Почему слуцкие должны уйти

Когда депутат Сибагатуллин, оправдывая Слуцкого, называет журналистов «слугами», он выдает суть проблемы харрассмента, который не является ни флиртом, ни шуткой, ни грубостью. У слуг не может быть никакого человеческого достоинства, за ними не признают ни психической, ни телесной автономии. Принуждение к сексу, также, как и пытка, телесное наказание — это демонстрация неограниченной власти человека над человеком.

Отрицая телесную неприкосновенность и психологические границы людей, находящихся ниже их на социальной лестнице, Слуцкие заявляют претензию на абсолютную власть над ними, демонстрируя одновременно классовое и гендерное превосходство.

Революционное отличие капитализма от рабовладельческого или феодального порядка состоит в сочетании экономической зависимости с личной независимостью. Работник находится в экономически подчиненном положении, но сам он — не собственность. Он продает не себя, а лишь часть себя — рабочую силу. То же самое — и с другими подвластными.

Либерализм не производит социального равенства, но постулирует, что у наемного работника, жены, ребенка, солдата, заключенного есть минимум свободы, на которую ни государство, ни семья, ни работодатель, никто вообще посягать не вправе. Начало всякого освобождения — неприкосновенность личности: свобода от побоев, пыток, грубого обращения, изнасилования.

Однако те, кто доминирует в рамках капиталистической, государственнической, патриархальной и расистской системы: чиновник, депутат, капиталист, полицейский, глава семейства, расист, постоянно переходят эти границы, утверждая свою власть через насилие или символическое унижение другого. И это не какие-то случайные эксцессы, а один из способов поддержания социальной иерархии. Способ, существующий неформально, но молчаливо допускаемый и (тихо или громко) одобряемый. Приставать к сотрудницам незаконно, пороть детей незаконно, бить жен незаконно, пытать задержанных запрещено… но «вы же понимаете».

История со Слуцким получила резонанс потому, что обвинившие его журналистки не находятся в прямой зависимости от депутата и обладают определенными ресурсами для защиты. В отличие от секретарши, уборщицы, жены, дочери, проститутки. Точно так же, Ильдар Дадин мог рассказать о пытках в колонии лишь потому, что он являлся политическим заключенным и опирался на поддержку оппозиционного сообщества. Но обычный заключенный или нелегальный мигрант таких возможностей не имеют. В общем, выступая против Слуцкого и ему подобных, мы выступаем на стороне миллионов униженных и изнасилованных, которые не имеют голоса. Мы выступаем против рабства и заговора молчания, которое вокруг него существует. Против богатых мудаков, которые считают себя вправе делать с нами все, что им заблагорассудится и против системы, создающей богатых мудаков.

Иван Овсянников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *