«Неолиберальный перфекционизм» — пугающая эпидемия

Недавние исследования обнаруживают тревожное распространение нового вида психологического стресса. Его можно назвать «неолиберальным перфекционизмом». Речь идет о новом исследовании Томаса Каррана и Эндрю Хилла, опубликованном в журнале «Psychological Bulletin». Авторы – оба психологи – заключают: «новое поколение молодежи чувствует, что люди более требовательны к ним – более требовательны к другим и к себе». Карран и Хилл без обиняков определяют первопричину этой растущей страсти к совершенству: неолиберализм.

Неолиберальная идеология превозносит конкуренцию, препятствует сотрудничеству, поощряет амбиции и определяет цену человека по его профессиональным достижениям. Неудивительно, что общество, управляемое такими ценностями, побуждает к тому, чтобы строго судить других и очень бояться осуждения.

Психологи привыкли говорить о перфекционизме, будто он одномерен – то есть направляется человеком на себя самого. Такое понимание бытует до сих пор. Именно это мы обычно имеем в виду, когда называем кого-то перфекционистом. Но в последние несколько десятилетий исследователи посчитали нужным расширить это представление. Карран и Хилл предлагают многомерное определение перфекционизма, включающее в себя три типа этого явления: перфекционизм, направленный на себя, направленный на других, и, наконец, навязанный обществом.

Перфекционизм, направленный на себя, состоит в стремлении придерживаться нереалистично высоких стандартов, в то время как перфекционизм, направленный на других, подразумевает нереалистические ожидания от других людей. Но «самый пагубный из трех типов перфекционизма это перфекционизм, навязанный обществом» – уверены Карран и Хилл. «Ему сопутствует параноидальное чувство и тревога, вызванные неотступным – и небезосновательным – ощущением, что все вокруг ждут, когда вы ошибетесь, дабы вас можно было навсегда списать со счетов. Такое гипервосприятие чужих нереализуемых ожиданий приводит к социальному отчуждению, невротическому самоанализу, чувству стыда и никчемности, а также «осознанию собственной подавленности в результате патологического беспокойства и страха перед негативной общественной оценкой, характеризующейся пристальным вниманием к недостаткам, повышенной чувствительностью к критике и неудачам».

Пытаясь оценить, насколько феномен перфекционизма культурно обусловлен и обнаружить поколенческие тенденции, Карран и Хилл осуществили мета-анализ имеющихся психологических данных. Они обнаружили, что люди, родившиеся в Соединенных Штатах, Соединенном Королевстве и Канаде после 1989 года, в большей степени, чем предыдущие поколения, подвержены всем трем видам перфекционизма, и с течением времени эта подверженность линейно возрастала. Наиболее динамично развивается социально навязанный перфекционизм, показатели которого, по сравнению с двумя другими видами, увеличились вдвое. Иначе говоря, с каждым годом молодежь все сильнее чувствует резко оценочное отношение со стороны своих сверстников и культуры в целом.

Карран и Хилл объясняют эти изменения подъемом неолиберализма и его двоюродной сестры – меритократии (- принцип, согласно которому лучшие позиции в обществе должны занимать «наиболее способные» люди, — прим. ред.). Неолиберализм выступает за рыночные способы определения стоимости товаров – и превращает в товар все, что может. С середины 1970-х годов неолиберальные политико-экономические режимы систематически замещали такие вещи, как государственная собственность и коллективные переговоры дерегуляцией и приватизацией, подавляя индивидуальным началом коллективное в самой ткани общества. Между тем, меритократия – представление, что социальный и профессиональный статусы являются прямым результатом индивидуальных умственных способностей, добродетели и упорной работы – убеждает изолированных индивидов в том, что неспособность к успеху — признак изначально присущей им несостоятельности.

По мнению авторов, неолиберальная меритократия породила беспощадную среду, в которой каждый предъявляет собственный бренд, единолично представляет продукт (то есть себя) и пытается продать собственный труд в бескрайнем море конкуренции. Как отмечают Карран и Хилл, такое положение вещей превращает «острую необходимость конкурировать, действовать и добиваться в основу современной жизни» —  — в гораздо большей степени, чем в предыдущих поколениях.

Они приводят данные, свидетельствующие о том, что молодые люди сегодня меньше заинтересованы в коллективных развлечениях: вместо этого они занимаются индивидуальными практиками, позволяющими ощутить свою продуктивность или реализованность. Мир требует, чтобы вы подтверждали свою значимость на каждом шагу, и вы не можете избавиться от подозрения, что уважение сверстников к вам весьма условно. Поэтому общение с друзьями оказывается менее привлекательным, чем уединенное кропотливое ведение личных страничек в социальных сетях.

Карран и Хилл заявляют, что одним из следствий распространения перфекционизма стали эпидемии серьезных психических заболеваний. Перфекционизм тесно связан с беспокойством, расстройствами пищевого поведения, депрессией и суицидальными мыслями. Постоянное принуждение к совершенству и заведомая невозможность выполнить эту задачу усугубляют симптомы психических заболеваний у людей, которые и без того уязвимы. Даже молодые люди, у которых не были диагностированы психические заболевания, чаще склонны к плохому самочувствию, так как усилившийся перфекционизм, направленный на других, создает общий климат враждебности, подозрительности и пренебрежения – в котором судьи смотрят на каждого и выносят групповой вердикт. И социально навязанный перфекционизм принципиально подразумевает такого рода отчуждение. Одним словом, последствия растущего перфекционизма варьируются от болезненных для эмоциональной сферы до буквально фатальных для жизни.

Есть еще одно последствие усиливающегося перфекционизма: становится труднее выстраивать солидарность, которая нам так остро необходима, чтобы противостоять натиску неолиберализма. Без здорового самовосприятия у нас не может быть крепких отношений, а без крепких отношений мы не способны объединиться и стать настолько многочисленными, насколько это требуется, чтобы поколебать – а тем более, перевернуть – весь политико-экономический строй.

Несложно увидеть параллель между тремя измерениями перфекционизма и так называемой «колл-аут культурой», в последнее время ставшей магистральной тенденцией для левых: состояние, при котором все наблюдают за всеми в ожидании, пока кто-то фатально споткнется, следуют невыносимо высоким стандартам добродетельного самоуничижения и оказываются парализованными тайным (и опять же, небезосновательным) страхом, что их могут заменить и что их судный день уже близок. Такая модель – лишь одно из проявлений неолиберального меритократического перфекционизма, проявляющегося в разных ситуациях — от поступления в колледж до лихорадочной деятельности в Инстаграме. И поскольку это скорее разделяет, чем объединяет нас, то, соответственно, лишает возможности построить движение, которое хочет и может ударить в самое сердце власти.

Перфекционизм заставляет нас презирать друг друга, бояться друг друга, как минимум лишает уверенности в себе. Он препятствует  солидарным связям и коллективным действиям, необходимым для борьбы с неолиберальным капитализмом, который его порождает. Единственно возможное противоядие от атомизирующего и отчуждающего перфекционизма – это отказ от абсолютного индивидуализма и возвращение коллективных ценностей в наше общество. Задача гаргантюанского масштаба, но в условиях, когда наша психика сдавлена тисками неолиберализма, – это единственный путь вперед.

Миган Дэй, Jacobinmag.com
Перевод Ольги Шпилько, редактура Кирилла Медведева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *