Желтые жилеты: смысл народной мобилизации

Статья Леона Кремю (Новая антикапиталистическая партия — Франция) опубликована в журнале «Венто Сур».  

Вот уже почти месяц во Франции развивается беспрецедентное движение «жёлтых жилетов». 17 ноября во всех районах страны организовано не менее 2500 перекрытий движения на дорожных перекрёстках и в пунктах оплаты автомагистралей, собравших, по словам полиции, не менее 300 тысяч участников. Демонстранты носили жилеты безопасности, чьё наличие обязательно в машинах. В течение всей следующей недели перекрытия продолжались неподалёку от городов второстепенного значения и в сельских районах. 24 ноября снова прошли многочисленные акции: в них участвовали больше 100 тысяч человек, из которых по крайней мере 8 тысяч — на Елисейских полях в Париже; 1600 перекрытий дорожного движения зарегистрированы в районах.

Движение «желтых жилетов» не было инициировано какой-либо партией или профсоюзом. Оно образовалось через социальные сети, на основе неприятия повышения налога на выбросы углекислого газа за счёт сжигания горючего. Новую внутреннюю пошлину на потребление энергосырья должны ввести 1 января 2019 года: повышение на 6.5 евроцентов за литр дизельного топлива и на 2,9 евроцентов за литр 95-го бензина. В 2018 году пошлина на дизельное топливо уже повысилась на 7,6 евроцентов. Сегодня государство взимает примерно 85,4 евроцентов из 1,45 евро за литр дизельного топлива, то есть 60% стоимости горючего. Правительство намерено ещё повысить эту пошлину на 6,5 евроцентов в 2020 и  2021 годах. Это – самая высокая ставка пошлины в Европе после Великобритании и Италии. Но во Франции, в отличие от большинства стран Европы, дизельное топливо является наиболее популярным, составляя 80% потребления горючего. Цена на дизельное топливо повысилось на 23% за один год.

Интернет-петиция против повышения пошлин за несколько дней (к середине октября) собрала сотни тысяч подписей, и более миллиона в начале ноября. Сотни групп на Фэйсбуке созданы по всей стране; видеоролики против пошлины собрали много миллионов просмотров; одна из них была сделана местным представителем крайне правой группы «Вставай, Франция».

После того, как водитель грузовика бросил клич ­– перекрыть парижское кольцо 17 ноября –дата объединила нескольких тысяч местных инициатив по перекрытию движения на дорогах и перекрёстках, захвату парковок супермаркетов. Все они были зарегистрированы на сайте, который был открыт специально с этой целью двумя носителями жёлтых жилетов, пользователями Интернета. Крупные СМИ, дающие информацию ежедневно (BFMTV в первую очередь) подхватили  эстафету, усиливая распространение информации. Движение началось с простой петиции и распространилось молниеносно.

Движение какого профиля?

Контраст между популярностью этого движения в народе, особенно на предприятиях, где «желтые жилеты» пользуются большой симпатией (70% поддержки населения на 13 ноября) и карикатурным толкованием, распространённым в левых кругах, огульно осуждающим его за вмешательство работодателей дорожного транспорта и крайне правых – разителен. Однако все союзы работодателей дорожного транспорта осудили перекрытия движения, прося правительство убрать заграждения. Что касается крайних правых, то правда, что Николя Дюпон Эньян, руководитель движения «Вставай, Франция», много выступал с середины октября, красуясь по телевидению одетым в жёлтый жилет. Крайне правое Национальное собрание (бывший Национальный Фронт Марин Ле Пен, который поменял своё название) таким же образом высказало свою поддержку, осуждая перекрытие движения на дорогах. Большинство организаторов «жёлтых жилетов» чётко держались в стороне от такой обременительной поддержки. Республиканцы (классическая правая оппозиция) и Соцпартия (социал-демократы) осторожно выразили свою симпатию движению. Руководители «Непокорной Франции» (левая партия), такие как Жан-Люк Меланшон или Франсуа Рюфен, с одной стороны и Оливье Безансно с нашей стороны, также выразили поддержку движению во время нескольких телевизионных выступлений. Зато крупные профсоюзные объединения, не только SFDT и FO, но также левые CGT и Solidaires, отказались поддержать демонстрантов, указывая на манипуляции, предпринятые крайне правыми и работодателями автомобильного транспорта.

В действительности жёлтые жилеты выражают сильное народное движение. Каждый день 17 миллионов человек, то есть две трети трудящихся, отправляются на работу в другой город. 80% из этих двух третей пользуются автомобилем. Озабоченность о стоимости горючего является, таким образом, народной озабоченностью, особенно в отдалённых поселениях парижского региона и в регионах (даже в парижском регионе только половина трудящихся ездит на общественном транспорте). Вопрос о дополнительной пошлине касается, следовательно, подавляющего большинства трудящихся.

Трудящиеся, особенно семейные, обязаны жить всё дальше и дальше от городских центров, социальная нестабильность усугубляет удалённость от места работы. В парижском регионе половина трудящихся, пользующихся своей машиной, чтобы доехать на работу, чаще всего является той их частью, которая обязана жить в далёких пригородных зонах или работает по скользящему графику. Стоимость автотранспорта, и особенно дизельного топлива, приводит к социальному взрыву в условиях, когда официальный уровень инфляции служит поводом для того, чтобы не повышать зарплаты.

Жёлтые жилеты выражают народное недовольство явно классового характера, в связи с покупательной способностью зарплат и пенсий. Но это недовольство также послужило катализатором для распыленного гнева, связанного с дискредитацией правительства, посягающего на покупательную способность и пенсии, при наличии многих льгот для богатых, капиталистов. Эта дискредитация также касается политических партий, которые по очереди управляли страной и ответственны за текущее социальное положение. Макрон воспользовался этой дискредитацией, чтобы быть избранным на пост президента Франции, но сегодня он страдает от эффекта бумеранга.

Из-за налоговых реформ правительства — упразднения налога на роскошь и пропорционального налогообложения — доходы 1% наиболее богатых людей повысится на 6% в 2019 году; покупательная же способность 0,4% наиболее богатых людей повысится на 28300 евро, а у 0,1% наиболее богатых на 86290 евро. Одновременно доходы 20% беднейших людей снизятся из-за отсутствия повышения социальных пособий, реформы жилищных субсидий, понижения пенсий, тогда как цены растут.

Отсутствие популярности и правительственный кризис

Подавляющим большинством населения Макрон воспринимается как президент богатых, очень богатых. Повышение пошлины на горючее, которое бьёт по карманам трудящихся с самыми маленькими зарплатами, воспринято как последняя капля, переполнившая чашу  терпения. Правительство Макрона попало в ускоряющийся кризис из-за своей классовой политики. Прошлой весной затянувшаяся забастовка железнодорожников, конечно, не победила, но несколько сбила правительство с толку. Дело Александра Беналлы стало летним скандалом и продолжается до сих пор. Беналла, личный охранник Макрона, признан виновным в применении насилия против протестующих на первомайской демонстрации. Дело стало показательным примером президентской практики, использующей государственные службы в зависимости от своих личных нужд и предоставляющей привилегии своим сотрудникам. Оно напоминает скандал с Франсуа Фийоном перед президентскими выборами (экс-премьер и кандидат в президенты уличен в незаконном трудоустройстве жены). За скандалом с Беналлой последовала громкая отставка министра экологии Николя Юло, после того как Макрон был вынужден многократно отречься от своих экологических обязательств. Вслед за ним, Коллон, министр внутренних дел, также ушел со своей должности в начале осени. Эти последовательные внутренние кризисы свидетельствуют об ускоренном износе правительства, слабости  его политической и социальной баз. Все опросы показывают, что уровень популярности Макрона даже ниже чем у Франсуа Олланда по истечении того же количества времени от начала мандата.

Требования жёлтых жилетов

Во всех сообщениях жёлтых жилетов в соцсетях о перекрытии движения на дорогах совмещались требования об отмене пошлины на горючее, восстановлении налога на имущество и часто просто отставки Макрона.

Чтобы оправдать пошлину на горючее и получить народную поддержку, правительство высказалось о необходимости борьбы с глобальным потеплением и, одновременно, против выбросов парниковых газов и тонкодисперcных частиц. Официальный представитель правительства, Бенжамен Гриво, думал, что он будет поддержан левыми экологистами, осуждая «тех, кто курит сигареты и водит машину на дизельном топливе». Но даже среди экологических избирателей повышение пошлины не встретило положительного отзыва, а презрительное высокомерие правительства не достигло своей цели. Основная причина всего этого в том, что вся правительственная политика, как и та, что проводилась предшественниками, отворачивается от экологического императива нашего времени. Ничего не делается, чтобы развить общественный транспорт в сельских районах, как и на периферии крупных городов, тогда как место жительства трудящихся всё больше удаляется от места работы и городских центров. Невыносимая правительственная надменность хочет, чтобы население платило больше; оно не сможет ни выбрать другой способ передвижения, ни приобрести новый автомобиль!

Оказывая давление на Национальную компанию французских железных дорог, правительство рассчитывает  закрыть 11 тысяч километров железных дорог; железнодорожные перевозки принесены в жертву строительству автодорог. Параллельно нефтяная компания Total освобождена от налогов и имеет полную свободу продолжать поиски и добычу нефти и газа. Споры о законе о финансах на 2019 год раскрыли тот факт, что более 500 миллионов, собранные за счет пошлин на горючее послужат не экологическому прогрессу, но будут способствовать погашению дефицита бюджета на 2019 год, чтобы компенсировать упразднение налога на имущество. В течение нескольких недель правительство и СМИ постарались дискредитировать движение со снисходительным презрением к «периферийной Франции» и «забытым территориям», превратить его в «жакерию» некультурных людей, не осознавших климатические изменения.

А организованное рабочее движение?

Рабочее движение и его организации не являются инициаторами движения жёлтых жилетов. Это означает одновременно потерю влияния во многих районах и в рабочих коллективах. Это тоже, как говорят эксперты ATTAC (Ассоциация за налогообложение финансовых операций и действия граждан) и Фонда Коперника в статье опубликованной в Ле Монд, результат накопления неудач социальных движений за последние годы. Готовность организовать перекрытие движения на дорогах, вести прямые действия, происходит от неприятия традиционных форм демонстраций, но продолжает традицию блокад, которые были организованы в последние годы борющимися работниками социального сектора.

Политика, которую ведут профсоюзные лидеры по отношению к такому народному движению, как «желтые жилеты», создает проблему. Предлог для применения этой политики – махинации крайне правых или желание жёлтых жилетов быть «аполитичными». Но, как говорят руководители ATTAC и Фонда Коперника в той же статье, «нельзя бороться против использования движения крайне правыми или с риском отказа от платежа налогов, применяя политику пустого кресла или укоряя демонстрантов. Дело, наоборот, в том, что нужно вооружиться, чтобы, воздействуя изнутри, победить крайне правых и силы работодателей, которые хотят поработить движение, в культурной и политической борьбе».

Многие профсоюзные организации и активисты не колеблясь поддержали «желтые жилеты» и призвали к участию в движении: особенно это касается металлургического отделения CGT, промышленного отделения SUD, транспортного отделения FO, нескольких объединенных призывов на уровне округов. Профсоюзы выдвинули платформу требований, включающую увеличение зарплат, отмену косвенного налогообложения, наносящего удары народным массам и введение прогрессивного налогообложения доходов. Эти призывы чётко отрицают  пошлины на горючее, одновременно выдвигая необходимость настоящей экологической политики, в том числе обложения Total, развития общественного транспорта и железнодорожных перевозок.

В активистcких сетях, даже в прессе, все отчёты свидетельствуют о реальной популярности этого движения, в основном состоящего из рабочих, пенсионеров, а также независимых работников или мелких предпринимателей, всех, кто имеет маленькие доходы и ощущает на себе нападки правительства. Активисты Новой антикапиталистической партии, которые участвовали в перекрытиях движения на дорогах или в распространении листовок, говорят о хорошем приёме и особенно о согласии с требованиями, связанными с восстановлением налога на имущество и упразднением налоговых льгот для самых богатых.

Ставки движения

Таким образом, у этого движения важные политические ставки, какие бы ни были последствия. Одна из них связана с тем, чтобы, не держа его под контролем, сделать всё, чтобы движение организовалось демократически и сходилось с организациями рабочего класса, которые хотят вести совместную борьбу в общей конфронтации с властью. Правительство надеется, что жёлтые жилеты являются лишь временным расстройством. После 17 ноября все СМИ упорно говорили о столкновениях, раненых и о смерти одного носителя жёлтого жилета, раздавленного водительницей. Они также акцентировали внимание на неприемлемых расистских и гомофобных поступках, очень редких, совершённых на заставах, стараясь дискредитировать всё движение. Власть жёстко репрессировала заграждения в последние дни, особенно демонстрацию на Елисейских полях в прошлую субботу.

Многие носители жёлтых жилетов, имея мало опыта уличных демонстраций и ещё меньше — столкновений с полицией, были шокированы таким применением насилия, но оно не подорвало решимость и желание организовать новые перекрытия движения на дорогах. Власть рассчитывает на то, что кадры столкновений и приближение праздников приведут к затуханию движения. Если рабочее движение думает то же самое, это было бы крупной ошибкой. Опыт протестного движения «форкони» («размахивающих вилами») в 2013 году в Италии (протестное движение на Сицилии, направленное против сельскохозяйственной политики Евросоюза и традиционных политических партий), с которыми жёлтые жилеты имеют точки соприкосновения, должен призвать к бдительности, особенно антикапиталистов, которые хотят, чтобы народный гнев и социальное ожесточение не только обернулись против правительства богатых, но также открыли путь к антикапиталистическому наступлению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *