4df2f17bdbe7671e27bd139c9c2811f1 — копия

Тело государственной важности

Пожалуй, нет более навязчивой идеи в постсоветской истории России, чем идея захоронения тела Ленина. С призывами предать земле труп лидера Октябрьской революции в разное время выступали политические, культурные и церковные деятели, в других отношениях являющиеся антагонистами: Борис Немцов и Рамзан Кадыров, Владимир Мединский и Наталья Поклонская, Владимир Жириновский и Ксения Собчак. Власти всякий раз отвечали на эти призывы осторожно, говоря, что время еще не пришло и скоропалительное решение спровоцирует «раскол общества».

Карго-культ личности

Идея похорон вождя объединила правых радикалов, считающих мавзолей работы Щусева сатанинским «зиккуратом Бланка», и либералов, называющих сохранение тела Ленина «проявлением средневекового уклада жизни» (Ксения Собчак).

Сама идея о том, что Ленина надо захоронить — странная, — считает историк, аспирант Санкт-Петербургского Института истории РАН Тимофей Раков, — Тело Ленина лежит в гробу под землей, т.е. уже захоронено. Или мы признаем в качестве похорон лишь закапывание в землю? Любые слова о том, что это мумия, фактически неверны и не выявляют сути. Тело Ленина находится в совершенно ином состоянии, чем древнеегипетские мумии или мощи православных святых.

— Сравнения с религией также неуместны — культ Ленина это уж никак не почитание святого, а абсолютно модерное (принадлежащее к эпохе Модерна — прим. ред.) явление, имеющее, прежде всего, политическое, а не религиозное содержание. Мавзолей это не храм, это самостоятельный памятник в определенном архитектурном стиле, отражающий и специфическую эстетику 1920-х годов.  Разговоры о сносе Мавзолея и захоронении Ленина имеют лишь идеологическую подоплеку — кого-то очень сильно волнует материальное присутствие символов коммунистических идей в центре Москвы, — полагает историк.

Страшный сон Собчака

Для Ксении Собчак погребение Ленина, видимо, является идеей, впитанной с молоком матери. Точнее, перенятой от отца — первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Еще в 1991—м, сразу после августовского путча, он выступил с этим предложением на последнем заседании Съезда народных депутатов СССР. Идею тогда не поддержали. Не поддержали и позже, когда левопатриотическая оппозиция правила бал в Государственной Думе, ни впоследствии, когда бывший помощник Собчака Владимир Путин стал опираться на элементы советского мифа в своем противостоянии с Западом.

Насколько похороны Ленина превратились для Собчака в идею-фикс, видно из его мемуаров. Уже опальный — в 1999-м Собчак проиграл мэрские выборы Владимиру Яковлеву и бежал во Францию от обвинений в коррупции — лежа в госпитале после сердечного приступа, Анатолий Александрович увидел сон:

Мне снился сон о похоронах Ленина, — писал Собчак в воспоминаниях, — Москва. Красная площадь. 9.50 утра. Рота почетного караула Кремлевского полка под траурный марш величественно выносит из мавзолея гроб из красного дерева с телом вождя мирового пролетариата […] Метрах в пятидесяти от гроба стоят высшие руководители государства — президент Ельцин, Черномырдин, Немцов, Чубайс, Лужков и почему-то Хрущев […] Раздается бой кремлевских курантов. Начинается митинг. Вся страна прильнула к телеэкранам […]

Внезапно сон демократа становится кошмарным. В него вторгается «отвратительная, тупая чернь», в толпе которой «мелькают лица Анпилова и Нины Андреевой (коммунистических политиков той эпохи — прим. ред.), грозящих новой революцией».

С Манежной площади стали доноситься истошные выкрики пенсионеров и коммунистических фанатиков — десятки тысяч почитателей Ленина […] заполонили в это утро подступы к Красной площади […] В этот морозный, солнечный день они производили впечатление самой отвратительной и тупой черни, в их рядах было немало бывших служителей сталинско-бериевского ГУЛАГа.

Показательно, что во сне Собчака Ельцину внимают лишь «тщательно подобранные участники траурного митинга (в основном чиновники, военные и студенты)». Но это еще не все:

Президент нарушил весь ход церемонии. Он снова взял слово. На этот раз его речь была четкой и сильной, чувствовалось, что она будоражит его самого… Поблагодарив Немцова за выступление, похвалив организаторов церемонии, он вдруг сказал: «Вот здесь и сейчас хочу объявить об отставке Правительства России. Назначаю новым премьером всем вам хорошо известного и очень умного Бориса Ефимовича Немцова. Второе. Объявляю Немцова своим официальным преемником на посту главы нашего государства.

Живее всех живых

Сегодня мы уже знаем, что все сложилось немного иначе. Однако призрак Ленина по-прежнему будоражит подсознание наиболее экстравагантных российских политиков. За внешней неадекватностью этой полемики скрываются вполне определенные политические интересы, ведь так называемая «политика памяти», проявляющаяся в сносе или установке монументов, переименованиях улиц и переписывании школьных учебников, служит, скорее, настоящему, а не прошлому.

Ленина продолжают любить и ненавидеть по разным причинам. В лагере противников захоронения — и «красные патриоты», для которых Ленин — предтеча «великого Сталина», и левые радикалы, видящие в Ленине нереализованную альтернативу сталинизму; обыватели, считающие Мавзолей на Красной площади таким же символом России, как «царь-пушка» и «царь-колокол», и интеллектуалы, заново открывающие Ленина как политического мыслителя.

Правым фундаменталистам вроде Поклонской и Кадырова ненавистны революционный, прогрессистский и антирелигиозный пафос советской революции. «Похоронить Ленина» для них — значит покончить не только с коммунизмом, но и с либерализмом, в основе которого лежат схожие ценности. В сознании «западников» вроде Ксении Собчак или националистов, уничтожавших памятники вождю Октября в Украине, советское наследие — помеха на пути в «цивилизованный мир», как они его себе представляют, а также неприятное напоминание о том, что у «черни» может быть свое, отличное от элиты, понимание справедливости.

Иван Овсянников
Впервые опубликовано на сайте провэд.рф

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *