Должны ли марксисты бороться за демократию?

«Кто хочет идти к социализму по другой дороге, помимо демократизма политического, тот неизбежно приходит к нелепым и реакционным, как в политическом, так и в экономическом смысле, выводам».

Владимир Ленин, «О двух тактиках социал-демократии в демократической революции» (1905).

Революционная рабочая партия* упрекнула меня в «делении коммунистов на демократических и недемократических», в чем выражается «буржуазно-демократический загиб». Хотя поводом к критике стали не относящиеся к делу комментарии в Фэйсбуке о том, что либеральные правозащитники заслуживают большего уважения, чем сталинисты, все-таки я решил ответить на «замечание». Дискуссия о том, какое место в идеологии и практике российских марксистов должна занимать борьба за буржуазную демократию, действительно, необходима.

Автор «замечания» обвинил меня в апологетике буржуазных демократов и, тем самым, буржуазной демократии. По его мнению, «критиковать т.н. сталинистов необходимо не за их отрицание демократии вообще, а за… свойственное им пренебрежительное отношение к рабочей и внутрипартийной демократии». Дальше следует цитата из статьи Ленина «О «демократии» и «диктатуре» (1918), превышающая по объему авторский текст.

Вопроса о том, почему я «разделил коммунистов» на «левых» консерваторов и левых демократов, а не каким-либо иным образом, автор не ставит, создавая впечатление, что все дело в отвращении к Сталину. Действительно, сталинизм кажется мне отвратительным, однако причины, заставляющие меня сомневаться в возможности «единства левых сил» — не в этом.

*В настоящее время самоназвание «РРП» используют две конкурирующие организации.

Левые и левые

«Демократические преобразования в политическом строе и те социально-экономические преобразования, которые стали для России необходимостью …впервые очистят почву для широкого и быстрого, европейского, а не азиатского, развития капитализма».

Владимир Ленин, «О двух тактиках социал-демократии в демократической революции» (1905).

За последние годы левые оказывались по разные стороны баррикад в каждой ситуации, требующей политического выбора. Так было в 2012-м, когда одна их часть участвовала в Болотных протестах, в то время как другая митинговала на Поклонной горе. После захвата Крыма и начала российской интервенции на Донбассе социал-патриоты включились в пропагандистскую кампанию Кремля, сделав левых интернационалистов объектом травли. В 2017-2018 годах те же деятели сделали все, чтобы дискредитировать радикально-демократические протесты, вызванные расследованиями ФБК; сыграли предписанные роли в грудининской эпопее и способствовали провалу выступлений против пенсионной реформы. Стоит ли напоминать, что подпись КПРФ, которую РРП считает достойной «критической поддержки», стоит едва ли не под каждым реакционным законопроектом, внесенным в Думу в рамках наступления на гражданские права? Возможно, формальная принадлежность к марксистско-ленинской традиции кажется РРП достаточным основанием «не делить коммунистов». Однако разногласия большевиков с меньшевиками и циммервальдистов с лидерами Второго Интернационала были не острее, чем перечисленные выше.

Подчеркну: в случае с «левопатриотами» речь идет не о случайных отклонениях от ортодоксии, а о принципиально иной, чем у демократических левых стратегии. Кургиняны, Шевченко, Удальцовы, Митины, Семины, Поповы, Кагарлицкие и т.д. с незначительными вариациями, мечтают о государственном капитализме с, как нас уверяют, человеческим лицом; о победе во внутриэлитной борьбе менеджеров госкорпораций и представителей национальной буржуазии над неолибералами, представляющими интересы финансового капитала и глобального рынка. Поклонники «китайского пути», «СССР 2.0», «красного путинизма» и «мир-системного анализа» рассчитывают на патерналистские и националистические иллюзии, подпитываемые советским, а точнее сталинистским мифом. Нетрудно понять, какое место уготовано рабочей демократии в этом «дивном новом мире».

Марксистская перспектива

«Так как господство буржуазии над рабочим классом неизбежно при капитализме, то можно с полным правом сказать, что буржуазная революция выражает интересы не столько пролетариата, сколько буржуазии. Но совершенно нелепа мысль, что буржуазная революция не выражает вовсе интересов пролетариата».

Владимир Ленин, «О двух тактиках социал-демократии в демократической революции» (1905).

Марксистская альтернатива национал-буржуазному этатизму, сдобренному популистскими обещаниями, исходит из простой идеи: социализм невозможен вне рабочей демократии, а последняя мыслима лишь как результат победы высокоорганизованного рабочего движения, включающего профсоюзы, левые партии и прогрессивные социальные движения.

Но анализ трудовых и социальных протестов в путинской России демонстрирует неутешительную картину даже по сравнению с рубежом 1990-2000-х: не только легальные, но и просто организованные забастовки — единичны, новые профсоюзы — маргинальны, а «старые» — бесполезны, большинство трудовых протестов сводится к рефлекторным реакциям на невыплату заплат (см. данные мониторинга Центра социально-трудовых правза первое полугодие 2018 и предыдущие годы). То же самое можно сказать и о социальных протестах, как правило, разрозненных, локальных, избегающих «политики».

Если не принимать всерьез рассуждений о «рабской психологии» или успехах путинской социально-экономической политики, логичным объяснением такого положения является бонапартистская природа правящего режима, сдерживающего классовою борьбу. Механизмы такого сдерживания хорошо известны: репрессии; ограничение прав на забастовку, профсоюзную деятельность, проведение митингов; коррумпированность судебной и правоохранительной систем; существование имитационных структур, подменяющих соответствующие институты гражданского общества — прежде всего, системных партий и желтых профсоюзов; отсутствие реальной политической конкуренции, разгул цензуры и госпропаганды…

Если так, то завоевание политической (буржуазной) демократии является необходимым стимулом к развитию классовой борьбы в России и важнейшей исторической задачей нашего времени. Игнорирование или отрицание марксистами демократической повестки равносильно отказу от социалистической перспективы.

«Политическая задача настоящего периода — это не демократическая революция, а пролетарская и социалистическая» — заявляет РРП в комментариях к заметке. Отдавая должное оптимизму автора, отмечу, что данное утверждение нуждается в обосновании. К великому сожалению, я пока не наблюдаю аномального роста рабочего и коммунистического движения в России, которое говорило бы о приближении нового Октября. Притом, что запрос на «февраль» достаточно очевиден. И ритуальное паломничество к проходным вряд ли способно изменить эту ситуацию.

Признание борьбы за политическую демократию в качестве одного из моментов движения к социализму никакой «апологии либерализма», разумеется, не предполагает. Скорее уж, оно ведет к идее перманентной революции. Тот факт, что, выступая против диктатуры, социалисты и либералы часто оказываются в одних автозаках, не означает тождества их целей. Участвуя в демократическом движении, марксисты заинтересованы в том, чтобы оно стало революционно-демократическим. Они хотят, чтобы старый порядок был ликвидирован «снизу» и как можно более полно, а рабочий класс был представлен в демократической революции не в качестве пушечного мяса, а как самостоятельный политический субъект, добивающийся максимума свободы в соперничестве с буржуазными либералами и радикалами, которые не являются последовательными демократами. Наконец, мы хотим, чтобы профсоюзы и левые организации заняли достойное место в новом политическом ландшафте и смогли приступить к борьбе за власть, а не оказались еще больше маргинализированы вследствие собственных оппортунистических шатаний.

PS

В отличие от автора «замечания», я не верю в доказательную силу цитат. Однако мои объяснения вряд ли покажутся товарищам из РРП достаточно ортодоксальными, если не будут заверены длинной выдержкой из классика. Остальным дальше можно не читать.

«Во время конфликта и непосредственно по окончании борьбы рабочие, прежде всего, должны, насколько это возможно, противодействовать попыткам буржуазии внести успокоение и вынуждать демократов привести в исполнение их теперешние террористические фразы. Они должны действовать в таком направлении, чтобы непосредственное революционное возбуждение не было опять подавлено тотчас же после победы. Напротив, они должны его поддерживать, насколько это только возможно […] Во время борьбы и после нее рабочие должны при каждом случае наряду с требованиями буржуазных демократов выставлять свои собственные требования. Они должны потребовать гарантий для рабочих, лишь только демократические буржуа приготовятся ваять власть в свои руки […]

Они вообще должны всемерно и насколько возможно удерживать от опьянения победой и от восхищения новым положением, наступающим после всякой победоносной уличной борьбы, противопоставляя всему этому спокойное и хладнокровное понимание событий и нескрываемое недоверие к новому правительству […] против той партии, которая хочет использовать общую победу исключительно для себя […]

Они должны доводить до крайних пределов предложения демократов, которые, конечно, будут выступать не революционно, а лишь реформистски; они должны превращать эти требования в прямые нападения на частную собственность […] Следовательно, требования рабочих всюду должны будут сообразовываться с уступками и мероприятиями демократов […]

Но для своей конечной победы они сами больше всего сделают тем, что уяснят себе свои классовые интересы, займут как можно скорее свою самостоятельную партийную позицию и ни на одно мгновение не поддадутся тому, чтобы демократические мелкие буржуа своими лицемерными фразами сбили их с пути самостоятельной организации партии пролетариата. Их боевой лозунг должен гласить: «Непрерывная революция».

Карл Маркс, Фридрих Энгельс, Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов (1850).

Иван Овсянников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *