IMG_5463

«Идите с вашим G на все 20!»

Поджоги, погромы, вандализм — такие сцены рисуют российские СМИ, пишущие о протестах, сопровождавших саммит Большой двадцатки в Гамбурге. Многие, как обычно, винят во всем западную вседозволенность — вот, мол, до чего могут довести митинги с шариками и уточками! — или воскресших «антиглобалистов» из начала нулевых. Однако некоторые россияне, живущие в Гамбурге, придерживаются иной, непривычной для отечественного обывателя, точки зрения.

Ирина Иванова — студентка Гамбургского университета. В Германию уехала несколько лет назад. Она участвовала в двух зарегистрированных демонстрациях против саммита и с близкого расстояния наблюдала за беспорядками.

Шествие, назначенное на пятницу, называлось «Welcome to Hell» («Добро пожаловать в ад»). С него-то все и началось, — рассказывает Ирина, — Несмотря на инфернальный слоган, большинство его участников были настроены мирно. Я была в центре толпы, когда начались столкновения. В голове колонны выстроились анархисты, все в черном и в масках-балаклавах. Их было не пять тысяч, как потом рассказывали СМИ, а всего несколько сот. Реальной опасности для заседающих на саммите они не представляли.

Но полиция перекрыла улицу и потребовала у анархистов снять маски (в Германии носить их на демонстрациях запрещено). Они, естественно, отказались, и тогда полиция стала распылять газ и «расстреливать» толпу из водометов, а анархисты — швырять бутылки. Я не знаю, кто начал первым, но мирным демонстрантам сильно досталось. Подруга мне рассказывала, что ей удалось убежать лишь потому, что анархисты прикрыли их от полиции.

15
Уличные беспорядки в Гамбурге, июль 2017. Фото: www.varlamov.ru

— Той же ночью в районе Штерншанце — он граничит с территорией выставочного комплекса «Гамбург Мессе», место встречи лидеров Двадцатки — группа людей начала жечь авто и громить витрины. Многие, и я в том числе, пошли посмотреть на беспорядки. Кто не успел спрятаться, получили свою дозу слезоточивого газа, — продолжает рассказ Ирина.

IMG_5499
Полиция охраняет покой Двадцатки. Фото: Алексей Маркин

Штерншанце — «левый» район Гамбурга, нечто среднее между гетто и местной туристической достопримечательностью. Здесь живет антикапиталистическая богема, субкультурная молодежь, беженцы; расположен знаменитый сквот Rote Flora, множество альтернативных кафе и социальных центров. Многие жители Штерншанце не только не возмущались действиями бунтарей, но и прятали их от полиции во дворах. Некоторые лавочки заблаговременно вешали на витринах стикеры против Двадцатки — их не трогали. Разгрому подверглись богатые магазины, филиалы банков и крупных телефонных компаний, а также дорогие авто.

IMG_5417
Типичные обитатели Штерншанце. Фото: Алексей Маркин

Большинство горожан, конечно, не в восторге от погромов, но мнения об их причинах далеко не однозначны. Многие видят их в необоснованных действиях полиции. Даже профсоюз немецких полицейских обвиняет власти в плохом планировании мер безопасности.

Митингующих обвиняют в том, что они не сняли маски. Но как быть с тем, что здесь, в отеле, под защитой полиции, живет делегация Саудовской Аравии, которая, как хорошо известно, снабжает ИГИЛ (организация, запрещенная в России), — спрашивает Ирина.

Павлу Снатенкову — двадцать. Он живет в Гамбурге, учится на программиста. Павел родился в Германии, в семье россиян. Как и Ирина, он считает, что именно полицейские спровоцировали конфронтацию.

IMG_5547
Фестиваль демократии против праздника плутократии. Фото: Алексей Маркин

— Общая картина такая: большие части города превратили в полицейский лагерь, от 20-ти до 30 тысяч полицейских согнали в Гамбург и над городом, начиная со среды, постоянно кружило несколько военных вертолетов. Станцию метро Mesehallen закрыли, поскольку там происходил саммит. Еще до начала саммита полиция запугивала приехавших демонстрантов, которые легально расположились в одном из парков у Эльбы, своими набегами. Били их, забирали палатки. Мне кажется, полиция впервые ведет себя настолько агрессивно. Наверное, это можно сравнить с русскими омоновцами, — продолжает он.

Да, поджоги были, камни кидали, витрины разбивали. Но хулиганов было мало, не больше сотни. СМИ умышленно отождествляют их с остальными, мирными протестующими. В какой-то газете я прочитал: «Гамбург ожидает 8000 склонных к насилию анархистов». Это полный бред, — говорит Павел.

x973hKILbxE-4865033659
Мирные протестующие. Фото: Алексей Маркин

— Случившиеся беспорядки в жизни города были, конечно, заметным событием, но абсолютно не стоит сводить весь протест недели саммита к дракам и поджогам, — говорит художник Алексей Маркин, живущий в Гамбурге с 2009 года. — Не совсем верно называть погромщиков «антиглобалистами». В немецких СМИ есть более точное указание на тех, кто стоит за беспорядками. Это активисты так называемого «Черного блока». Антиглобалистские взгляды довольно распространены и часто связаны с такой формой протеста как «гражданское неповиновение», но далеко не все протестующие готовы обратиться к насилию, как это делают активисты, одетые в черное.

IMG_5531
Костюмированное шествие. Фото: Алексей Маркин

В субботу в Гамбурге прошла другая демонстрация против саммита — под лозунгом «Вместе против G20». Несмотря на ночные беспорядки, она собрала 25 тысяч человек. В ней тоже принимали участие анархисты, но уже без масок. И на этот раз все прошло действительно мирно.

IMG_5418
Главные антигерои — Эрдоган, Трамп и Путин. Фото: Алексей Маркин

— В протестах участвовали разные люди, приехавшие со всей Европы и не только. Причины для ненависти к Двадцатке тоже у всех разные. Например, я шла на демонстрации вместе с иранскими и афганскими женщинами-беженками. Главные «антигерои» — Эрдоган, Трамп и Путин.

IMG_5465
Капиталистический спрут. Фото: Алексей Маркин

Местный брэнд прохладительных напитков — Fritz-kola — даже выпустил рекламные плакаты с изображением этой «троицы» и со слоганом: «Mensch wach auf!», «Люди, проснитесь!», — говорит Ирина.

Рядом с самыми радикальными «вандалами-антиглобалистами» в черных куртках на демонстрации шли дети, родители с колясками, пенсионеры, профсоюзники, какие-то религиозные организации. Я встретил несколько знакомых, бывших одноклассников. Люди несли плакаты, обращенные к полиции: «Мы протестуем мирно, а вы?». Других волновал вопрос о беженцах: «G20 — мы здесь не все, не хватает утонувших». Имелись в виду сирийские беженцы, погибшие во время попыток нелегально добраться до Европы. Или просто: «Идите с вашим G на все 20!», — рассказывает Павел.

Протесты нашли отклик у многих жителей Гамбурга. После того, как власти не разрешили приезжим протестующим разбить лагерь, местный университет разместил их в своих аудиториях. На улицах раздавали листовки с призывом принять «антиглобалистов» на постой в частных домах.

IMG_5406
В Гамбурге больше рады протестующим, чем президентам. Фото: Алексей Маркин

Одна из причин такого гостеприимства — раздражение против организаторов саммита.

Мнения горожан просто никто не спросил. Городской сенат отклонил петицию против проведения саммита, собравшую 15 000 подписей. В итоге весь город был перекрыт ради двадцати человек. Всюду полиция, в воздухе летают вертолеты, метро и автобусы ходят с перебоями, фирмы не работают… По сути, в городе был введен режим чрезвычайного положения, и платить за это придется гражданам. Но, главное, никто не знает, что на самом деле обсуждают мировые лидеры за закрытыми дверями, — говорит Ирина.

— К сожалению, мнение большинства горожан по поводу проведения G20 в Гамбурге теперь мы уже не узнаем, — говорит Алексей Маркин, — так как никакого демократического голосования не было предусмотрено. Внутренний голос мне подсказывает, что они проголосовали бы против; так же, как проголосовали против участия Гамбурга в борьбе за прием Олимпийских игр. Дело в том, что Гамбург, хоть и интернациональный город, но его горожане оберегают свой покой и относятся к такого рода международным событиям критически.

Опубликовано 10.07.2017 на сайте провэд.рф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *