Yis3VoNyylTqGEA8AkIoHVs1YG4

Базис и Навальный

Как левым выстраивать взаимодействие с антикоррупционным движением? Чем различаются риторика Алексея Навального и его программа? Существует ли альтернатива вождизму и популизму? Как сблизить два вектора протеста: демократический и социально-экономический? Активисты РСД Кирилл Медведев и Олег Журавлев отвечают на вопросы журнала «Сентябрь».

В контексте дискуссии о том, как левым взаимодействовать с движением Алексея Навального, а также в связи с его дебатами с Игорем Стрелковым мы хотим пунктирно обозначить свою позицию. Мы затронем три вопроса: политику самого Навального, состояние и перспективы российского протестного движения и, наконец, стратегию левых в ситуации, когда Навальный небезуспешно претендует на роль политического лидера всего протестного движения.

Что хорошего и что плохого в Навальном?

Необходимо отделять движение за демократизацию и против путинского режима от фигуры Навального. Движение за демократию, против авторитаризма и коррупции необходимо поддерживать. Это движение в России переживает новый всплеск и даже расширение после акций 22 марта и 12 июня, когда не только в Москве и Петербурге, но и в других регионах на улицы вышли тысячи людей.

Безусловно, это движение является прогрессивным, а его рост – одним из немногих реальных шансов на социальные и политические перемены снизу.

Нужно признать факт, что Навальный – самый успешный претендент на роль лидера этого движения. Он популярный политик, эффективный организатор, яркий оратор. Ему удалось объединить форматы электоральной кампании и протестной мобилизации, создав тем самым одну из точек роста движения в целом. На наш взгляд, Навальный успешен как «менеджер» движения, однако ряд его шагов и действий (последним из которых было внезапное и единоличное решение изменить место проведения акции 12 июня) говорят о том, что без контроля снизу, со стороны рядовых активистов и демократических структур внутри его штаба, он может стать авторитарным лидером.

Параллели с Борисом Ельциным в этой связи уже не кажутся нелепыми: мы видели, что кажущийся прогрессивным политик, который выступал против коррупции, кумовства, привилегий элиты и за повышение благосостояния простых людей обернулся авторитарным президентом, задушившим демократию в России на десятилетия вперед и развязавшим руки тем олигархическим элитам, которых сегодня критикует Навальный.

Так произошло отчасти потому что Ельцин был лидером масс, а не представителем движения, для которого демократия была бы не только лозунгом, но и принципом внутреннего устройства. Эту ошибку нельзя повторять, нужно четко уяснить: полагаться можно только на демократическое движение (у которого, безусловно, должны быть лидеры), а не на единовластного вождя, пускай и требующего демократизации политической системы.

Необходимо различать риторику и программу Навального. Эволюция его риторики от общей критики авторитаризма и вскрытия отдельных фактов коррупции к разоблачению неравного распределения доходов и атаке на олигархов вообще является безусловным прогрессивным моментом. Эта эволюция повлияла не только на сторонников Навального, а изменила здравый смысл всего протестного движения.

По фильму Валерия Балаяна «Хуизмистерпутин» видно, что за «популистским поворотом» Навального последовала и оппозиционная риторика в целом. В фильме мы наблюдаем уже не типично либеральное противопоставление 1990-х как времени свободы и 2000-х, ознаменовавших переход к «диктатуре». Скорее мы видим критику всего постсоветского политико-экономического порядка, зиждущегося на экспроприации богатств у населения. Путин и Собчак «под прикрытием» Гайдара продавали за рубеж национальное благосостояние.

Второй пример – это «массовое сознание» протестующих. Интервью, которые «Лаборатория публичной социологии» собрала на последних акциях протеста, показывают, что риторика рядовых митингующих ощутимо сдвинулась в сторону социальной повестки. В интервью звучали привычные еще с «болотных» протестов слова о том, что стране в первую очередь нужна сменяемость власти, честные выборы и независимые суды – а потом и другие проблемы будет нетрудно решить. Однако эта риторика уже не кажется доминирующей.

Молодежь активно критикует сложившуюся в РФ общественную систему, где у ничтожной кучки людей «есть всё, а у большинства нет ничего».

На вопрос о главных на сегодня проблемах в стране многие отвечали: низкие пенсии, безработица, социальная незащищенность. Очевидно, что этому расширению повестки, приведшему к расширению социальной базы протестов, предшествовала, помимо прочего, работа Навального «на земле» – поездки по стране, общение с жителями, агитация.

Однако риторика Навального, активно эксплуатирующая тему социальной несправедливости, не равна его программе. До сих пор точно неизвестно, какой будет её экономическая составляющая, какие меры он предложит в качестве основных в реформировании экономики и политической системы в России. Вчерашние дебаты со Стрелковым снова показали, что основой «политики» Навального является борьба с коррупцией, которая, по нашему убеждению, сама по себе не сможет привести к социальной справедливости. Выстраивая образ «реалиста» в противовес «фанатику» Стрелкову («Вы хотите реставрировать монархию и воссоединить русских со всего бывшего СССР? А я хочу, чтобы россиянам было хорошо здесь и сейчас!»), Навальный подменил реализм неолиберальной рациональностью, как будто бы она является единственно возможной версией политического прагматизма: мол, давайте посчитаем, сможем ли мы на этом заработать, и тогда предпримем нужные шаги, дерегулируем экономику, и заработаем!

Будучи также не чужды реализму, мы выступаем против неолиберального подхода к экономике и политике. Левые — за прагматизм, но мы знаем, что прагматизм предпринимателя или банкира и прагматизм государства, работающего на интересы граждан — это разные, зачастую противоположные вещи.

Но неолиберальный «здравый смысл» не видит разницы между ними. На наш взгляд, необходимо активно пользоваться общим полевением риторики Навального и тем фактом, что он включает в общественную дискуссию вопросы, без которых невозможна социал-демократическая повестка (не говоря уже о социалистической). Вместе с тем, нельзя полагаться на его программу: даже если сегодня в ней появляются отдельные пункты в пользу перераспределения общественного богатства – завтра они легко исчезнут.

Итак, нужно разделять самого Навального и протестное движение, так же как нужно видеть разницу между его риторикой и его программой. Необходимо участвовать в протестном движении и поддерживать «сдвиг» его повестки влево, однако нельзя надеяться на Навального-лидера. Полагаться можно только на демократическое движение и четкий пакет экономических и социально-политических преобразований, подкрепленный реальной экспертной работой, а не убедительно звучащими догмами.

Что представляет собой протестное движение в России? Сводится ли оно к Навальному?

Несмотря на то, что Алексей Навальный – самый успешный политический лидер в протестной среде, протестное движение не сводится к одному ему, его штабу и даже к его сторонникам. Помимо них у «Болотного» протеста есть и другое наследие, менее заметное в медиа-пространстве, но от этого не менее мощное. Речь идет о локальных и социальных движениях, с 2012 г. бурно развивающихся во многих районах крупных городов, а также о движении кандидатов в муниципальные депутаты.

Несмотря на меньшую политизированность, чем Штаб Навального, эти движения многочисленны, хорошо осознают насущные проблемы обычных людей и при этом настроены на борьбу с политическим режимом в целом и на местах. Более того, эти движения более политизированные и радикальные, чем сама Болотная, породившая и их, и Навального. На митингах 2011-2012 гг. люди выступали от имени «всех честных граждан» против «плохого» аморального президента.

Эволюция протеста в местных движениях и движении кандидатов в муниципальные депутаты привела к тому, что образ конфликта «людей» и «власти» стал гораздо более отчетливым:

«Единая Россия» – это не просто символ всего самого плохого в стране (нечестных выборов и коррупции), это еще и конкретные местные застройщики и девелоперы, чиновники и силовики. Это, конечно, еще не классовая борьба, но уже определенное объединение социально-экономического и политического.

Еще одно достижение этих движений – соединение активистской повестки «малых дел» и оппозиционно-политической миссии. Многие активисты поняли, что, как выразилась одна из собеседниц «Лаборатории публичной социологии», «если мы не будем ходить на выборы, то ливневая канализация в городе не заработает никогда».

Формула «реальные достижения невозможны без политики, а политика бессмысленна без реальных дел» — это прогрессивная формула, работающая на формирование сети активистов, экспертов, интеллектуалов и управленцев, способных действовать и работать на разных уровнях от электоральной кампании до управления ТСЖ, от разработки реформ до организации проектов благоустройства. Наконец, эти движения являются принципиально демократичными, демократия в большинстве из них – норма внутренней жизни. Они выбирают представителей, принимают кодексы и уставы, дискутируют о лидерстве и равенстве. Неслучайно, что в Москве локальные и социальные активисты вышли 12 июня отдельно от сторонников Навального, продемонстрировав свою независимость.

Что делать левым?

По нашему мнению, левые должны быть солидарны с репрессируемыми оппозиционными активистами, в том числе с участниками митингов, организованных Навальным. Без базовой солидарности и взаимовыручки «съедят» всех. Также мы считаем, что левые должны участвовать в сегодняшнем протестном движении, но критиковать Навального. Как именно?

Во-первых, необходимо участвовать сразу в двух «частях» протестного движения в России – и в митингах, организуемых Навальным, и в социальных, локальных и муниципальных активистских группах. На митингах, куда, в том числе, благодаря полевению оппозиционной риторики, приходят все больше необеспеченных и незащищенных жителей, необходимо обсуждать идеи и предложения, связанные с борьбой с неравенством, налоговыми мерами, национализацией крупнейших предприятий и т. д.

В то же время, нужно участвовать в локальных общественных движениях и инициативах. Необходимо способствовать сближению политической, локальной и социально-экономической повесток кандидатов в муниципальные депутаты и локальных социальных движений.

Борьба против антисоциальных, по сути, неолиберальных мер сегодняшнего правительства может стать важнейшей составной частью их работы. Вместе с тем, необходимо способствовать развитию в этих движениях и внутренней демократии, которая обеспечит равенство участников, и институт демократического лидерства, который усилит роль этих движений в «реальной» политике. Участие левых в этих движениях в качестве низовых активистов и лидеров усилит позицию левого движения в политике и «красную» повестку в социальной борьбе.

Во-вторых, необходима общественная дискуссия – но не по вопросам сталинизма и исторической памяти, а по ключевым проблемам будущего. Именно левые, соединяющие научный анализ и политическое видение, могли бы стать принципиальными и яркими оппонентами либералов и консерваторов в обсуждении проектов экономических, социальных и политических реформ и преобразований. Дебаты с участием левых активистов, интеллектуалов и экспертов были бы не только более интересными и захватывающими, чем дебаты Навального и Стрелкова, они позволили бы левым выступить где-то в роли тактических союзников, а где-то в роли принципиальных оппонентов Навального – но и в том, и в другом случае, на равных.

В-третьих, левым необходима собственная программа социально-политических и экономических реформ. Мы должны показать на уровне конкретных мер, что наша программа борьбы с олигархией, за социальное равенство и процветание более последовательная, реалистичная и при этом радикальная, чем программа А. Навального.

Таким образом, мы считаем безусловно прогрессивными антикоррупционные расследования Навального и вызванную ими мобилизацию. Вместе с тем, мы считаем, что националистические тенденции и неолиберальный смысл его программы угрожают движению за свободу и справедливость. При этом левопопулистские элементы этой программы мы рассматриваем как ситуативные и мало к чему обязывающие в случае прихода к власти. Левым необходимо участвовать в протестном движении, в том числе в митингах Навального. В то же время, необходимо учитывать разнообразие гражданских инициатив и стремиться продвигать наши идеи и аргументы в разных средах и с помощью разных методов – от низовой активистской работы до дебатов.

Опубликовано в журнале Сентябрь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *