Нас ждет волна местных протестов федерального значения

Волоколамск, Коломна, Кемерово, Екатеринбург… Протест нарастает с 2017 года, и левые должны играть в нем заметную роль. Закручивание гаек после «болотных» протестов 2011-12 годов и «крымский консенсус» на какое-то время заморозили массовую протестную активность. Но экономика продолжает стагнировать и тянет вниз уровень жизни россиян. В 2017 году в стране, кажется, начался новый цикл протестов.

Дзержинцы боролись с ростом цен на проезд и уже не особо реагировали на дежурные обвинения — мол, «вы тут хотите устроить майдан». Протесты, формальным поводом для которых стал фильм-расследование Фонда борьбы с коррупцией «Он вам не Димон», на самом деле стали политическим дебютом нового поколения. Важно отметить, что долгое время старшеклассники в массе своей не участвовали в протестах. Кстати, далеко не все участники этих митингов – идейные либералы и сторонники Навального. Молодые люди просто начинают осознавать, что жизненные перспективы у большинства из них не очень радужные, что немногочисленные «теплые места» заранее расписаны между детьми олигархов и чиновников.

Нарастание протеста проявилось и в «революции 5.11.17», которая, несмотря на всю свою карикатурность, тоже привела в движение новых людей, а также в обсуждении революционных перспектив экспертами и журналистами, которое лишь отчасти было связано со столетним юбилеем Октября. Власть почувствовала это нарастание еще раньше: в апреле 2016 года в Смоленске прошли учения по пресечению массовых беспорядков.

Каналом выражения этого нарастающего протеста могли стать и отчасти даже стали выборы президента: за Павла Грудинина, единственного кандидата, который казался серьезной альтернативой, только по официальным данным проголосовало более 8,6 миллионов человек (11.77%). Причем многие из них – вчерашние сторонники Путина.

Однако мартовские «выборы» были вовсе не выборами, а дорогостоящей постановкой спектакля под названием «переназначение». Многие оппозиционные избиратели отказались в нем участвовать, а штаб Грудинина не смог (да и не особенно старался) их привлечь. Можно долго спорить о степени подконтрольности кандидата от КПРФ Кремлю, о том была ли верной тактика бойкота выборов или его критической поддержки. Но факт остается фактом: фигура Павла Грудинина не стала знаменем, вокруг которого смогла бы собраться вся оппозиция (как это случилось в 2015 на выборах губернатора Иркутской области).

Не случилось и массовых протестов против очевидно нечестных выборов, и это логично: КПРФ и Павел Грудинин повозмущались нарушениями в ходе голосования, но результаты, по сути, признали. А несистемной оппозиции, которая бойкотировала фарс 18 марта, тоже не было особого смысла  выступать против заранее известного результата.

Однако сам протест никуда не исчез, как и порождающие его условия. Наоборот, «турбулентность» президентских выборов пройдена, власть вновь начинает заговаривать о различных антисоциальных мерах. И вот уже люди в Волоколамске и Коломне выступают против того, чтобы их травили мусорными газами, а после страшной трагедии в ТЦ «Зимняя вишня», главная причина которой – тот же российский периферийный капитализм, тысячи кемеровчан выходят на улицу с требованием наказать виновных и рассказать правду о количестве жертв пожара. Люди привыкли, что власть врет на каждом шагу, недоверие становится естественной реакцией на официальные сообщения. И вот уже в Екатеринбурге проходит митинг против отмены прямых выборов мэра.

Фальшивые выборы не смогли стать тем клапаном, который бы превратил давление протестного «пара» в свисток. Протестная мобилизация нарастает, и уже добилась первых результатов (отставка главы Волоколамского района и кемеровского губернатора Тулеева).

Очень важно, чтобы оно продолжало нарастать.  Ручейки недовольства могут пробиваться из-за проблем «местного значения», которые везде свои, но порождаются общей причиной – диктатурой капитала. Например, Иркутск с 2015 года лишен прямых выборов мэра. Отмена выборов,  проведенная в кратчайшие сроки, в формате спецоперации, была изначально «заточена» под конкретного человека – Дмитрия Бердникова, чья мать, Альбина Ковалева, является советником генпрокурора Чайки. Против отмены выборов проводился целый ряд митингов, дважды различные политические партии пытались инициировать региональный референдум, судебное противостояние доходило до Конституционного суда. До сих пор эти попытки заканчивались неудачей, но общий протестный подъем позволяет надеяться, что иркутяне на сей раз поведут себя по-другому.

РСД-Иркутск, как и почти все оппозиционные силы города, намерено принять самое деятельное участие в кампании за возврат прямых выборов мэра, и мы максимально постараемся вносить в нее лозунги классовой борьбы.
Призываем несистемных левых по всей России поднимать острые местные проблемы и обязательно включать их в общефедеральную повестку, чтобы в набухающую весенним половодьем реку протестов вливались все новые ручейки!

Андрей Калинкин, активист РСД-Иркутск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *