишет Guardian. Россия планирует и дальше наращиватьэкспорт газа и нефти.

В вечной мерзлоте, покрывающей от 55 до 65% территории России, содержатся огромные запасы метана. По оценкам части ученых, оттаивание мерзлоты в результате глобального потепления может увеличить температуру воздуха на 0,13-0,27 градуса к 2100 году.

В последнее время в обществе и правительственных кругах растет беспокойство по поводу изменения климата, которое является фактором в таких катастрофах последнего времени, как разрушительный паводок, смывший городок Тулун в Приангарье, и лесные пожары, уничтожившие, по официальной оценке, 1,1 млн гектаров сибирской тайги (по неофициальной — 13,4 млн). Власти связываютэти события в том числе с глобальным потеплением.

Как менялась риторика властей

В 2003-м, комментируя отказ России ратифицировать Киотский протокол(обязывающий развитые и развивающиеся страны сократить выбросы парниковых газов до уровня 1990 года), президент РФ Владимир Путин шутливо заметил, что глобальное потепление не так уж плохо для такой северной страны, как Россия, поскольку «мы могли бы меньше тратить на шубы, и урожай зерна увеличился бы», но годом позже закон о ратификации Киотского протокола все-таки подписал.

Оно не возлагало на страну серьезных обязательств и позволило российским компаниям торговать квотами на выбросы CO2.

В 2018-м президент предположил, что главной причиной изменений климата является не деятельность людей, а «невидимые для нас сдвиги в галактике».

В июле нынешнего года Путин удивил экспертов заявлением о том, что ветрогенераторы убивают птиц и «трясутся так, что червяки вылезают из земли». Идею отказа от углеводородной и ядерной энергетики он сравнил с «желанием облачиться в шкуры».

Однако в том же выступлении Путин говорил о тревожных последствиях климатических изменений:

«У нас температура […] растёт в два с половиной раза быстрее, чем в целом на планете. И вот […] смотрите, что сейчас в Иркутской области происходит: […] горят сотни тысяч гектаров леса, – и страшное наводнение. Если ничего не предпринимать, то бурное технологическое развитие не сгладит, а […] обострит весь комплекс экологических вызовов, включая изменения климата и истощение ресурсов».

В сентябре правительство издало постановление «об участии в Парижском соглашении по климату», заметив, что российское законодательство не предусматривает необходимости его ратификации. До этого в Кремле неоднократно критиковали основные идеи соглашения. Однако некоторые обозреватели считают, что принятие постановления — это не ратификация, и власти просто оставляют себе таким образом пространство для маневра.

Почему Москва смягчила позицию по климату

Присоединение России к Парижскому соглашению может быть связано с желанием властей избежать ограничений Запада в отношении российских компаний, считают в Российском союзе промышленников и предпринимателей, пишет «Коммерсантъ».

Кроме того, большой интерес к соглашению есть и у российского МИД, поскольку на фоне выхода США из этого документа принятие его Россией дает ей имиджевые преимущества, считает руководитель энергетической программы российского отделения Greenpeace Владимир Чупров.

«Возможно, руководство страны действительно готово использовать соглашение для модернизации экономики, находящейся в невыигрышных условиях [конкуренции] с точки зрения энергоэффективности производства», — говорит эксперт.

По его оценке, документ не накладывает на Россию серьезных ограничений, однако его принятие заставит правящие круги серьезнее отнестись к проблемам климата.

Российская элита традиционно воспринимала глобальное потепление как шанс на хозяйственное освоение Арктики. Характерно недавнее заявление главы Якутии Айсена Николаева. В интервью «Ведомостям» он заявил, что помимо недостатков потепление делает территорию регионов «доступнее для многих проектов». Дело в том, что зимой при температуре менее –40 градусов работы на открытом воздухе должны останавливаться, но в некоторых частях Якутии среднегодовая температура повысилась на 6–7 градусов, вызвав таяние вечной мерзлоты и серьезные паводки.

Потепление открывает перед российскими корпорациями новые возможностипо освоению Арктики: из-за таяния льдов появляются новые транспортные морские пути, которые позволяют вести добычу природных ресурсов, прежде всего нефти и газа.

Подготовленный Минприроды комплексный план освоения минерально-сырьевого и логистического потенциала Арктики до 2030 года предполагает вложение 10,5 трлн рублей в 118 проектов, многие из которых связаны с добычей полезных ископаемых. В их числе — добыча угля на Таймыре, нефти — в Пайяхе и подключение нескольких газовых месторождений к Северному морскому пути, который начинает освобождаться ото льда.

Согласно указу Владимира Путина, грузооборот СМП должен вырасти с нынешних 17 млн тонн в год до 80 млн к 2024 году. Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин ожидает, что «один рубль, вложенный в арктические проекты, привлечет еще 15 рублей», сказал он в интервью «Российской газете».

Потепление негативно скажется на сельхозпроизводстве в Южной Азии и Африке, но может способствовать его росту в ряде стран, расположенных в умеренных широтах, в том числе в России (правда, всего на 0,9%), считают в Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН.

В то же время таяние вечной мерзлоты угрожает устойчивости крупных российских нефтегазовых проектов — БованенковоЯмал-СПГНовопортовскоеи других, пишет в Bloomberg бывший старший аналитик Центра глобальных энергетических исследований Великобритании Джулиан Ли.

По мнению губернатора Ямала Дмитрия Артюхова, «ничего драматического [с вечной мерзлотой] не происходит, но изменения идут», цитирует его агентство «Север пресс».

Ученые же констатируют, что мерзлота на северо-западе и северо-востоке Сибири тает быстрее, чем в других местах. В зоне наибольшего риска — Салехард (Ямал), Воркута (Коми), Чита (Забайкалье), Петропавловск-Камчатский (Камчатка) и Улан-Удэ (Бурятия), сказал «Известиям» ведущий научный сотрудник Арктического и антарктического научно-исследовательского института Алексей Екайкин.

Уже в 2017 году руководитель Минсельхоза Александр Ткачев прогнозировал, что в период до 2030 года глобальное потепление может принести России потери в объеме до 1-2% ВВП в год, причем особенно пострадает агросектор.

В последнее время правительство стало уделять больше внимания климатическим рискам. Официальный доклад Минприроды о состоянии окружающей среды за 2017 год некоторые СМИ назвали апокалиптическим. Ведомство констатировало, что с 1976 по 2017 температура в России росла со скоростью 0,45 градуса в 10 лет, в то время как в среднем на Земле — 0,18 градуса.

Это привело к росту числа опасных метеоявлений (сильный ветер, сильные осадки, жара, заморозки, метель, снег и т.д.). Если в 1998-2003 годах Росгидромет фиксировал от 141 до 276 подобных аномалий ежегодно, то в 2012-2017 годах — от 536 до 590.

Все это может привести к ускоренному износу инфраструктуры и более частым техногенным авариям, наводнениям, засухам, селям, лавинам, неурожаям, лесным пожарам, росту заболеваемости и смертности, подтоплению побережий и вымиранию некоторых видов животных (например, находящихся на грани исчезновения белых медведей), считают в Минприроды.

Что делает государство для климата

План реализации принятой в 2009 году Климатической доктрины РФ до 2020года к концу 2018 года был выполнен менее чем на половину, утверждаетМинприроды. Работу тормозят отраслевые ведомства и региональные власти, некоторые из которых считают положения доктрины неактуальными для своего региона.

На этом фоне разработка документа Минэкономразвития о регулировании выбросов парниковых газов тянется с 2017 года. Как сообщал «Коммерсантъ», ранние версии документа включали введение квот на выброс парниковых газов, а также углеродного сбора для крупных эмитентов (своего рода штрафа за превышение допустимых пределов). Однако проект, недавно внесенный в правительство РФ, лишь обязывает крупные компании отчитываться о выбросах и вводит пятилетний мораторий на любые изменения госрегулирования в этой сфере, пишет газета.

Несмотря на это, промышленники и энергетики продолжают выражать обеспокоенность. Они прогнозируют рост инфляции и себестоимости продукции, если по истечении моратория их начнут штрафовать за превышение допустимых выбросов, пишут «Ведомости».

«Промышленники хотят продолжать зарабатывать на старых технологиях, а законопроект предполагает, что так больше не будет. Ему противостоят РСПП, Минэнерго, Минтранс, однако вероятность внесения [документа в Госдуму] высокая. При этом он, вероятно, будет выхолощен», — отмечает Владимир Чупров.

Готово ли общество принять ответственность за климат

Пожары и наводнения 2019 года вызвали бурное обсуждение в российском обществе. Экологические проблемы оказались в центре внимания и в связи с протестами против строительства мусорного полигона в Шиесе.

Выступление 16-летней шведской экоактивистки Греты Тунберг на климатическом саммите ООН, в котором она осудила бездействие мировых лидеров в связи с изменениями климата, вызвало бурную и неоднозначнуюреакцию в России.

Среди тех, кто негативно отозвался о выступлении Тунберг, оказался Владимир Путин, предположивший, что Грету «кто‑то использует в своих интересах». Отрицательно к выступлению отнеслись и некоторые оппозиционные публицисты. В то же время пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что проблемы, которые поднимает Тунберг, актуальны и «находят отражение в международной политике нашей страны».

Однако часть политически активных россиян симпатизирует Грете. В ее поддержку высказался оппозиционный политик Алексей Навальный. Международное движение школьников Fridays for Future, инициатором которого стала шведка, нашло сторонников своим идеям в нескольких городах России еще до того, как имя активистки стало широко известно, следует из публикации издания «Такие дела».

«Точка зрения климатических скептиков представлена в России шире и глубже, чем позиция ученых, среди которых существует консенсус [об антропогенной природе и тяжелых последствиях климатических изменений]. В России этот консенсус существует как бы в отдельном мире, — считает Владимир Чупров.

Не исключено, что перемены в официальной риторике на фоне громких природных катастроф заставят россиян прислушаться к голосу пока немногочисленных климатических активистов.

Иван Овсянников, впервые опубликовано 29.10.2019 на russian.eurasianet.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *