Желтые жилеты: демократия, которая не дает себя усмирить

Мы не вернёмся здесь ко всему, что произошло с 17 ноября, в течение более двух месяцев борьбы Жёлтых жилетов во Франции. Напомним, в наших глазах это движение пролетарское, даже если с социальной точки зрения к нему примыкают мелкие предприниматели, а также маленькие группы и несколько видных фигур крайне правого толка. Тем не менее, это движение уникально своими требованиями и методами; оно не только выдвигает классические экономические требования повышений зарплат или улучшения условий труда, но не выражает себя в забастовках или традиционных профсоюзных днях действий. Его нервные центры — не крупные предприятия, это кольцевые транспортные развязки в сельских местностях (даже если часто они близки к новым промышленным зонам); эти кольцевые развязки понемногу заменяются довольно многолюдными общими собраниями, насчитывающими несколько сот людей в городах, больших или более скромных; это происходит не только потому что полиция систематически вытесняет жёлтые жилеты с кольцевых развязок по приказу правительства, но также и потому что существует необходимость встречаться с другими группами жёлтых жилетов, чтобы обсуждать и организовывать деятельность, в том числе традиционные субботние демонстрации, которые вновь стали многолюдными в начале 2019 года. Жёлтые жилеты снова вышли на улицы 5, 12, 19 и 26 января. Это стало приятным сюрпризом для всех тех, кто участвует в этом движении или поддерживает его и неприятным открытием для правительства и всех сторонников «республиканского порядка».

Разница с традиционными инициативами профсоюзных штабов состоит в том, что движение желтых жилетов активизировало наиболее эксплуатируемую и обнищавшую часть рабочего класса, ту, которая далека от политических и профсоюзных аппаратов или отвернулась от них, потому что они были слишком интегрированы в капиталистический механизм. Это движение по-своему очень политическое. Оно ставит под вопрос весь социальный порядок, налоговую систему, власть имущих. Оно стремится к реальной демократии, даже если это стремление на низовом уровне выражается в разнообразных и запутанных требованиях. Таким образом, если движение остаётся меньшинством (можно оценить количество демонстрантов каждую субботу от 100 до 150 тысяч человек по всей стране; около 500 тысяч человек участвует в занятии транспортных развязок, блокадах и собраниях), то оно, вероятно, создает для Макрона и его правительства более взрывоопасную и настораживающую обстановку, чем традиционная борьба забастовщиков, которая хорошо контролируется профсоюзными лидерами. Оно вызывает больше обеспокоенности, потому что оно более непредсказуемое и неуловимое. Список требований «желтых жилетов» бесконечен. Самоназначенные представители движения, которых правительство хотело бы превратить в посредников, отвергаются протестующими.

Вопрос, который до сих пор оставался открытым, состоял том, переживёт ли движение новогодние праздники. Оно пережило их и продолжается. В новом 2019 году было уже три субботних демонстрации с относительно многочисленным участием, как в Париже, так и во многих других городах. Репрессии против них привели к сотням раненых, в том числе к десяткам раздробленных челюстей, поврежденных глаз, сломанных рук.

Попытки правительства усмирить гнев

Ответы правительства на продолжающееся движение всегда опаздывали. Когда Макрон предложил наложить мораторий на дополнительный налог на горючее (последняя капля, переполнившая чашу терпения), было слишком поздно. Движение уже отошло от этого простого требования. Когда Макрон заговорил о нескольких крохотных мерах, в том числе о премии в сто евро для тех, кто получает минимальные зарплаты, которую он хотел представить как повышение минимальной зарплаты, никто ему не поверил и его ложь осудили.

14 января Макрон возобновил своё наступление «Большими национальными дебатами». В то же время, он написал пятистраничное письмо к француженкам и французам. Но кто, где, как, что будет обсуждать? С какими практическими последствиями? Кто в конечном счёте сделает выбор среди озвученных предложений? Сам Макрон в апреле.

Для новой попытки усмирить гнев и вовлечь движение в институциональные рамки Макрон решил опереться на мэров, которых примерно 36 тысяч во Франции. Мэры маленьких городов или посёлков, более крупных населённых пунктов, в том числе и крупных городов — политические деятели, которые, как он надеется, станут передаточным звеном его политики. Он собрал шестьсот из них в небольшом городке в Нормандии в пятницу 15 января. И других шестьсот два дня спустя на юге Франции. Каждый раз небольшие городки превращаются в бункеры и вход в них… воспрещается Жёлтым жилетам! Всё больше и больше собраний, организованных мэрами, иногда с участием хорошо охраняемого министра. Но Жёлтых жилетов там нет, за исключением одиночек, остающихся в стороне; для большей части мэров, как и для Макрона и его правительства, это возможность своего рода избирательной кампании, что подчёркивается многими СМИ. «Большие дебаты» уже показывают ограниченность своих возможностей. Они показывают свою смехотворную сторону: на следующий день после первой встречи с мэрами СМИ объявили, что дискуссия была плодотворной и Макрон готов сделать уступку в связи с… ограничением скорости на 80 км/ч на некоторых дорогах сельских местностей. Эта мера была недавно принята правительством, из-за неё заскулили в сельских районах. Фото и видеозаписи, посвящённые гражданским собраниям, организованным властью, не показывают, что на них что-то происходит. Жёлтые жилеты на улицах осуждают маскарад, которым являются «Большие дебаты». Собрания, где действительно что-то обсуждают и решают, это собрания, которые продолжают организовывать протестующие.

Задача Макрона не в том, чтобы обсуждать какие-либо вопросы с Жёлтыми жилетами. Его задача в том, чтобы они замолчали, отказались от борьбы на улицах ради иллюзорного  институционального решения вопросов. Может быть, завтра будет референдум, для которого он подберёт тему? Книги жалоб готовы для заполнения, но не останутся ли эти жалобы без последствий? При посредстве мэров Макрон обращается к политическому истеблишменту, к партиям, членами которых являются мэры. Многие из них уже положительно откликнулись на призыв, в том числе Социалистическая и Коммунистическая партии и даже профсоюзные штабы, призывающие своих членов мирно посетить мэрии, чтобы зарегистрировать свои требования в книгах жалоб.

Маленькое уточнение о письме Макрона французам, которое открыло Большие дебаты. В нём не только не затронуты важные социальные требования, но и еле замаскирована угроза в форме вопроса с дурным намерением: «Нужно ли упразднить некоторые государственные службы, которые изжили себя или слишком дороги, учитывая их пользу?». Иными словами, если вы хотите платить меньше налогов, нужно будет ещё туже затянуть пояса и согласиться с пониженным качеством здравоохранения или образования. Для Макрона не может быть и речи о том, чтобы коснуться миллиардов евро, которые прикарманены акционерами предприятий зачисленных в CAC 40 (Cotation Assistée en Continu — фондовый индекс Франции, вычисляемый как среднее арифметическое значение цен акций сорока крупнейших компаний — прим. РСД). Не может быть и речи о пересмотре решения об упразднении налога на обладателей крупных состояний или огромных налоговых подарков предпринимателям.

Другая «гадость» (приходится называть вещи своими именами) — Макрон вводит вопрос об иммиграции со следующей формулировкой: «Что вы предлагаете, чтобы улучшить интеграцию в нашу нацию? Что касается иммиграции, как только мы выполним наши обязательства о предоставлении убежища, желаете ли вы, чтобы мы устанавливали годичные квоты, определённые парламентом? Как укрепить принципы французской светскости в отношениях между государством и религиями в нашей стране?». Каждый раз, когда социальное положение бурлит и эксплуатируемые встречаются в общей борьбе, буржуазный класс старается их разделить, в данном случае, включая вопрос об иммиграции. Ограничение иммиграции появлялось то здесь, то там в списке требований Жёлтых жилетов, по инициативе крайне правых. То здесь, то там, крайне левые или антирасистские активисты сумели, после обсуждения, избавиться от него. Это далеко не требование Жёлтых жилетов, но Макрон вводит эту мысль, чтобы разделить движение и таким образом добиться расположения сторонников Национального фронта или крайне правых Вокье (лидер Партии республиканцев — прим. РСД), понравиться некоторым реакционным личностям в движении Жёлтых жилетов. Перенимая, как правило, темы крайне-правых, Макрон старается сегодня самоутвердиться.

Как только Макрон начал Большие дебаты, Жёлтые жилеты осудили их как розыгрыш. Ещё раз повторим, что настоящее обсуждение происходит уже два месяца на улицах, кольцевых развязках и на демонстрациях. Темы этих дебатов уже два месяца в списках требований, которые широко обсуждались. И сегодня требования социального порядка преобладают. Это требования, которые соответствуют стремлениям «жить, а не выживать» (повышение зарплат, пенсий, доступ к приличному жилью, уменьшение НДС на товары первой необходимости), также как и требования демократического характера, даже если они с трудом находят конкретные формулировки.

Сознание эволюционирует в борьбе. Некоторые Жёлтые жилеты изменили свое видение государства. Это государство, которое одной рукой организует Большие дебаты, а с другой — дубасит и калечит протестующих в течение нескольких недель, используя флэшболы (разновидность резиновых пуль — прим. РСД). Жёлтые жилеты начинают непосредственно знакомиться с реальной демократией, там, где она существует в их борьбе, когда организуются, чтобы принимать и совместно выполнять решения. Дальше, конечно, сложнее. Движение Жёлтых жилетов представляет собой противовес власти, что-то, что происходит на улице, оспаривает и дразнит государственные институты — отсюда и его нестерпимый характер для Макрона и его правительства — но, тем не менее, не представляя какую бы то ни было параллельную власть. Это движение старается организовать себя на более широкой основе, чем на транспортных развязках. Но также существуют попытки поглощения этого движения со стороны всего диапазона политических организаций, которые стараются вернуть борьбу на институциональные рельсы, с прицелом на выборные перспективы: выборы в Европарламент пройдут в мае этого года. Это, конечно, даст возможность осудить политику Макрона. Но на какой основе? Разумеется, выборы — первая забота «Непокорной Франции» Жан-Люка Меланшона (левопопулистская партия во Франции — прим. РСД). Это забота правых, особенно, крайних правых Марин Ле Пен, которая уже начала свою избирательную кампанию митингом 13 января.

Политика профсоюзных штабов

Один из вопросов, который ставится движением — враждебность по отношению к профсоюзным лидерам. В течении всех этих недель все руководства конфедераций и многие отраслевые и региональные структуры делали злобные комментарии о Жёлтых жилетах, в частности — о том, что движение имеет в своих рядах гомофобов, расистов, ксенофобов. Профсоюзные лидеры не любят движения, которые возникают вне их рядов и которые они не контролируют. Затем ситуация несколько изменилась под давлением упрямой борьбы Жёлтых жилетов и его популярности в рабочем мире. Однако и по сей день отношение профсоюзных лидеров остается  отрицательным или робким.

Лоран Берже, генеральный секретарь SFDT (Демократическая конфедерация труда Франции — прим. РСД), которая считается теперь первым профсоюзом во Франции, продолжает осуждать Жёлтые жилеты. Спустя пятнадцать дней после начала движения он предложил премьер-министру Эдуарду Филиппу покончить с протестной мобилизацией посредством конференции профсоюзных верхушек, правительства и представителей предпринимателей (пакт о классовом сотрудничестве в верхах). Берже продолжает защищать эту линию и старается, таким образом, по-своему спасти Макрона.

Всеобщая конфедерация труда (CGT), откровенно говоря, тоже не поддерживает Жёлтые жилеты. Она играет на тонкостях. Её главные представители во главе с Филиппом Мартинесом осмотрительно повторяют, что они не ждали движения Жёлтых жилетов, чтобы выдвинуть требования о зарплатах. Одним словом, они, и только они, имеют монополию на защиту наёмных работников. Уже дважды, в ноябре и в декабре, конфедерация CGT призвала в Париже выходить на демонстрации, конкурирующие с Жёлтыми жилетами, и снова призывает к дню борьбы 5 февраля, снова параллельно с Жёлтыми жилетами, не призывая к их субботним демонстрациям. Один из самопровозглашённых лидеров Жёлтых жилетов, Эрик Друэ призывает Жёлтые жилеты присоединиться к этому мероприятию, и даже превратить его в начало бессрочной забастовки. Наш товарищ Оливье Безансно, который давал интервью телеканалу BFMTV поддержал призыв к забастовке, о которой нельзя сказать на сегодняшний день, какой отклик он может получить.

«Солидарные»  (SUD-Solidaires — прим. РСД) — единственная профсоюзная конфедерация, которая публикует вот уже несколько недель декларации с поддержкой Жёлтых жилетов. Но на предприятиях, где было бы возможно призвать к участию в движении, местные структуры SUD-Solidaires не проводят автоматически эту политику. Сдержанность сохраняется и, к тому же, структуры профсоюза SUD-Solidaires слабы на национальном уровне.

Многие низовые активисты возмущаются пассивностью, а возможно и враждебностью профсоюзных аппаратов. Некоторые местные или региональные структуры проявляют свою солидарность, иногда допуская ЖЖ в свои помещения, но реже, надевая жёлтые жилеты и активно участвуя в движении. Прошло пятнадцать дней с тех пор, как профсоюзники стали выступать на собраниях ЖЖ; активисты профсоюзов департаментов участвуют в совместных мероприятиях, организованных борющимися наёмными работниками и Жёлтыми жилетами. На первый взгляд, это положительно, даже если всегда необходимо задать себе вопрос: «Хотят ли профсоюзные аппараты присоединиться к борьбе ЖЖ или стараются взять в свои руки то, что от них ускользает?».

Вмешательство революционеров

По сей день нет признака предстоящего всеобщего конфликта. На предприятиях и в районах проявляется большая солидарность по отношению к Жёлтым жилетам, но нет забастовок, а на крупных предприятиях участие в движении ограничивается горстками наёмных работников, которые индивидуально или маленькими группами надевают жёлтый жилет, чтобы участвовать в демонстрациях.

Что будет с этим движением в предстоящие недели? Это непредсказуемо. Можно представить себе больше общих собраний, больше мероприятий и решимости сагитировать тех, кто ещё не участвует в движении. Даже без всеобщей забастовки на горизонте, при целеустремлённом движении с лозунгом «Макрон, убирайся», ЖЖ сохраняют давление на Макрона и его правительство, и продлевает обстановку политического кризиса. Рост зарплат и более справедливое и демократическое общество — ключевые элементы борьбы, которая продолжается и дает надежду, что Жёлтые жилеты не будут обращаться к государству, то есть к структуре управления делами капиталистов, а обратятся к самим капиталистам. Во всяком случае, крайне левые и борющиеся рабочие активисты могут только способствовать изо всех своих сил успеху уникального движения, которое еще преподнесет сюрпризы; плохие для тех, кто является сторонником существующего порядка, хорошие для лагеря труда.

Мишель Вердье, Новая антикапиталистическая партия.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *