Ален Кривин. Дорога к умам миллионов

Ален Кривин — один из немногих деятелей «Красного мая», оставшихся верными своим идеалам. В 1968-м он был лидером организации «Революционная коммунистическая молодежь», сыгравшей решающую роль в мобилизации студентов. Сегодня Кривин входит в руководство Четвертого интернационала и Новой антикапиталистической партии.

АЗ: Хочу начать с реформы трудового законодательства. На каком этапе сейчас находится противостояние с правительством по этому вопросу? И каковы перспективы?

А.К.: Думаю, вы знаете, что в Национальном собрании и в Сенате прошли довольно бурные дебаты. И правительство не имело в них большинства, потому что часть депутатов от Социалистической партии отказалась голосовать за эту реформу. Большинство населения категорически против этих законов, потому что они фактически отменяют все завоевания рабочего класса. В любом случае закон прошёл через парламент, потому что правительство впервые использовало это ужасное положение конституции, позволяющее провести, в сущности, любой закон без учёта парламентских слушаний.

Code-du-travail.3
«Левое» правительство Франции урезает трудовые права. Карикатура NPA.

Формально всё кончено, закон официально принят. Кажется, в общей сложности около восьми дней продолжались забастовки и уличные акции в Париже и многих других городах, но сейчас профсоюзы, организовавшие сопротивление, поддались разобщению и сомнению, потому что, с одной стороны, они должны отвечать на ярко выраженный протестный запрос со стороны народа и организовывать митинги, шествия и забастовки, с другой – они дают понять, что не хотят выступать против правительства.

В любом случае объявлено о продолжении протестных акций в сентябре, скоро должны определиться конкретные даты стачек и уличных акций. Многие рабочие предпочитают демонстрацию стачке, потому что боятся за свои рабочие места и зарплату, но есть и те, кто настаивает на необходимости стачки, – а мы с самого начала последовательно проводили лозунг о всеобщей забастовке, – в результате протест впадает в смятение, дезорганизацию. Как бы то ни было, профсоюзные лидеры приняли решение продолжить борьбу в сентября. Посмотрим, к чему это приведёт.

Активисты и активистки NPA во время протестов против трудовой реформы.

Мы находимся в парадоксальной ситуации: большинство во Франции, очевидно, настроено резко против трудовой реформы, но в то же время люди не готовы присоединяться к забастовке, выходить на улицы. В первую очередь это связано с позицией профсоюзов и политикой так называемого «левого» правительства, ­– не забывайте, у нас у власти «левое» правительство, – и в этом положении нам трудно чего-то добиться.

А.З.: Сейчас многие говорят о поднимающейся волне правого популизма в западных странах: Трамп в США, консерваторы в Великобритании, популисты в Италии, ультраправые в Греции, националисты во Франции и т.д. Что вы об этом думаете, является ли это неким новым феноменом?

А.К.: Мы видим проявление грандиозного противоречия современной политической ситуации в мире: теоретически мы должны наблюдать рост антикапиталистического движения, но в действительности всё происходит наоборот. Политические силы рабочего движения – профсоюзы, социал-демократы и даже радикальные левые – находятся в глубочайшем кризисе в Англии, во Франции, в Греции и в Евросоюзе в целом.

Движения, о которых упоминается в вопросе, оказались способны схватить известные антимигрантские предрассудки крайне правой идеологии, а некоторые из них представляют откровенный расизм. В ситуации, когда все правительства проводят правую политику, люди колеблются в своей борьбе и в отчаянии готовы пойти за лидерами, делающими ставку на коррупцию, противостояние политическому истеблишменту и мигрантофобскую риторику.

Из-за экономического кризиса большинство населения выступает против того, чтобы принимать мигрантов. И мы видим, как основные политические силы в Англии, во Франции, в Греции, в Италии оказались готовы сыграть на этих настроениях и влиться в ультраправые течения, фашистские или нет, но в любом случае националистические. Это становится проблемой даже среди левых во Франции, о чём отлично свидетельствует правый дрейф Жан-Люка Меланшона. Эти французские левые исходят из хорошей антикапиталистической программы, они противостоят даже реформизму профсоюзов, но их главная слабость – вера в институты: они говорят, что идут бороться, в действительности же они идут за электоральной победой в рамках существующих институтов.

А.З.: Среди некоторых российских левых есть довольно популярное, но явно не проговоренное, мнение, что нам не удаётся создать политическую силу, потому что путинский антидемократический режим не позволяет этого сделать. Но мы видим похожую ситуацию в свободных западных странах, у левого движения здесь тоже не получается заметным образом вторгнуться в политическую борьбу. Что не так с левым движением?

Я думаю, притом, что многие наши идеи популярны, нам сегодня не хватает убедительности. Очень сложно объяснять людям, почему расизм неприемлем, почему капитализм несёт ответственность за последствия политики строгой экономии, за экологические проблемы и так далее. Но мы должны научиться давать эти объяснения, ведь сила крайне правых как раз в том, что они подменяют эти сложные рассуждения простыми формулами.

Сейчас мы пытаемся придерживаться программы, не скатываясь в сектантство. Нам нужно сохранить последовательную антикапиталистическую интеранционалистскую программу, при этом не попав в ситуацию, в которой на её защите только мы сами и остаёмся, но напротив, необходимо взаимодействовать с миллионами людей.

Иными словами, вопрос в том, как завоевать эти миллионы. У нас не получается сформулировать объяснения существующих социально-экономических проблем и соответствующие им требования на понятном людям языке, мы не можем донести до них нашу точку зрения. В наших требованиях мы должны увидеть не своё собственное отражение, но дорогу к умам миллионов. Это и есть вопрос убедительности, которой нам так сильно недостаёт сегодня.

Текст: Александр Замятин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *