Пусть убираются! Что бывает, когда прибыли частные, а мусор — общественный 

«У нас раньше не доходили руки до мусора… но у нас, слава богу, территория большая… Мы сейчас перерабатываем мусора меньше, чем при Советском Союзе. Тогда перерабатывалось до 50% бумаги, картона — макулатуры, сейчас 7%. Падение очень большое» — заявил недавно спецпредставитель президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов. Неправда, руки до мусора доходили. Но, как и всюду в РФ, коммерческая жилка вела местных бизнесменов и управленцев по наиболее «выгодному» пути.

Зачем нужны масштабные капиталовложения, строительство сложных цепочек раздельного сбора мусора и, главное, его переработки, когда можно просто собирать деньги с населения за вывоз мусора, сваливать его в ближайших окрестностях и фиксировать прибыль в компаниях, зарегистрированных в Лондоне и на Кипре? А если ты еще и депутат, то просто глупо усложнять такую эффективную схему.

Причем Сергей Иванов ошибается даже в своей и без того удручающей оценке степени переработки мусора, поскольку в действительности перерабатывается только 4%, а 3% — сжигается. Власти постоянно «путают» сжигание мусора и его переработку, прикрывая фиговым листком свое и без того непристойное положение.

Общественный совет при Росприроднадзоре неоднократно в своих докладах и заключениях указывал (по меньшей мере, с 2012 года), что «свалочный» метод утилизации отходов недопустим и должен быть запрещен как нарушающий все экологические и санитарно-эпидемиологические нормы, а также не соответствующий экологической стратегии РФ до 2030 года.

Что касается сжигания, в РФ используется почти исключительно прямое сжигание разнородного свалочного мусора, а вовсе не специальная термическая обработка, позволяющая перерабатывать предварительно отсортированные отходы во вторичное сырье. Экологи «Гринпис» сообщают, что этот варварский метод хоть и позволяет сократить объем утилизируемого мусора до 10 раз, но попадающие при этом в воздух токсичные вещества, как и образующиеся после сжигания ядовитые отложения, вызывают у людей рак, аллергии и мутации.

Вместе с тем, именно этот метод предпочли развивать, объявив в 2017 году тендер на 150 млрд. руб. на строительство пяти мусоросжигательных заводов. Сейчас их шесть, из них три — в Подмосковье. Очевидно, что даже количественно проблему свалок эта стройка не решит. Тендер выиграли его единственные участники — связанные компании «РТ-Инвест» («Ростех» Сергея Чемезова, приближенного президенту лица) и ООО «Царицын капитал» (опять таки Чемезов вместе с зятем «мусорного короля», депутата и бизнесмена из Нижнего Новгорода Вадима Агафонова), недавно засветившиеся в нашумевшей забастовке дальнобойщиков против системы «Платон». Общественный совет Росприроднадзора вновь сообщил по этому поводу в своем заключении, что мусоросжигание проблему захоронения отходов не устранит и указал на раздельный сбор и переработку в качестве приоритетных направлений. Жители городов, которых приготовились «осчастливить» новыми МСЗ, в прошлом году уже начали протестовать, понимая, чем им это грозит.

Вместе с тем существующие свалки, уже выросшие до размеров девятиэтажных домов, увезти подальше от населенных пунктов невозможно: ворошить эти кучи опасно из-за возможных концентрированных ядовитых стоков и произвольных возгораний. Разлагаться и отравлять почву, воду и воздух они теперь будут столетиями. Единственным способом спасти людей, страдающих от такого соседства, может быть только предоставление им бесплатного жилья в экологически чистых районах РФ. Параллельно в области утилизации отходов необходимы масштабные капитальные вложения в систему раздельного сбора и переработки во вторичное сырье. Строить отрасль придётся в буквальном смысле с нуля. Способен ли взять на себя все эти задачи т.н. социально ответственный бизнес? Или этот вопрос риторический?

Сергей Качковский, РСД-Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *