photo_2017-12-16_13-37-49

Рухнувший социальный лифт

16 декабря в подмосковном поселке Большевик прошел митинг рабочих Серпуховского лифтостроительного завода, требующих погасить долги по заработной плате. Акцию поддержали активисты Революционной рабочей партии, РСД и РОТФронта. Завод, принадлежавший скандально известному бизнесмену Михаилу Балакину, был построен в 2013-м, в рамках программы импортозамещения. За несколько лет перспективное производство было полностью разрушено.

Активист РСД и солист группы «Аркадий Коц» Кирилл Медведев исполняет «Песню единого фронта» на митинге рабочих Серпуховского лифтостроительного завода.

Превращение бизнес-рисков в социальные

ООО «Серпуховский лифтостроительный завод» было открыто в 2013 г. в рамках программы импортозамещения. Его позиционировали как предприятие с высококлассным оборудованием. В 2014 г. завод посетил Дмитрий Медведев, назвавший его одним из лучших в стране. Однако собственник завода — группа строительных компаний СУ-155, принадлежащая экс-чиновнику московской мэрии, депутату Мосгордумы от ЛДПР и кавалеру множества правительственных и церковных орденов Михаилу Балакину, не выполнила обязательства перед кредиторами, оставив без жилья 30 тысяч обманутых дольщиков. СУ-155 не впервые оказывается в центре скандала — компанию упоминали в связи с делом Евгении Васильевой, руководившей дочерними компаниями СУ-155 в Санкт-Петербурге.

Как сообщало издание «Версия», ответственность за достройку домов взяло на себя государство через банк «Российский капитал», принадлежащий Агентству по страхованию вкладов. Он выделил на эти цели 15 млрд. рублей. Как отмечало издание, «СУ-155» являлся кредитной организацией, которая принимала вклады, не имея никакой страховой поддержки, но умело используя механизм превращения бизнес-рисков в социальные. В полном соответствии с этой стратегией компания оказалась в защищенной от реального банкротства ситуации».

СУ-155 потерпело банкротство, но не Михаил Балакин. Он не только избежал уголовного преследования, но и возглавил СУ-151, которому прочат большое будущее. По-видимому не грозит расплата и бывшему директору Серпуховского лифтостроительного завода Виталию Шарипову. Находясь под следствием, он умудрился стать генеральным директором нового лифтостроительного предприятия в Кировской области. А что же рабочие? Во всей этой мутной истории именно они оказались крайними.

Год без зарплаты 

Светлана Золотова, бывшая сотрудница СЛЗ, работавшая на складе готовой продукции и отгружавшая товар, рассказывает, что поначалу и условия труда, и зарплата ее устраивали. Ее поддерживает Алина Шепелева: «Все было замечательно — и медосмотры, и зарплата». Но через полтора — два года начались сбои. Сначала сотрудников лишили премий. Потом стали задерживать зарплату. Рабочие выходили на работу до ноября 2016 г., а после этого туда просто перестали пускать.

photo_2017-12-19_01-18-57

В декабре 2016 г. сотрудникам заплатили за октябрь, затем вышел приказ — объявили простой. Тем не менее, мало кто увольнялся, все ждали: «Мы выходили, работали, когда нас вызывали уже даже после декабря. Январь, наверное, еще проработали. Просил нас начальник нашего участка выйти отгрузить что-то, мы приходили и отгружали. За спасибо», — поясняет Золотова.

Несмотря на многочисленные обращения в прокуратуру, Следственный комитет, правительство Подмосковья и даже Администрацию президента, ситуация не менялась.

«Не бывает такого, чтобы за год нельзя было ничего решить, — утверждает официальный представитель работников завода Алексей Гудин. — Уже прошел год, срок большой, люди без зарплаты, и мы подали требование: либо они предоставят хоть какой-то ответ относительно сроков погашения и назначат за это ответственных лиц, либо мы будем требовать, чтобы правительство ушло в отставку».

photo_2017-12-19_01-18-57 (2)

Однако завод почти не выходит на контакт с сотрудниками, многие из которых до сих пор официально не уволены и не сокращены. «Все происходит так, — продолжает Гудин. — Люди приходят. Есть шлагбаум и проходная, от которой метров двести до завода. Люди приходят к этому шлагбауму, там стоит будочка, где сидит охранник. Они приходят, говорят, что им нужны справки — например, за такой-то месяц, о такой-то задолженности — и уходят. Эти [охранники] передают тем [начальству]. Справки делают, передают снова на охрану. Охранники звонят: вот ваши справки готовы, приходите и забирайте. На сам завод никого не пускают. Что там? Распродали имущество, не распродали?».

Добиться содействия от государственных органов также не получается. Глеб Ризаев, работник завода и представитель инициативной группы, рассказывает, например, как была организована встреча со следственным комитетом в рамках уголовного дела против генерального директора: «На встречу должны были быть приглашены потерпевшие, но [представители Следственного комитета] устроили цирк. В администрации Серпуховского района была договоренность, что встреча пройдет именно там. Но накануне эту встречу перенесли с пятницы на четверг, и почему-то в здание УВД. На встречу вызывали по спискам. И запускали в здание УВД тоже по спискам. На улице при этом находилось человек тридцать, которые пытались пробиться, но их не пускали. А там внутри было сказано, что всех желающих обзванивали и кто изъявил желание, все здесь. И все делали вид, что на улице ничего не происходит».

photo_2017-12-19_01-18-54

За пару дней до митинга, говорит Сергей Григоренко, проработавший на заводе три года, с самого его основания, «свершилось чудо»: ему выплатили 50 тысяч рублей. Его, как и некоторых других работников, сократили в апреле 2017 г., выплат по сокращению также не было, и на тот момент задолженность перед ним составляла двести тысяч рублей. Тем, кто остался числиться на предприятии, по его словам, оно должно уже под полмиллиона.

Но выплаты дошли не всем: судя по всему, они осуществлялись в алфавитном порядке, и Алина Шепелева, например, на 16 декабря по-прежнему ничего не получила. Помимо того, что долги были выплачены только частично и выборочно, Григоренко возмущается тем, как именно это было сделано: «И как перевели? Перевели деньги, когда картами не пользовались около года. Получилось так, что у многих карты заблокированы, многие люди забыли пинкод. Вчера я был в банке [банк „Российский капитал“, один из основных кредиторов завода]: получить новый пинкод — нереально».

На вопрос, надеются ли рабочие на возрождение завода и почему не забирают трудовые книжки, большинство из них отвечают одинаково: предложений работы в Серпухове почти нет. Светлана Золотова: «Людям нашего возраста, даже от сорока лет, с трудоустройством сложно. Какую-то работу можно найти, но она не будет удовлетворять либо размером зарплаты, либо своим объемом. Мы бы хотели, чтобы наш завод заработал. И мы бы дружно все вернулись и взялись за свои профессии».

С ней соглашается Елизавета Андреева, машинист крана: «Мы хотим, чтобы наш завод заработал, чтоб нас вернули, и чтоб мы опять трудились. На работу мы ходили с удовольствием. Мы не знаем конкретно, что стало причиной, кто задерживает нам зарплату. Но мы остаемся, не увольняемся, трудовые книжки там».

О будущем завода ничего доподлинно неизвестно. Представитель рабочих Алексей Гудин, инициатор обращений в государственные инстанции, подтверждает, что с рабочими местами в Серпухове «реально плохо: найти зарплату выше 25 — 30 тысяч рублей невозможно», и СЛЗ был «престижным местом, где люди держались за работу».

Но, как никто другой знакомый с деталями дела, на перезапуск завода он уже не надеется, считая, что банкротство было преднамеренным. По его словам, есть много достоверных фактов, на которые Следственный комитет закрывает глаза. Например, на то, что «бывший директор СЛЗ [Виталий Шарипов], будучи под следствием, тут же открыл новый завод, такого же типа, но в другой области — Кировской. Завод называется „Высота 43“, где он является генеральным директором».

На последнем собрании кредиторов СЛЗ 6 декабря 2017 г., в котором Гудин участвовал как представитель рабочих, общим голосованием было принято решение перейти к конкурсному производству — то есть к завершающей стадии банкротства, на которой оборудование будет выставлено на торги и распродано, чтобы погасить долги.

Территория же СЛЗ, скорее всего, отойдет Карачаровскому механическому заводу, второму после банка «Российский капитал» основному кредитору. «Так как КМЗ занимает очень большую площадь в Москве, на его территории сейчас планируется застройка элитных домов: в связи с этим правительство выделило ему деньги, чтобы завод нашел себе другое место и переехал. Поэтому КМЗ выкупил по переуступке у Инвестортторгбанка долги СЛЗ и, скорее всего, переедет сюда. Но это будет не скоро, в течение года, наверное», — рассказывает Гудин.

На митинге 16 декабря Глеб Ризаев объявил новость: заместитель руководителя управления по обращениям граждан Аркадий Литвиничев из дома правительства Московской области озвучил график выплат задолженностей работникам СЛЗ. До 23 декабря 2017 г. должен быть проведен первый транш в размере 50 млн рублей, до 29 декабря — второй транш в размере 40 млн рублей, что вместе составит 90 млн рублей, половину от общего долга. В следующем году, до 27 января, должен быть сделан третий транш в размере 64 млн р., и до 23 февраля долг должен быть полностью погашен. Подобное стало возможным лишь благодаря тому, как трудящиеся отказались признавать поражение и, опираясь на поддержку левых организаций, потребовали погашения долгов. Но кто возместит банкротство современного предприятия, утрату сотен рабочих мест и миллиардов государственных денег?

Ольга Шпилько, РСД-Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *