Левые, правые, «левопатриоты». Почувствуй разницу (видеоблог)

Вопрос: «Кто такие левые?» кажется простым, но отвечают на него по-разному. Часто можно услышать, что деление на «левых» и «правых» устарело. Но так ли это? В этом видео мы поговорим о том, как не перепутать «правое» с «левым».

Некоторые считают, что левые — это такие реконструкторы, мечтающие о возвращении в СССР. Действительно, многие россияне гордятся советским прошлым. Но значит ли это, что просоветские патриоты – обязательно левые?

Помнить можно разное и по-разному. Особенно ярко это видно на примере культа Победы. Кто из нас не видел подобных наклеек?

 

Как видим, здесь присутствуют «левые» символы. Но смысл победы над гитлеризмом сводится к примитивной идее: «наши» унизили «не-наших». Фраза «Можем повторить» демагогически отождествляет путинскую Россию с СССР, а ее нынешних геополитических противников – с Третьим рейхом. Таким образом, память о Победе служит здесь оправданию Кремля в любой возможной войне.

Сравним это с другим изображением. Его автор – художник и левый активист Николай Олейников – тоже обращается к образам прошлого: девочка на его рисунке похожа на советскую ученицу. Художник возвращает нас к прописным истинам левого гуманизма: война с фашистами — единственно оправданная война, так как фашизм – исключительное зло, угрожающее всему человечеству. Как видим, советское прошлое служит материалом для прямо противоположных идеологических построений.

Представления о «левом» и «правом» смешались после распада СССР, когда жажда реванша объединила сталинистов и черносотенцев. В современной России за левых часто принимают так называемых «красно-коричневых» (сами себя они называют «левопатриотическими силами»). Например, Движение сталинистов одинаково почитает Сталина и «имперку» — государственный флаг дореволюционной России, часто используемый неонацистами.

Еще дальше пошли нацболы, объединившие серп, молот и свастику. Но если вам кажется, что речь идет о каких-то фриках, вы ошибаетесь. Павел Грудинин (помните такого?) тоже любит имперку и не берет людей с «нерусскими» фамилиями в свой совхоз имени Ленина. Так, может, «левое» и «правое» — лишь условный набор символов, которые можно тасовать по вкусу?

Так считают те, кто видит в политике лишь инструмент манипуляции общественным мнением. Но существует и другая точка зрения. Согласно ей, левые – это сторонники определенного круга идей об общественном благе, природе социума и путях его изменения. К левым политическим течениям относят марксистов, социал-демократов, анархистов, левоориентированные феминистские, антиимпериалистические и экозащитные движения. Но что общего у сторонников социального государства и радикалов, отвергающих государство; профсоюзных активистов и «зеленых»; латиноамериканских партизан и европейских пацифистов? Что позволяет считать все эти учения «левыми»?

Стержнем, объединяющим все разветвления левой мысли, является понятие социального равенства. Идея равенства присутствует не только у левых. Либерализм тоже говорит о равенстве граждан перед законом и естественных (данных от рождения) правах человека. Однако левые считают, что равные права остаются фикцией, пока сохраняется неравенство в распределении ресурсов, собственности и власти. Ну, какой смысл имеет свобода печати для неграмотного индийского крестьянина или право быть избранным в Думу – для человека, вынужденного «пахать» по 12 часов в день?

С точки зрения либералов полноценным членом общества является лишь индивид, добившийся успеха в конкуренции с другими индивидами. Либерал признает людей равными изначально, но дальше все зависит от индивидуальной «предприимчивости». В либерализме свобода личности понимается как свобода преследовать частный, меркантильный, интерес на «свободном рынке». Исходя из этого, либералы осуждают любые ограничения частной инициативы, будь то привилегии аристократии или пособия для безработных. В либеральной концепции равенство рассматривается как возможность выйти на ринг и попытаться завоевать приз.

По мнению левых, подобное понимание равенства – лицемерно. В создании материальных и культурных ценностей социума участвует большинство людей. В каком-нибудь мобильном телефоне содержится труд сотен, если не тысяч людей со всего мира. Объективно оценить вклад каждого в общее благосостояние – невозможно. Но способность урвать большую долю благ, уж точно не является мерилом этого вклада. Социальная справедливость состоит в том, чтобы обеспечить каждому члену общества базовый набор средств к существованию и гарантированную возможность участвовать в принятии решений – считают левые.

Теперь мы можем легко понять суть различий между «правыми» и «левыми». Либерализм с его половинчатым пониманием равенства занимает центр политического спектра. Он декларирует равенство стартовых возможностей, но отбраковывает тех, кто «не вписался в рынок». Правые – это те, для кого право выйти на «ринг» зависит от нерыночных критериев: принадлежности к касте, нации, расе, полу или религии. К правым относятся консерваторы, расисты, фашисты, религиозные фундаменталисты. Путинский режим является консервативно-либеральным. С одной стороны, он защищает привилегии узкой группы «друзей президента», сколотивших миллиарды за счет коррупции, что противоречит либеральной доктрине, с другой – стремится освободить бизнес от любых социальных обязательств, пример чему – нынешняя пенсионная реформа. Левые требуют справедливой доли ресурсов, власти и уважения для угнетенного большинства: трудящихся, бедняков, женщин, мигрантов и т.д.

Вопреки распространенному мнению, цель левых – не только перераспределение прибылей и собственности в пользу рабочего класса. Развитие левых идей шло по линии углубления понимания социального неравенства. В 19 веке социалисты добивались политических свобод и социальных гарантий для неимущих (отмена имущественного ценза на выборах, право бастовать, создавать профсоюзы, получать пенсии и т.д.). Впоследствии требование равенства распространили на женщин, угнетенные расы, мигрантов, население стран, эксплуатируемых транснациональным капиталом.

КПРФ и другие социал-консерваторы убедили российское общество, что коммунистические символы вполне совместимы с ксенофобией, православием головного мозга и агрессивным национализмом. В последние годы они призывали воевать с Украиной, одобряли урезание гражданских свобод, пиарили «патриотических» бизнесменов. Этим они окончательно связали себя с путинизмом. Но всегда существовало и другое, настоящее, левое движение: свободные профсоюзы, антифашисты, феминистские инициативы и организации демократических или несистемных левых, одной из которых является Российское социалистическое движение. Именно они являются носителями идей социального равенства в России.

Текст: Иван Овсянников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *