Вивек Чиббер. Почему мы по-прежнему говорим о рабочем классе

Почему социалисты фокусируют свое внимание на рабочем классе как стратегическом факторе в обществе? Этому есть несколько фундаментальных объяснений. Их излагает Вивек Чиббер – американский политический теоретик, профессор социологии, постоянный автор сайта Jacobin

Можно попытаться, с одной стороны, диагностировать проблемы современного общества, а с другой — спрогнозировать способы улучшения ситуации.  Оба метода указывают в одном и том же направлении. Давайте начнем с диагноза.

Чтобы поставить диагноз, нужно ответить на следующий вопрос – что именно необходимо людям, чтобы у них была реальная возможность стать счастливыми и нормально сосуществовать с другими – именно это мы имеем в виду, когда говорим о справедливом и честном обществе. Что бы мы ни добавляли – а для социальной справедливости нужно немало – есть два условия, на которых сходятся практически все.

Во-первых, это некий базовый минимум материальных благ. Человек не может прожить достойную жизнь, если он только и думает о пропитании. Человек не может прожить достойную жизнь, если у него нет базового здравоохранения, жилья, материальных условий, которые позволили бы ему достигать более высоких целей, чем чисто материальные: в творчестве, в любви, в дружбе.  Без определенного базового набора материальных благ сложно даже помыслить об остальном, так что именно они необходимы прежде всего.

Во-вторых, это автономность, или свобода от господства. Основная идея заключается в том, что, если ты у кого-то под башмаком, если над тобой кто-то имеет власть, то всегда есть вероятность, что он станет ею злоупотреблять.

Следовательно, находясь под чьей-то властью, ты не можешь сам определять свои жизненные приоритеты. Ты будешь следовать приоритетам того, кто над тобой господствует. Это значит, что у тебя нет возможности определять свою собственную программу действий, какой бы она ни была.

Таким образом, если в современном обществе люди лишены минимума материальных благ, то они лишены также автономии и находятся в подчиненном положении. Каковы бы ни были их прочие потребности, в обществе такого рода справедливость практически недостижима.

Конфликт интересов

Социалисты утверждают, что капитализм – это система общественного устройства, которая систематически лишает людей как необходимых материальных благ, так и их автономности. Причина проста: капитализм работает за счёт принципа максимизации прибыли – он ставит прибыль выше человека.

Так почему же это подрывает как автономию, так и доступ к элементарным материальным благам? Дело в том, что большинство людей в капиталистическом обществе вынуждены работать, чтобы выжить, и они работают на кого-то другого. Пока они работают на кого-то другого, т.е. на своего нанимателя, приоритеты этого нанимателя определяются вовсе не тем, что хорошо для его рабочих. Эти приоритеты определяются целью предприятия –  максимизировать прибыль.

Наниматель придает первостепенное значение максимизации прибыли, потому что в противном случае его предприятие погибнет. Единственный способ выживания для предприятия – это выжать как можно больше денег из своей экономической деятельности, чтобы наниматель мог взять эти деньги и вложить их в повышение эффективности производства и другие конкурентные преимущества, что в свою очередь позволит ему обогнать соперников на рынке.

Это и есть фундаментальная проблема: давление и сила конкуренции вынуждает капиталистов всегда гнаться за чистой прибылью. И эта чистая прибыль в итоге приносит вред всем остальным.

Обратная сторона максимизации прибыли – минимизация затрат. Каждое предприятие пытается сдерживать затраты, чтобы максимально увеличивать прибыль. Но минимизация затрат непосредственно сказывается на жизни рабочих, ведь то, что является их доходом, т.е. зарплата, одновременно является статьей расхода для их нанимателя.

Таким образом, минимизация затрат означает, что каждый наниматель старается платить своим рабочим настолько мало, насколько это возможно без негативных последствий для себя самого. А это, в свою очередь, означает, что средства к существованию рабочих определяются не тем, сколько им необходимо, а тем, сколько их работодатель может потратить без негативных для себя последствий. Это первая проблема.

Вторая проблема: когда люди находятся на работе, они вынуждены отказываться от автономности в пользу своего нанимателя.Договор о заработной плате по сути говорит: «Я прихожу на работу и работаю на вас. Вы даете мне деньги, и пока я работаю на вас, я подчиняюсь вашей власти. Как я трачу свое время, где я стою, куда я иду, с кем я говорю, сколько раз я хожу в туалет, куда я смотрю, как быстро я выполняю свою работу – все это не является моим личным решением. Все эти решения принимаете вы как работодатель».

Рабочий день для большинства людей занимает большую часть их времени бодрствования. Время, проведенное на работе, составляет от двух третьих до трех четвертых  времени бодрствования.  Соответственно, три четверти своей активной жизни человек проводит, жертвуя своей автономией в пользу кого-то другого, того, чьи интересы противоречат его собственным.

Недостаток автономии на рабочем месте часто сопровождается контролем со стороны нанимателя вне рабочего места. В моногородах, или в городах, где судебные и законодательные органы куплены работодателями, даже политическая власть находится в руках капиталистов.

Таким образом, сама структура капитализма подразумевает, что эти основополагающие предпосылки установления справедливого общества постоянно подрываются самими правилами существующей системы.

У кого власть

Вывод – чтобы приблизиться к более справедливому социальному устройству, необходимо понять, как обеспечить людей этими базовыми материальными благами и предоставить им больше автономии. Неимущие боролись за это со времен зарождения капитализма, пытаясь обеспечить нерыночный, или хотя бы гарантированный, доступ к тем благам, которые необходимы для достойного существования.

Акция движения Occupy Wall Street, США, 2011

Проблема в следующем: каждый раз, когда нуждающиеся пытались требовать, просить или умолять об обеспечении более широкого доступа к этим благам, они встречали сопротивление со стороны своих нанимателей.

Требование повышения зарплат, расширения возможностей контроля со стороны рабочих, возможности влиять на принятие решений по инвестициям – все это каждый раз встречает отпор со стороны нанимателей на рабочем месте.

Вне рабочих мест им противостоит еще большая социальная власть своих работодателей.

Основная проблема заключается в том, что власть при капитализме распределена неравномерно. Работодатели не только задают повестку внутри своего предприятия, но также обладают властью и силой, чтобы определять повестку для всего общества – благодаря инструментам контроля над государством, доступным им возможностям лоббирования и подкупа политиков. В фундаментальном смысле, пока работодатели контролируют инвестиции, они контролируют создание всего богатства и дохода в обществе, так что всем остальным постоянно приходится переживать о том, удовлетворены ли эти люди.

Возможность для рабочих

Так возникает стратегическая проблема: если подавляющее большинство людей в капиталистическом обществе лишены базовых материальных благ, которые необходимы для социальной справедливости, и если каждый раз, когда они просят об этих благах, политическая власть отвечает им отказом, т.к. находится под контролем капиталистического класса, то как они могут получить их?

Теперь, поставив диагноз, переходим к прогнозу по поводу того, как можно исправить ситуацию.

А прогноз следующий: подавляющее большинство людей должно получить шанс на лучшую жизнь – и поскольку центры власти не собираются предоставлять этот шанс добровольно, нуждающимся придется добиваться его с помощью противоборствующей силы.

Это вопрос практический: если буржуазное государство и капиталистический класс, обладающий властью, не предоставляет из одной только собственной щедрости доступ к базовым материальным благам тем, кто в них нуждается, откуда власть возьмет средства, чтобы получить эти базовые блага у капиталистов? Единственный возможный ответ –  только путем экспроприации этих благ у капиталистов с помощью противостоящей им власти нуждающихся. Именно здесь стратегическое и практическое значение рабочего класса выходит на первый план.

Рабочий класс не похож ни на какое другое социальное образование в некапиталистической части современного общества. Каким бы бедным, подавляемым и атомизированным он ни был – это курица, которая несет золотые яйца. Это источник прибыли. Поэтому если рабочий класс не будет приходить на работу каждый день и создавать прибыль для своих нанимателей, принцип максимизации этой прибыли будет нарушен. Он станет мертвой буквой забытого закона.

Следовательно, у рабочих есть возможность воспользоваться этим преимуществом: в их руках рычаг, который может перекрыть источник прибыли, на котором держится вся система. У капиталистов есть власть над рабочими, но если последние откажутся выполнять требования нанимателей, то  наниматели останутся с носом – никакой тебе прибыли.

Роль рабочих, следовательно, важна по стратегическим причинам: они являются агентом, причем единственным в своем роде, место которого в структуре общества дает ему возможность взять за горло властные центры этого общества.

Рабочие не просто обладают этой способностью, они заинтересованы в том, чтобы использовать ее. Все эти описанные мной препятствия и ограничения, которые стоят на нашем пути к более справедливому обществу, в наибольшей мере ощущаются именно рабочим классом. Именно рабочие представляют собой подавляющее большинство в современном обществе. Именно среди них представлена беднейшая его часть, которая каждодневно страдает от унижений, лишений, ограничения автономии, изматывающего темпа работы, незащищенности и тревоги по поводу того, как жить дальше под чьим-то башмаком.

Именно они в наибольшей степени страдают от капитализма, а следовательно, у них есть не только способность, но и непосредственный интерес – объединиться для борьбы за  более справедливое социальное устройство.

От периферии к центру

Из этого мы можем сделать важный вывод. Многие из тех, кто читает эту статью, принадлежат к (около)университетскому сообществу и последние лет двадцать имеют несчастье сидеть на лекциях по социальной теории и тому подобным предметам.

Для прогрессивной общественности и леворадикалов основной категорией последние 25 лет была периферийность: принятие периферии, защита периферии, существование на периферии, любовь к периферии. Периферийно – значит хорошо.

Я не хочу сказать, что в периферии есть что-то плохое. Но важно понимать: рабочий класс важен потому, что он не перифериен. Стоит преодолеть нашу любовь к периферии, если мы хотим прийти к политическому успеху.

Это не значит также, что необходимо забыть о других угнетенных группах. Ровно наоборот, каждый кто борется за справедливое общество, должен воспринимать любые формы маргинализации и подавления как чрезвычайно важные.

Но необходимо понимать, что политика не сводится к чтению проповедей. Она связана с практическими аспектами противостояния властным центрам в мире несправедливости.

Важность рабочего класса связана с тем фактом, что он является центральной социальной категорией и социальной группой при капитализме (после самого капитала, естественно). То есть мы обращаемся к нему именно вследствие его центрального положения, а не по причине его периферийности.

Это значит, что должно измениться само направление политической дискуссии. Сейчас вся дискуссия на собраниях строится вокруг того, борется ли организация за права маргинальных групп, ищет ли их, пытается ли наладить с ними контакт. И это прекрасно, если цель такой деятельности – убедиться в том, мы воспринимаем любой случай угнетения и несправедливости как в том числе нашу проблему.

Но необходимо задаваться и таким вопросом: кто является центральной фигурой и ключевым игроком в существующем обществе? Игроком, способным принести те изменения, к которым мы стремимся?

Не только в нашей политической борьбе, но и в самом понимании существующей системы нам необходимо преодолеть одержимость периферией. Нам нужно начать думать о центре, ядре, основании современного общества и о том, как мы можем построить свою власть на этих основаниях.

На данный момент левые в этом аспекте слабее, чем когда-либо, и они встали на сторону периферии отчасти потому что они сами оказались на ней. Но если ты оказался на периферии, это еще не значит, что ты обязан жить по ее законам.

Политическая программа левых на ближайшее будущее должна включать в себя план по возвращению с периферии в нервные центры капитализма. Потому что власть именно там.  И пока мы не способны консолидировать эту власть и направить ее на другие цели, мы не получим то общество, к которому стремится большинство людей, руководствующихся моральными принципами. Вот почему рабочий класс – в центре внимания социалистов.

Вивек Чиббер – американский теоретик, профессор социологии, постоянный автор сайта Jacobin

Перевод Виктории Мызниковой 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *