Левые перед выборами

Занять осмысленную позицию по отношению к этим «выборам» — почти такая же задача, как вычисление квадратуры круга. Сложность — не в отыскании меньшего зла и даже не в пресловутой «честности», а в том, как относиться к «выборам» в системе, не являющейся парламентской. Можно ли в этих условиях предложить альтернативу, которая не сводилась бы к пассивности и самоубаюкиванию?

Дума, в том виде, в котором она существует, по крайней мере, с середины 2000-х, когда Борис Грызлов нарёк ее «не-местом-для-дискуссий»  — это никакой не парламент. Это раздутая и неэффективная канцелярия при исполнительной власти, в необходимости которой сомневается почти половина населения. Представленные в Думе четыре «системные» партии — это никакие не партии, а их бюрократические имитации, полностью зависимые от Кремля, разделяющие с ним ответственность за все одиозные решения и действующие в рамках консенсуса: «Нет Путина, нет России». Это — избирательные машины, функционирующие благодаря административному ресурсу и выученной политической беспомощности населения. «Конкуренция» между ними — никакая не конкуренция (если кто-то в этом еще сомневался, раздел одномандатных округов должен был покончить с этой иллюзией).

Наконец, сами выборы — это никакие не выборы, не перезаключение общественного договора, не способ что-то изменить, а, скорее, присяга, которую население должно периодически приносить, чтобы обеспечить преемственность власти.

Примерно как те обряды, которые совершали архаические народы, чтобы весна опять наступила или Нил снова разлился.

Власть прилагает все усилия, чтобы выборы не вышли за рамки рутинной процедуры, ритуала. Поэтому и бессмысленны призывы к бойкоту: поговорка «голосуй — не голосуй…» — именно тот мессидж, который и должен быть считан населением. Низкая явка, достигнутая за счет дисциплинированных старушек, бюджетников, курсантов и пациентов психлечебниц, это именно то, что нужно.

Беда в том, что не более осмысленны и призывы участвовать в голосовании или наблюдении за его ходом. Лозунг 2011 года: «Голосуй за любую другую партию, кроме «ЕдРа» и тогда расценивался многими как вводящий в заблуждение. Сейчас же, когда мы имеем четыре «партии власти» в собрании, лишенном всякой власти, он и вовсе утратил всякий смысл.

На прошлых выборах некоторые левые призывали голосовать за «хороших людей», профсоюзных и социальных активистов, баллотирующихся по спискам «СР» или КПРФ. Возникли даже недолговечные надежды, что эти партии способны «переродиться» под влиянием общественного подъема. Таким иллюзиям больше не может быть места.

Все мракобесные, репрессивные или просто безумные законы, все интервенции и антисоциальные меры последних пяти лет осуществлялись с попустительства, горячего одобрения и при активном участии системных «левых».

Они заслуживают строжайшей люстрации, а не сколь-угодно «критической» поддержки. «Хорошие люди», по-прежнему пытающиеся использовать КПРФ или СР как политический трамплин или источник ресурсов (нередко оправдывая это тем, что в регионах часто отсутствуют иные возможности политического участия) неизбежно заходят в тупик.

Но, может быть, левому избирателю стоит проголосовать за те партии, которые более «социальны»? Пусть это партии элиты, но ведь, как элита, как известно, неоднородна. Неолибералам из Минфина противостоят «государственники», условному Кудрину — условный Глазьев. Увы, это заблуждение. Предвыборная агитация переполнена популистскими обещаниями и критикой правительства (что же еще обещать и кого критиковать, если тема политических реформ табуирована, а фигура Путина — сакральна). Однако всё это не имеет отношения к реальным разногласиям внутри правящего слоя.

Не существует никакой «левой» башни Кремля, есть лишь башня, стилизованная под китайскую пагоду. Пресловутый «китайский путь» — это путь государственного капитализма и финансового национализма, предполагающий по-китайски жестокие методы эксплуатации дешевой рабочей силы и подавления гражданских свобод, но отнюдь не борьбу с бедностью или поддержку социальной сферы.

Обещания «честных» тарифов ЖКХ, повышения зарплат или бесплатного здравоохранения без намерения устранить прожорливую пирамиду «друзей Путина» — не более чем социальная демагогия.

«Единая Россия», заявляющая устами Дмитрия Медведева, что «денег нет» — по-своему честнее, чем её популистские оппоненты. Денег, действительно, нет и не предвидится, пока не будут сокращены военные расходы и проведена экспроприация олигархов.

Единственным подобием интриги на этих скучных выборах является вопрос о том, вернется ли в Думу «Яблоко». Голосование за «Яблоко» — сравнительно безопасный способ распорядиться избирательным бюллетенем. «Яблоко» — партия, скорее, интеллигентская, чем буржуазная, скорее социал-либеральная, чем неолиберальная. При желании яблочном «пироге» можно найти даже социал-демократические и феминистские ингредиенты, а среди кандидатов — таких людей, как профсоюзный лидер Этманов и левый политзэк Кавказский. И если уж «хорошим людям» из числа левых непременно нужно попытать счастья в институциональной политике, то менее «зашкварно» делать это, используя ресурс «Яблока», чем реакционной КПРФ, в тени которой по-прежнему обретается значительная часть левых, считающих себя несистемными.

Однако даже наилучший результат, достигнутый «Яблоком» (согласно оптимистичному прогнозу ВЦИОМ — 5,9%), не внесет ничего качественно нового в российскую политику, разве что чуть-чуть подмажет реакционный автократический режим либеральным миром.

Если мы считаем нереальным путь постепенного реформирования нынешней системы, если считаем, что смена режима является предпосылкой любых сколько-нибудь прогрессивных реформ, то прохождение единичных оппозиционеров в безвластную и сервильную Думу не несет в себе угрозы status quo.

Радикальные левые (даже если бы они находились в лучшей политической форме) не смогли бы принять активного участия в думской кампании, но это не значит, что достаточно просто осудить выборы как буржуазный обман и пойти спать. Как верно отметил  Александр Замятинв статье «Три с половиной тезиса о выборах»,

«Участие в политической борьбе… позволяет движению приобрести качества, необходимые для создания реальной политической силы: опыт живой агитации среди деполитизированных масс, опыт открытого дебатирования с политическими оппонентами и, наконец, место в общественно-политическом информационном пространстве. Важно, что даже в том зачаточном состоянии, в котором мы находимся, можно начать работу в этом направлении».

Такой тренировочной площадкой могут стать муниципальные выборы, которые состоятся в Москве в сентябре 2017 года. Органы местного самоуправления предоставляют как больше шансов на успех независимых кандидатов, так и возможностей для непосредственного взаимодействия с трудящимися, что, безусловно, является нашим приоритетом. Однако для того, чтобы левые были в состоянии провести такую кампанию (и не только в Москве), необходимо восстановить и перестроить левое движение.

Эта перестройка должна включать в себя выработку политической, а не идеологической, широкой, а не сектантской программы левых сил (неплохим примером этого служит дискуссия, результатом которой стала«Платформа в защиту общества»).

Она подразумевает также поиск компромиссов и форм объединения левых групп, а также пересмотр тактики и методов нашей деятельности исходя, в том числе, из политической прагматики. Не стоит думать, что этот процесс будет легким и безболезненным. Тем не менее, выход из зоны комфорта является насущной необходимостью. Впрочем, это уже тема другой статьи.

Иван Овсянников. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *